Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Другими словами Другими словами
 

Эльвира Николаевна ГОРЮХИНА

г. Новосибирск
профессор Новосибирского университета, знаменитый учитель литературы, один из педагогических лидеров "Школы диалога культур".
  Уже более десяти лет самостоятельно совершает ежегодные путешествия по республикам Кавказа. В 1998 г. получила премию за участие в освобождении заложников.
  Автор многих очерков о детях, живущих в эпицентрах кавказских войн (См. журнал "Дружба народов", газеты "Первое сентября", "Новая газета"). Некоторые из этих очерков вошли в книгу "Путешествия учительницы на Кавказ"

Из книги "Путешествия учительницы на Кавказ", М, Текст, 2000 г.

Теперь мы знаем друг друга?

МАЛИК ДУ! - АНГЕЛ ЕСТЬ!

"О Аллах! Ради рожденного и не знающего языка, ради прикованных к постели старых наших людей, ради животных и птиц, не знающих языка нашей республики, остановите войну".   Байдуева Фатима

"О Аллах! Наши глаза плачут уже два года... Неужели не хватает слез, крови наших матерей, сестер, братьев и самых близких людей на свете". Арсаликова Хеда

"О Аллах! О люди, помогите! Мы два года не можем смотреть на красный цвет. Дайте нам разрешение жить своими силами и нормально закончить школу". Бекаева Хеда

Это мольба. Это молитва. Они писали при мне, маленькие дети школы Ачхой-Мартана. Их учительницу зовут Раиса Вахаевна Гайраханова.

Когда я спросила, какой это класс - первый или второй, она сказала: "Это невинные создания". Я уже знала, как это звучит по-чеченски: "малик ду" - ангел есть!

Да, есть ангел, но нет жизни.

Это ни с чем не сравнимая миссия - просить детей написать о том, что было. Мой первый опыт 1995 года во взорванном Грозном убедил, что дети мудрее взрослых, что процесс письма есть не изживание того, что было, а попытка найти собеседника, способного понять тебя.

Но каждый раз войти в класс - это пытка. Получить свидетельства на месте неутихающего горя - задача не из легких. Можешь нарваться на что угодно. И тот, кто это "что угодно" организует, будет прав. В этом все дело.

…"Дальше - тишина", "дальнейшее - молчание" - эти гамлетовские слова возникли сами собой, когда я увидела один на один детей Чечни после кровавого августа 1996 года.

Мне действительно оставалось только замолчать. Никогда мое учительское слово не находилось в таких жестких тисках, в ограничениях, преступив которые ты сразу оказывался в царстве лжи и пошлости.

Но нигде так скоро не устанавливался и диалог. Они видели меня в первый раз, а обращения ко мне в работах таковы, будто я с ними прожила долгую жизнь: "Вы не представляете себе, Эльвира Николаевна...", "Вот помните, вы сказали...", "Если бы вы видели мою бабушку!..", "Спасибо, что вы приехали", "Спасибо, что вы спросили нас", "Если вы приехали не в последний раз, спасибо!", "Большое спасибо, что дали нам возможность высказать то, что мы чувствуем", "Извините за ошибки", "Простите за грязь" и, наконец, ошеломившее меня: "Извините. В этой войне я забыла писать правильно".

О ТОМ, ЧЕГО ОНИ НЕ ЗАБЫЛИ
Они не забыли не только своих страданий. Прежде всего, они не забыли горя своих близких.

…"Это началось 11 декабря 1994 года. Мне очень жаль и российских солдат, и чеченских братьев. У наших братьев не было другого выбора. Я очень хотела бы вернуть и российских солдат, и наших братьев. Я не думаю, что мы победили, а русские не победили нас.

Мне 17 лет. Я учусь в 11-м классе. Извините, если у меня ошибки. В этой войне я забыла правильно писать.

Эльвира Николаевна, спасибо за то, что вы пришли в нашу школу. Надеюсь, что эта встреча - не последняя". Т.А.М.

"26 ноября 1994 года сижу на уроке физики (в 54-й школе Грозного. - Э. Г.). Вроде бы все было нормально. Вдруг стали доноситься сильные звуки, а потом к нашему кабинету подошли директор и завуч. Они сказали, что началась война. Мы подошли к окну и увидели четыре колонны. Они направлялись в сторону стадиона в сопровождении пяти вертолетов. Наш класс удивился, увидев, как вертолеты стреляли ракетами.

Отец нас увез в Самашки к бабушке. Мы приехали в село, а там все стоят на улице, все плачут. Привезли шесть трупов из села и два трупа маминых родственников.

Что было в Самашках, Эльвира Николаевна, что случилось, вы и сами знаете. Я не знаю, видели ли вы изуродованные, сожженные трупы. Я не знаю: слышали вы о Паршоевых? Они - семья моей матери. У моей мамы шесть братьев и две сестры. Умерли брат, сноха, две их дочки. Еще у моей мамы 21 мая 1995 года задержали брата Паршоева Руслана. Его по сегодняшний день не нашли. Хотя все его ищут.

Вы, Эльвира Николаевна, спросили Седу, была ли она там. Я там тоже была.

Моя бабушка сказала, что не может умереть, пока не увидит своего сына Руслана. И вот через четыре дня приходит сообщение, что сестра бабушки умерла. Она сидела со своей дочкой и внучкой в подвале, а самолеты сбросили глубинную бомбу. Дочку волной выбросило из подвала, а сестра моей бабушки и внучка остались под обломками девятиэтажки. Дочь потеряла рассудок". Луиза Умалатова

"Последний штурм Грозного 6 августа 1996 года. Я был там с семьей. Когда мы выезжали оттуда на автобусе, над нами кружились четыре вертолета. Мы ехали через лес. Но они не отставали и потом начали стрелять в наш автобус. Тогда мы выбежали из автобуса и разбежались по лесу. В нашем автобусе были потери. Мы там заблудились, и когда мы пришли в себя, оказалось, что моя сестра, ей два года, осталась в автобусе. Я с трудом полез в автобус, а она сидела и плакала сзади в углу. Я схватил ее, вылез и побежал. Но я что хочу сказать: эти летчики видели, что там выходят старики, женщины и дети и что боевиков там не было, но все равно они бомбили. Извините за грязную работу.

...Ярко звезды сияют и мерцают. Люди мечтают видеть мирные сны, а над Грозным нависла с гарью серая мгла. Яростным шквалом бушует война". Рамазан К.
Фото Владимира Мельника

Фото Владимира Мельника

…Это было в Самашках. В небольшом помещении, продуваемом насквозь осенними ветрами, на сломанных столах и шатких лавках дети войны писали свои сочинения. Один из них, мальчик четырнадцати лет Хусенов Хамзат Халитович, рассказал свою историю, каких в Чечне тысячи. Он родился 3 декабря 1981 года в Казахстане. В местечке Уч-Аром Талдыкурганской области. Он нарисовал на листочке БМП, которая разрушила его дом огнеметом, а рядом вопреки правде нарисовал дом, каким он остался в его памяти. Он протянул мне листок бумаги. Я прочитала то, что он написал. Он спросил меня: "Теперь мы знакомы?" Я сказала: "Да".

…Ибрагим Гайсултанов написал на своем листке четыре раза слово "война". В один столбик. Много раз зачеркнул каждое. Внизу написал: "Нам нужен мир". Слово "мир" вырвал из предложения и поместил его в середине новой строки. В структуре его текста оно оказалось странно одиноким и очень хрупким. Что он хотел сказать? Он, чувствующий, что события не просто хранятся в памяти. Они обладают взрывоопасной силой. Нет, война не кончится, пока она будет в памяти.

Драматическое положение русских в Чечне разделили и дети.

"Я считаю, что люди, живущие в Чечне, правы - правы, что ненавидели нас, русских. Если бы мы, русские, с самого начала дали им свободу, может быть, не было бы войны. Наши солдаты ведут себя отвратительно, убивают мирных жителей, которые в ответ ничего не могут сделать.

...Они правы, что ненавидят нас, русских". Ольга Кобдикова

Если в 1995 году мысль о криминальном характере войны была у многих взрослых чеченцев, то в 1996-м эта мысль получила дальнейшее развитие в детских умах. Дети видели разоренные села и погибших близких, но мысль-нерв "за что?" заставляла их осмысливать происходящее, не подчиняясь официальной пропаганде.

"Мне кажется, что в каше, которую тут заварили, виновна Чечня и не меньше Россия. Мне кажется, что они заодно. Я не говорю, что все солдаты страшны, как про них рассказывают, но среди них есть те, например спецназ, которые не жалеют не только чеченцев, но и своих младших братьев-солдат. Так же и боевики. Среди них есть те, кто вышел на защиту своей родины, и те, которые прячутся за спины невинных людей и одновременно их грабят. Даже убивают ради денег. Убийцы детей, женщин, стариков. Если бы я не видела своими глазами все, что происходило, я бы подумала, что люди преувеличивают.

Так вот, каждое утро солдаты проезжали на своих БТРах, в день по семь, восемь раз. Как они пугали людей! А 6 августа ни одного танка не было видно.

Утром б августа боевики захватили Октябрьский район (я жила там), заходили в наш двор. Захватили базарчик недалеко от нас. Они говорили, что ни один российский пост их не обстреливал. Им был дан приказ, чтобы они дали коридор боевикам.

Зачем эта война? Я только теперь поняла, кому она на руку.

Вы спросили, победили мы или нет. Даже если победили, сделали хуже себе. Глупость Дудаева, некоторых из Белого дома - вот причина всего.

Что дальше? Дальше глубокая, глубокая бездна, в которую в любой момент может провалиться Чечня, если верхушки России и Чечни не образумятся". А. М. Л.

"Мы надеемся на всевышнего Аллаха. Надеюсь, что эта война закончится и мы не станем воевать друг против друга. Мы, дети, надеемся". Яха Куптаева

"Я не обвиняю российских солдатиков. Даже не обвиняю наших чеченских парней - ведь все они были поставлены друг перед другом с оружием в руках иной, более сильной силой, чем мы". Лейла Музаева

Все чаще и чаще в сочинениях девяносто шестого года звучит мотив тревоги - как чеченцы воспринимаются остальным миром? В 1995 году остальной мир отделялся стеной вражды, поскольку все спокойно справляли Новый год, пили шампанское, а в Чечне погибали люди. Жестокая обида на мир, который не восстал против войны, билась тогда в каждой детской строчке. Через год возник новый мотив - мы и другие. Желание изменить у других представление о себе как о террористах и убийцах.

"Раньше я и моя семья жили в Волгограде. Мы жили там 14 лет и работали. Нас любили и мы любили. Но теперь не любят чеченцев, и мы не любим. У меня было много друзей в Волгограде, но теперь они, наверное, забыли обо мне". Лейла М.

"Эльвира Николаевна, мне вот очень интересно, верили ли вы этой чепухе, которую городили по телевизору о нас?

...На тот вопрос, что вы задали, ответа нет. Никто не победил. Все понесли большие потери, и мы, и вы. Большое спасибо вам за ваше внимание". Лейла Музаева

Поздно вечером Лейла принесла мне целую тетрадь прекрасных стихов. О войне, жизни, своей Родине.

Так вот: как бы ни сложились отношения Чечни и России, что бы ни произошло, какие бы телевизионные сообщения ни взрывали тишину, мое отношение к Чечне и ее народу отныне не зависит ни от политики Бориса Ельцина, ни от речей Мовлади Удугова. Мое отношение к чеченскому народу, впитанное с детства с каждой буквой "Хаджи-Мурата" великого Толстого, перестало быть абстрактным и книжным. Оно выросло из доверительного общения со взрослыми людьми Самашек и Орехова, Бамута и Ачхой-Мартана, Грозного и поселка Давыденко, из горьких и скорбных событий, которые я пережила вместе с этими людьми на месте их горя. Но более всего образом Чечни и ее народа я обязана чеченским детям. Большим и маленьким. Им, кто впустил меня в тайну своих недетских страданий, им, кто протянул мне руку дружбы, кто ведает, что есть на свете сила сильнее нас, но это ровным счетом ничего не значит, кто рад собеседнику и другу в самый скорбный свой час, - вот им, детям, я обязана своей вечной любовью к Чечне...



P.S. Вчера на уроке я рассказывала про чеченского лесника, который стал боевиком, когда уничтожили одной бомбой всю его семью - жену и детей. Семерых мальчиков.

Один из моих учеников, родившихся в перестроечные годы, тихо молвил: "Значит, было за что. Вот и убили".

В голове мелькнуло: каким коротким оказался путь от Сталина до Грозного и обратно.





Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Переведите с олбанского на русский слово аффтар
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Екатерина Thu 20-May-2010 05:21:28  
   г.Лесосибирск,Красноярский край  

моего отца зовут Паршоев Руслан Хамидович,он из Самашек.Приезжал с родственниками в Кемеровскую область,Мариинск,на заработки. По некоторым данным во время войны уезжал из Чечни в Москву с семьей.Я ничего не знаю о нем,осталась только фотография...помогите,пожалуйста,кто знает что-либо о нем



  Владимир Мельник Fri 17-Oct-2003 20:15:22  
   Москва  

День добрый, Наталья! Помню Вы обращались ко мне. Нет проблем, если фото будет использовано для доброго дела.Я ничего не имею против публтикации моих снимков (лишь бы указывали
авторство и снимок соответствовал теме).
С добрыми пожеланиями,
Владимир



  Касицина Наталья Thu 16-Oct-2003 11:32:02  
   журнал "На стороне подростка"  

Владимир, добрий день!
Насчет фотографии договор был со мной (я зам. гл . редактора) - но очень давно (больше года назад). Я постараюсь найти нашу переписку (есть проблема - за это время поменяли технику в редакции). Согласие
брать ваши фото в интернете
было получено, чем и воспользовались. В журнале ваше авторство указано. Прошу прощения за то, что фото по нашей вине уже безымянным вернулось в интернет - это можно исправить - снять фото из электронной версии номера журнала, или указать автора (Просто раньше мы этого не делали. Пока не было прецедента).
С уважением, Наталья Касицина



  Игорь Жуков Wed 08-Oct-2003 10:35:19  
   СПб  

Главный редактор журнала уже в курсе проблемы, обещал разобраться.



  Михаил Кордонский Wed 08-Oct-2003 01:09:03  
   Одесса  

То, что Вы видите у нас на сайте
- электронная копия (версия) бумажного издания На путях к новой школе - На стороне подростка. Выходные данные издания есть на каждой странице, в левом поле. более подробные - в оглавлениии каждого номера.
Со своей стороны, как технический редактор электронной версии и верстальщик в одном лице ;-) могу лишь засвидетельствовать, что снимок, вместе с другими, пришел ко мне из редакции. По закону Мерфи у меня нет именно этого бумажного номера, чтобы сверить. Не все бумажные домера доходят ко мне по почте. В принципе если Вы настаиваете на том, чтобы изменить подпись или даже снять фотографию, то с электронной версией это могу решить я без согласования с редакцией, но поставив ее в известность. А насчет прочего - придется связываться с ними.



  Владимир Мельник Tue 07-Oct-2003 16:17:00  
   Москва  

Интересно, а где вы взяли фото(девочка у холодной печки)?...
Вообще, это мой снимок
http://www.photosight.ru/photo.php?photoid=100831ref=sectionrefid=999854d56e1cfbfa0e31511a4bdd7b4a3a0=63b1bd7112ed7633b65d2d24e8e8f333 и сделан он был в Хакассии, а не в Чечне...



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100