Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Школа для подросткаШкола для подростка

На границе 5-6 классов для школьных педагогов заканчивается благостное, относительно благополучное время общения с младшими школьниками.

Они не узнают спокойных и милых малышей в столь активных, часто агрессивных и вечно проказничающих 5-6-7-классниках. Такое ощущение, что злой джинн, доселе томившийся в бутылке, вдруг вырвался наружу. Именно в это время и начинается ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ШКОЛЯРОВ И ШКОЛЫ, много раз описанное в мировой литературе.

Одни в этом винят подростков, другие считают, что это нормально, так и должно быть.

Мы предлагаем подумать над тем, что нужно изменить в самой школе, для того, чтобы она стала ШКОЛОЙ ДЛЯ ПОДРОСТКА.




Вадим СЛУЦКИЙ,

Петрозаводск,
преподаватель русского языка;

Андрей ДОМБРОВСКИЙ и Константин ЖУКОВ

педагоги из Санкт-Петербурга;

А.Б. ,

участник, пожелавший остаться анонимом;

Михаил ЭПШТЕЙН,

модератор разговора.

Как учителя искали точку опоры

Я всегда относился к компьютеру более чем спокойно, без придыхания: ну, да, замечательное техническое средство, очень помогает в работе, но не более того, ничего принципиально нового с его появлением в человеческих взаимоотношениях не появилось.

А в этом году коллеги из педагогического клуба "Новая еврейская школа" предложили мне стать ведущим одного из направлений открытого ими Виртуального методического центра.

Клуб объединяет педагогов, работающих на всем пространстве бывшего СНГ (и не только). Участников разделяют огромные расстояния и часовые пояса. Регулярное общение, понятное дело, затруднено. Но для желающих общаться и вместе реализовывать совместные проекты любые преграды преодолимы. Проект "Виртуальный методический центр" позволил тем, у кого есть доступ к компьютеру, и Интернету участвовать в тематических рассылках и он-лайн лекциях, реализовывать совместные проекты, не уезжая из своего города:

Вот когда я, наконец, проникся уважением к возможностям интернет-технологий! Незабываемое ощущение: когда я сам сижу в Петербурге около компьютера, читаю лекцию, а меня слушают, задают вопросы, высказывают свои мнения коллеги из Хабаровска, Москвы, Таллинна, Днепропетровска, Иерусалима, Киева, других районов Петербурга: Вот она - сеть - в действии!!!

В этом номере, с разрешения участников, мы решили предложить вашему вниманию отрывок одной из заочных дискуссий. Авторами этого текста можно считать всех участников нашего заочного разговора: Вадима Слуцкого, преподавателя русского языка из Петрозаводска; Андрея Домбровского и Константина Жукова - педагогов из Санкт-Петербурга; А.Б., участника, пожелавшего остаться анонимом; ну и, наверное, меня тоже, выступившего (как это модно теперь называть) модератором этого разговора.

Будем рады, если и вы - читатели нашего журнала - присоединитесь к этой заочной дискуссии.

Михаил ЭПШТЕЙН


А.Б. :

На нашу школу обрушился попечительский совет школы и родители. Им всем хочется, чтобы мы относились к детям, как к комкам глины, из которых нужно вылепить конкурентоспособного на рынке высшего образования абитуриента. Личность ребенка, его здоровье, способности во внимание не принимаются. Все ошибки родителей, включая пьяное зачатие, должны исправить учителя.

Наши педагоги, боясь потерять работу, превратились в настоящих репетиторов, натаскивают отлично, но ученикам от этого только хуже: у них нет свободы воли, права выбора, ответственности, просто удовольствия от учебы, зато есть постоянный стресс, страх быть хуже, не выдать должных результатов.

Большинство наших учеников, как после парника, просто не приспособлено к жизни, не способно в ней ориентироваться, растеряно, они не могут и не хотят учиться самостоятельно, без натаскиваний педагогов. С первого курса бросают вузы, чтобы заняться бизнесом или заработать денег за границей бебиситерами, а то и стриптизершами.

Вы никогда не задумывались о том, что мы просто обманываем своих учеников, когда говорим: "Учитесь, дети, и у вас в жизни все будет: любовь, счастье, деньги, семья!" Они верят нам. В этом году я выпустил двенадцатый класс. Одна моя выпускница недавно призналась: "Вы говорили, что нужно поступить в вуз и тогда все будет хорошо, а мне там плохо, противно, гадко, мне кажется, я себя продаю за бумажку диплома!" А если она получит диплом и придет ко мне с вопросом: "Зачем я училась, меня тошнит от этой работы?"

Вот мой вопрос: Как сделать так, чтобы не мешать им жить, как им хочется, ведь у них есть право набить свои шишки? Но при этом нужно оставаться учителем, где эта золотая середина?

Недавно я попросил своих семиклашек доказать мне, почему нужно делать домашние задания и почему нет. Три аргумента за и три против... Никто из них не написал, что ему просто интересно учиться и поэтому хочется делать домашние задания...

В десятых классах мы писали по три аргумента "за" и "против" на тему "Образование - путь к успеху?" Один мальчик из двух классов (из 35 человек) написал, что ему познание доставляет удовольствие и наслаждение, все остальные лепетали по поводу хорошей работы в будущем, а одна успешная ученица не выдержала и написала: "Нужно получить блестящее образование для достижения успеха в будущем, но как я ненавижу эту учебу, как мне вытерпеть эти годы!"

Когда я начинаю об этом думать, мне хочется написать заявление об уходе... Стоит ли вообще чего-то наш труд, если он вызывает такое неприятие у детей?

 

Вадим Слуцкий:

... Почему дети часто ненавидят школу? Потому что они чувствуют ( хотя и не могут ясно выразить это), что школа - НЕ ДЛЯ НИХ, они там только что-то вроде винтиков, то есть получается, что средство - как раз они. Вот этого допускать нельзя. Они - цель, не средство.

И если так строить учебный процесс: если ребенок чувствует, что это все ДЛЯ НЕГО, чтобы он стал умнее, лучше и т.п. - что цель учителя в этом, он не может не любить школу.

Второе - обязательно организовать ситуацию УСПЕХА в обучении для каждого ученика: он должен чувствовать, что растет, успешно преодолевает трудности - это самый радостный процесс для человека - процесс личностного роста. Как это делать - разговор особый: в письме всего не скажешь. Но можно потом поговорить и об этом.

Наконец, школа - это мини-социум. Поэтому отношение учителя к детям, отношения в детском коллективе - человеческие отношения - это важно чрезвычайно. А их создает и организует учитель. Опять же как это делать - особый разговор.

Ребенок в школе должен чувствовать себя как цветок, который поливают, окапывают, который греет доброе солнышко. Вот это все организовать должны мы, педагоги. Воспитание - это "забота садовника". Учитель - очень важная роль, и если научиться работать по-настоящему - то это и большое счастье - быть учителем. Мои самые лучшие друзья - это мои ученики. Смысл и радость всей моей жизни - школа и "мои дети", как я их всегда называл.

...Пока что только два совета: не ждите, что вдруг произойдет что-то, что откроет Вам смысл Вашей работы - его надо найти, это долгий кропотливый труд, он растягивается на годы. ...И второе. Читайте хорошие педагогические книги: читайте по 10, 20 раз одно и то же - я уверен, иначе ничего нельзя понять в них, но не пытайтесь механически все переносить в свою работу, наша работа - творческая ( как работа актера, композитора ). Хорошие авторы ПОКАЗЫВАЮТ ПУТЬ - дают то, чего как раз не хватает Вам - показывают, как СТАТЬ СЧАСТЛИВЫМ в нашей работе. Какие это книги? Вы их знаете. Это "Педагогическая поэма", это "Лето в Михалувке" Корчака, это "Мой класс" Ф.А.Вигдоровой, это письма Макаренко к Горькому, это, конечно, "Сердце отдаю детям" Сухомлинского.

 

АБ - Вадиму Слуцкому:

... Прошу Вас помочь мне подготовить родительское собрание.

Я отнюдь не робкого десятка и проблема это не только моя. У нас в школе многие учителя в ужасе от предстоящих весенних родительских собраний. Думаю, это потому, что родители активно вторгаются в учебную ситуацию (некоторые даже подслушивают за дверью кабинета), но, не будучи в нее посвященными, начинают "качать права", подозревая во всех грехах учителя.

Наверно, это происходит потому, что обычный человек сейчас во всех сферах жизни чувствует себя ограбленным, и у него развивается легкая паранойя, подкрепляемая личными травмами, нанесенными школой в детстве.

Собственно говоря, родители моих учеников делятся на три категории:

1) "простаки" - те, которые никогда ничего не поймут, сколько ни объясняй,

2) "агрессивные" - те, которые настроены против школы и во всех неудачах ребенка винят учителей и угрожают уходом из школы,

3) "союзники" - те, которые понимают, что учителя хотят помочь их ребенку, и доверяют учителю и школе.

Мне повезло с родителями, потому что шесть семей дружат между собой и очень благожелательны к школе. Но даже они очень боялись первой встречи со мной и после собрания с облегчением сообщили предыдущей классной руководительнице: "Он неплох, обижать(!!) детей не будет".

Мне нужно так построить с ними со всеми отношения, чтобы "простаки" не мешали своему ребенку развиваться, "агрессивные" стали "союзниками", а "союзники" помогали бы школе развивать их ребенка личностно. Тогда, может быть, мне удастся смягчить влияние семейных проблем на личность ребенка, он станет более уверенным в себе, более любимым и более счастливым.

Что вы мне посоветуете?

За список книг спасибо. Я не только сам перечитаю, но и попрошу родителей их почитать.

 

Андрей Домбровский:

Мне кажется, я очень хорошо понимаю ситуацию А.Б. - последний раз, когда меня увольняли из школы, это было отчасти под давлением родителей, которые требовали "четкого соблюдения программы". Наверное, можно сказать много слов о том - "Почему?", однако, это не очень поможет ответить на вопрос - "Что делать???". Мой вывод из моей ситуации был в том, что, прежде, чем менять обучение детей, надо начать что-то делать с родителями (так я закончил Дневной народной школой). Не хочу предложить А.Б. бросить учить детей и начать учить родителей, но, как я думаю, есть только одна защита против родительского комитета, общины и т.д. - это сам родительский комитет, община и т.д. Иными словами их необходимо вовлекать в активное обсуждение вопроса "Как и зачем учат их детей" (странно об этом говорить, ведь по существу это их естественное право. Но сколь долго об это право вытирали ноги ... сами же учителя). Следующий вопрос - как это сделать? И, думаю, что важно сделать этот шаг открыто (т.е. если действительно признается их право, в том числе и право ошибаться) и, во вторую очередь, технически правильно - чтобы обсуждение оказалось продуктивным и ведущим к реальным действиям.

 

Константин Жуков:

Абсолютно согласен с мыслями Андрея Домбровского (и солидарен с чувствами) о необходимости что-то делать с родителями. И, согласен, что, по крайней мере, можно начать с привлечения их к обсуждению содержания образования. Правда, опять же, в большинстве родители не готовы и к этому. Я посещаю иногда родительские собрания. У всех почти позиция такова: мы вам детей отдаём, это ваши проблемы, как и чему вы их тут будете учить. Главное, чтоб оценки были хороши, и в ВУЗ поступить было полегче. А у нас свои заботы, мы деньги зарабатываем. И, тем не менее, эта позиция очень даже доступна для коррекции.

 

Вадим Слуцкий:

Здравствуйте, АБ! Я сегодня послед-ний день на больничном и поэтому есть возможность продолжить наше виртуальное общение, чему я очень рад, потому что есть еще что сказать. Сегодня перечитал Ваше первое письмо. Во-первых, если бы я был директором школы, я был бы очень рад, что у меня работает такой учитель: настолько преданный детям и неравнодушный. Хотя я не уверен, что Ваш директор это понимает.

Ваше беспокойство за "своих детей", конечно, оправдано. Да, очень больно, когда "наши дети" становятся бебиситерами или стриптизершами.

Виновата ли школа в подобной судьбе своих выпускников? Конечно! Еще как виновата. И Ваша школа виновата. Потому что задачи не столько даже обучения, сколько обучающего тренинга, даже, можно сказать, натаскивания у Вас ставятся главными, а воспитательные задачи то ли вообще не ставятся на уровне школы, то ли ставятся как побочные, неглавные. Прежде всего школа должна детей ВОСПИТАТЬ. И за это - за то, чтобы в школе было полноценное воспитание, чтобы школа работала ради счастья и блага каждого своего ученика - за это каждый учитель должен бороться. Не в том смысле, что построить у входа в школу баррикаду, взять пулемет и засесть там, выдвинув требование: или всех убью, или пусть будет у нас воспитание - бороться по-разному можно.

Я реалий Вашей школы не знаю, и не могу ничего сказать здесь конкретно. Но то, что воспитывает не столько отдельный педагог, сколько весь педколлектив и вся школа в целом (читайте Макаренко) - это факт. Поэтому, если Вы работаете в плохой (в воспитательном смысле) школе, то не стоит удивляться, что результаты именно таковы, каковы они есть.

Вы пишете, что многие Ваши учителя, "боясь потерять работу", превратились в репетиторов, тренеров, а не педагогов. Если человек "живет, чтобы есть", если его главная цель - не потерять работу, это не педагог (и даже не человек). Правда, тут есть другой момент: видимо, их ставят в такое положение, когда оставаться человеком трудно. Значит, нужно четко отрегулировать взаимные права и обязанности родителей и педагогов. Родители могут вмешиваться в школьные дела только на основании четко прописанных правил и только через попечительский совет, и должно быть оговорено, что определять педагогические цели, суть педагогического процесса - это дело педагогов, а не родителей. У педагогов должно быть чувство собственного достоинства, своя профессиональная позиция, и они должны работать ради детей, а не ради своего собственного биологического выживания. Поставьте этот вопрос, в конце концов, на педсовете (если это возможно в Вашей школе, повторяю, я не знаю обстановки).

Помните, у Р.Бернса в его знаменитой книге "Развитие Я-концепции и воспитание" есть такая концепция: Школа-фабрика и Школа-семья. У Вас там школа-фабрика. А воспитывать способна только школа-семья.

Теперь несколько основных моментов - как строить педагогический процесс, чтобы он воспитывал, а не только учил.

Каждому ребенку нужно дать возможность выразить свою индивидуальность и найти себя в коллективе сверстников.

Это вопрос организации Вашей работы с детьми, прежде всего, в классе.

Например, сидит девочка, робкая, малоспособная, даже говорить она в классе не может (заикается, стесняется), медлительная. К чему приведет - в воспитательном плане - ее учеба в школе? К тому, что она всю жизнь будет себя чувствовать человеком второго сорта? Понятно, этого допустить нельзя. Но у таких девочек всегда есть свои достоинства: они добрые, отзывчивые, часто глубоко понимают других людей (психологически тонкие), готовы всем помогать. Вот это надо использовать. Надо найти такую работу этой девочке, которую только она согласилась бы делать - для всех - и чтобы все ее научились ценить именно за то, что в ней есть хорошего. Это нужно суметь организовать.

И так каждый ребенок должен найти свое место - в соответствии со своей индивидуальностью. Вот у меня сидит в этом году такая девочка в 6-м классе. Она - ребенок с больной душой. Она хочет все время быть в центре внимания, хочет, чтобы спрашивали только ее. У нее блестящие способности, лошадиная память, крайне болезненное честолюбие - учебники она выучивает просто строка в строку, но мыслит стандартно, малоинтересно, хотя жутко грамотная и пр. Она "врединка" (я ее так прозвал, как ни странно, я даю детям прозвища, и иногда даже в глаза их так называю, вот и ее я иногда так зову при всем честном народе - ничего, она не обижается, хотя обидчива ужасно, и, кстати, у нее нет чувства юмора): постоянно следит за речью учителя, и стоит тому допустить хоть малейшую помарку - она злорадно и громко поправляет (она очень маленькая, но голос у нее громкий).

Что это было в начале года - Вы представляете. На все вопросы она отвечала сама, не дожидаясь, пока кого-то спросят. По поводу всех других отвечающих зло язвила - зависть: не я в центре внимания класса, а другой!

А что сейчас? Я сделал ее "главным консультантом". Институт консультантов у меня процветает, потому что дети способные, они даже оценки друг другу иногда ставят - и, кстати, уже научились, даже придираются. Так вот моя "врединка" - главный консультант. Я об этом торжественно объявил в классе. Эта "должность" не дает, однако, никаких привилегий, но она связана со многими обязанностями. Главный консультант - тот, кто консультирует самих консультантов (т.е. самых сильных детей в классе) по самым казусным вопросам. Это тот, кто при ответах на сложные вопросы обязан отвечать - причем, образцово - когда никто ответить не может. И Вы знаете, она замолчала.

Раньше она не тянула руку, нет, она вставала за партой с поднятой высоко рукой - представляете картину - и это при любом вопросе учителя. Я шутил: "Я боюсь, ты к потолку приклеишься". Была такая опасность.

Теперь она "выступает" только тогда, когда нужно: она поняла свою роль - и так как она официально признана и учителем, и классом, так как она весьма почетна - то ее она удовлетворяет.

Что касается вредности, то я "убил" ее тем, что совершенно искренне благодарил каждый раз, когда она меня довольно ехидно поправляла. В конце концов я сказал - опять же, при всем классе: "Что бы я без тебя делал?!" И самое смешное, что это - правда: она действительно очень полезна - она не пропускает ни одной моей ошибки, оговорки, описки - это не ребенок, а просто монстр - но полезный монстр. И она осознала свое поведение теперь по-другому: она помогает учителю и всем ученикам - она вроде санитара (это тоже я так определил), она нас спасает от ошибок. Она теперь это делает не ради себя, а для всех.

Кстати, вообще нужно так строить работу в классе, чтобы дети учились не каждый сам по себе, а ВМЕСТЕ - это тоже особый разговор, как это делать - причем, это они должны так ощущать процесс учебы: мы все вместе куда-то идем, растем и т.п.

Чтобы так было, нужно каждому дать свою роль, вот как "врединке" - роль "главного консультанта", как той самой застенчивой девочке - роль помощницы при проведении всех самостоятельных работ (их огромное количество у нас, их пишут на каждом втором уроке, но это работа минут на 5), эта роль требует очень внимательного отношения к каждому в классе, знания слабостей каждого, потому что один пишет медленно, другой быстро, один сокращает, другой, наоборот, старается все подробней изложить - а помощник все должен знать и учитывать. И ее заметили, и ее начали ценить - у нее теперь тоже есть роль в той работе, которую они делают все ВМЕСТЕ.

Есть в классе и свой хулиган. Действительно, сильный мальчишка и задорный, но и с проблемой: живет с бабушкой, родители - на Украине. Он всех в классе задирал, особенно девочек, они его терпеть не могли.

Я ему и его другу сказал: "Ребята, что это такое - на перемене в класс заходят какие-то чужие пацаны, а вдруг они наших девочек обидят, унесут что-нибудь. Я вас очень прошу: последите, чтобы этого не было."

Они добросовестно приступили к делу. Понятно, были и эксцессы (драки с пришельцами), но зато они теперь СВОИХ ДЕВОЧЕК ЗАЩИЩАЮТ от каких-то чужих людей, соответственно, и девочек они меньше стали задирать - их энергия задиристости теперь направлена на другие объекты, а девочки к ним стали терпимее относиться. Правда, это еще не выход: надо придумывать еще что-то.

Вот такая наша работа.

Ребенок учится, чтобы узнать, какими бывают люди, какой он сам, и каково его место среди людей. Школа - это мини-социум.

Ребенок должен в школе узнать и поверить, что те, которые были "чужими", могут стать своими, близкими и нужными, и он может стать нужным им, что кроме семьи может быть еще коллектив друзей и единомышленников - большая семья.

Он должен в школе узнать, что такое рост, движение вперед, самосовершенствование, как это радостно и приятно - расти, учиться, добиваться чего-то.

Он должен увидеть образец взрослого человека - и очень часто именно учителя становятся для ребенка теми маяками человечности, по которым он будет ориентироваться в жизни.

А подготовка к поступлению в вуз? Ну, что ж, она тоже нужна. Но это должно быть на десятом месте, не на первом. И тогда не будет так, что отличница говорит: "Я ненавижу школу! Как только ее вытерпеть!"

Плохо не то, что готовят в вуз. Плохо, что нет ничего другого: нет дружбы, нет человеческого тепла, нет увлекательной работы над собой, нет возможности проявить свою индивидуальность - никому она не нужна. Вот что плохо.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100