Великий Кристалл. Россия, конец XX века

  Альтруизм RU : Технология Альтруизма >>   Home  >> БИБЛИОТЕКА МАРГИНАЛА >> СОЮЗНИКИ >> На путях к новой школе >> No 3 2003 год >> Великий Кристалл. Россия, конец XX века >>
https://www.altruism.ru/sengine.cgi/5/7/8/12/22


Подростки и сети

Михаил Борисович Кордонский

Одесса,
педагог, журналист, исследователь закономерностей развития неформальных сообществ

Великий Кристалл. Россия, конец XX века

В Великую Отечественную Войну Советского Народа против немецко-фашистских захватчиков (всё без кавычек) люди прятали еврейских детей. Что, так любят евреев? (Кавычки по усмотрению читателя.) Упаси Бог, я не обвиняю народы СССР в антисемитизме. Но и в особой любви тоже замечены не были... Однако, прятали! Потому что от фашистов? Или потому что детей?

А воров в народе любят? Нет, не тех, что с завода-колхоза тащат домой, а кто из дома? Вы сможете приютить ребенка-вора? Поселить его там, где деньги лежат на холодильнике, а обручальные кольца - на телевизоре? Ведь ваш собственный ребенок украсть не может. Теоретически. Он, в крайнем случае, может взять без спроса. Украсть может только чужой: гостящий, приемный, приблудный, пасынок. И если уж кто про кровного сына скажет таким словом, значит, пора призадуматься: а существует ли еще его Семья? Ваш родной не может также навести на собственный дом выросших и уже профессиональных воров. Он, в крайнем случае, случайно проболтается, кому не следует, под каким ковриком лежит ключ. А чужой может и не случайно...

И все-таки в России есть семьи, дающие приют беспризорным детям.

"Ему 11 лет, а моему младшему 12. Мой познакомился с ним в магазине дисков, они любят одну музыку. Он живет в подвале около котельной. Мой попросил для него еды и старой одежды. Он стал приходить к нам обедать. Остался ночевать. Потом жить. Деньги пропали из кошелька. Я поговорила с ним: как же так, мы к тебе всей душой, попросил бы, если надо. Он отмалчивается. Когда еще раз деньги пропали, муж сказал: или он или... Вот вижу его иногда на улице, покупаю что-нибудь поесть..."

"Мы познакомились с ними на реставрации церкви. Они, зачуханные совсем, из интерната в той же деревне, приходили - интересовались фресками. Одному 9 было, другому 10. Интернат их давно закрыли. Живут они где и как, мы не всегда знаем. Может, в общежитиях каких. Приходят к нам поесть, иногда гостят неделями, месяцами."

"Он сначала дружил с нашей дочкой, потом у нее появился другой, а он все приходит, иногда ночует, книги читает. Все, что попросишь по хозяйству - сделает в точности. Мать у него алкоголичка, квартира продана. Пришли рэкетиры: брат его что-то украл, давай 500 долларов. У меня зарплата 60, у жены - 70. И своих трое. Отвез я его в халабуду на дачный участок, с ящиком консервов и сухарей. Два или три месяца он там жил. Потом с братом как-то заглохло, он вылез. Мать вышла из тюрьмы, и свидетельство о рождении нашлось. Живут они у соседей по своей бывшей квартире. А к нам теперь девочка приблудилась со двора, тоже мать то ли в наркоте, то ли в пьяни. Вот, живет: где на пятерых по куску есть и на шестого найдется..."

В 60% случаев это кончается кражей, и средний срок пребывания такого ребенка в доме составляет 1 месяц. В остальных история удлиняется, и в исключительных растягивается на десятилетия. 80% опекаемых - мальчики. 70% опекающих - полные семьи, 20% - неполные (у большинства - больше одного своего ребенка). Есть и одинокие люди - холостяки, пенсионеры. Определенный процент составляют коммуны, тусовки, системы, экспедиции и прочие неформальные команды.

Откуда статистика?

Некоторые из этих людей, семей, со своей горечью разочарования, или со своим упорством безнадежного благородства, и со своей душевной болью за сотни тысяч, как после большой войны, сирот, нашли друг друга, встретились, или списались, или созвонились, и составилась тончайшая, как паутинка, и редкая, как суп пенсионера, сеточка связей. Чуть-чуть гуще она на Урале, а ошметки торчат в зарубежной ныне Украине... Намечаются среди них свои функционеры, в том числе самодеятельные считатели процентов. О достоверности этой "социологии" говорить трудно. Но, несомненно одно: на наших глазах пытается родиться новое общественное движение. Благородное, общественно-полезное, пытающееся помочь стране излечиться от одной из страшных ее болезней, и... тайное.

Эти люди рискуют. Многим.

Прослыть ненормальными чудаками среди власть имеющих апологетов дикого капитализма. Считающих, что на континенте Мерканской Мечты, с которого нам всем, конечно, следует сдирать пример, никто никого даром не приючает и не кормит.

Вранье это все! В Америку плавали, аборигенов оттуда привозили. Американцы нам говорят: "Вы не ту Америку у себя строите. Это в Колумбии никто ничего не делает даром: чтобы показали пальцем дорогу, надо заплатить доллар. Там-то дети и живут на мусорных свалках и питаются опиумом. А в Соединенных Штатах половина взрослого населения (и 80% белого) добровольно и бесплатно работает по 4 часа в неделю на благотворительных работах. А в Канаде вообще нет детских домов. Сироты и беспризорные - есть, они все живут в семьях".

Но то за океаном. А здесь почти все "расширенные семьи" категорически отказываются от публикации своих имен в печати.

Рискуют они еще и имуществом, которое крадется, и болезнями, могущими перескочить в дом, и тем, что за таким ребенком может тянуться "хвост" от одной из многочисленных ветвей власти: оперативно-следственной, судебной, бандитско-рэкетирской, санитарной...

В мировой фантастической литературе распространен сюжет о мгновенном переходе в другую Вселенную через грань некоего мистического Кристалла. У русского писателя Владислава Крапивина свойством такого перехода обладают только дети. И другие Вселенные у него до боли похожи на Россию. Они похожи на Россию гораздо более, чем грязный космос вокзалов и ночлежных подвалов на мир нормальной русской семьи. Грань Великого Кристалла - это порог любого дома, где верят, боятся, просят. И таких граней, таких домов в России столько, что хватило бы всем беспризорным трех континентов. Если бы россияне перестали стесняться собственного благородства. (Эх, "Если бы парни всей Земли..."). А пока светлое "если бы" не настало, кто-то из почитателей Крапивина пытается наречь новое общественное движение "Великим Кристаллом"...

 

Послесловие XXI века

С 1995-го по 1998-й год я работал с этой идеей. Сделано было немного, но что-то. Мы с коллегами создали в Одессе клуб "Чужой ребенок", оповестили о нем прессу. Членами клуба стали несколько десятков семей, в которых жили чужие дети, мы добывали для них гуманитарную помощь, пытались помочь в конкретных просьбах. Очень часто для этих людей было важно просто встретиться, поговорить друг с другом, узнать, что они не одни такие на свете. Были и несколько случаев "перехода через грань" с использованием секретных адресов электронной почты, паролей, зашифрованных писем и т.п. Известен как минимум один "сходивший" ребенок, теперь уже взрослый состоявшийся человек, который вылез из беспризорности, социализовался, живет своей жизнью. Помог ли ему Кристалл? Трудно сказать. Мы и наши друзья "по ту сторону грани" ему помогли, это точно. В 1998 году Украина устрожила пограничный режим, возить чужих детей стало очень сложно и наш "Чужой ребенок" захирел. Насколько мне известно, постепенно заглохли и другие группы, которые как-то ассоциировали себя с "брэндом" Кристалл.

Но в процессе работы я многое узнал о проблеме "чужих детей", а за прошедшие годы мои взгляды пополнились и эволюционировали.

Факты, описанные в статье 1997 года, вовсе не являются уникальными. Временное или даже постоянное проживание детей в семьях родственников ближних и дальних, друзей родителей, соседей и даже формально "совсем чужих" - массовое социальное явление. У каждого народа, каждой культуры, этноообразующей религии существуют свои особенности, но ничего феноменально русского (украинского, белорусского, советского) в нем нет. По совершенно другому, не этнокультурному признаку, я бы выделил два типа стран, в которых формы этого явления различны. Этот признак - индекс беззакония.

В странах с сильной властью и высоким уровнем законности подавляющее большинство случаев приючения легитимно, то есть оформлено юридическими процедурами. Таковы все процветающие страны, потому что в мире, наверное, и не может существовать процветающей страны с высоким индексом беззакония. В законопослушных странах неевропейских культур могут меньше внимания уделять бумагам, там легитимный вес может иметь устное, сказанное при свидетелях слово авторитетного человека. В Израиле это может быть слово раввина, но бумаги все равно надо оформлять, и их оформят... потом, когда-нибудь.

В странах со слабым государством, высоким индексом беззакония, коррупцией, и неизбежной при этом бедности происходит все то же самое, только без оформления, что на юридическом языке и называется: нелегально, незаконно. Собственно, высокий индекс беззакония и означает, что большая часть событий в стране происходит вне правового поля. "Приючение" детей в слаборазвитой стране, может быть, происходит даже в больших масштабах, чем в развитой, потому что больше масштабы самого сиротства. А народные традиции, несмотря на этнокультурную разность их реализации, продолжают действовать. Приютить ребенка родственника - ближнего, дальнего, да и чужого сироту - добродетельный и необходимый поступок почти для всех народов и религий мира.

История с Кристаллом (точнее - с серией публикаций в разных СМИ о нем), по сути - попытка создать в беззаконной России легитимное общественное движение, сеть общественных организаций. Если это был случайный всплеск, флуктуация общественной активности, то его можно назвать обреченным. Если это была осмысленная попытка какой-то группы людей, то попытку можно назвать провалившейся. Нашли бы себе хорошего спонсора, создали бы свою НКО и благополучно работали бы сейчас в ее региональных отделениях. Что и делают сейчас их более удачливые коллеги. Живут в созданной красивыми бумажками с печатью парламента законодательной утопии и как будто не замечают того, что западные методы социальной работы в отрыве от западной же законности неэффективны - фиктивны. Эта возня похожа на кормление лошади через карбюратор.

Что касается вызвавшей много дискуссий "Кристалльной конспирации", то это вообще не существенный момент. Неудачная попытка конституировать то, что на Западе называется "тайной усыновления". Наши семьи из "Чужого ребенка" не хотели, чтобы их имена фигурировали в бухгалтерской ведомости на "гуманитарку". Без всяких кристальных штучек, заменив в документах слово "конспирация" на слово "конфиденциальность", нам всегда удавалось договориться с чиновниками.

Так что, в полном соответствии с произведениями живого классика, можно сказать, что вся Вселенная - это Кристалл. А можно и не говорить...



Altruism RU: Никаких Прав (то есть практически). © 2000, Webmaster. Можно читать - перепечатывать - копировать.

Срочно нужна Ваша помощь. www.SOS.ru   Rambler's Top100   Яндекс цитирования