Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Леонид Александрович КИТАЕВ-СМЫК

этнопсихолог, писатель, сотрудник Института культурологии и Института кризисных исследований

С Леонидом КИТАЕВЫМ-СМЫКОМ беседовал Егор БАЛТИЕВ

А теперь займемся воспитанием...


Когда человек воюющий будет презреннее того, кто не воюет, тогда проблема будет решена.

Корр.: Вы занимались исследованиями поведения детей и подростков в экстремальных условиях, побывали на двух чеченских войнах. Мне, живущему в мирных условиях, трудно даже представить себе судьбу и будущее детей, живущих в войне.

Л.К-С.: Чтобы это понять, надо прежде всего проникнуться всеми условиями их жизни, и сегодняшней, и жизни до войны. Чеченский этнос, как и любой другой, имеет свои особенности, которые надо учитывать. Учитывать тем, кто проводит переговоры, тем, кто предлагает им Конституцию, и тем, кто разрабатывает программы работы с детьми и подростками.

Вот пример. Благодаря некоторым моим исследованиям, из федерального бюджета были выделены деньги на школу (в Чечне), на питание и зарплаты учителям. Их хватило на 4 месяца, и за эти месяцы произошел существенный рывок вперед, но после деньги были украдены. Как ни странно, ни у кого не опустились руки, люди не почувствовали себя обманутыми. Все восстановительные процессы в Чечне, и восстановление школ в частности, сопряжены с кражей денег. Но надо понять, что это не кража, а своеобразная культурно-историческая норма. "Крадет" ведь кто-то из своих. Понятия "кража", как такового, для чеченцев не существует, все это - боевая добыча.

Чеченский этнос (как и в прошлом запорожское казачество) - пример последнего на нашей территории военно-демократического сообщества, где нет - и не может быть! - верховного лидера. Лидер выбирается только на время войны. В военно-демократическом сообществе каждый чувствует себя на равных с другими, и как только ему удается ухватить большую добычу, он получает право на большее уважение, почтение. Поэтому каждый чеченец - сам себе президент. Военно-демократическое сообщество - это некая архаика, в современном мире преобладают иерархические сообщества. Попытка выстроить иерархическую структуру управления разрушает такой этнос.

Еще один пример. Сейчас идет разговор: какую Конституцию сделать в Чечне - президентскую или парламентскую. Сделать в Чечне президентскую Конституцию - значит обречь регион на непрекращающиеся войны. Потому что ни один человек в качестве президента не будет там признаваться ни одним чеченцем, ни одним. В каждом из полутора сотен чеченских тейпов равный оказывается во главе тейпа. Причем сейчас уже это очень сомнительно, потому что по чеченским горским законам во главе тейпа должен стоять из почтенной семьи самый старый человек. Что может сделать старый человек в условиях войны? Ничего. Поэтому фактическими руководителями тейпов стали полевые командиры - самые умные, самые хитрые, самые удачливые, самые успешные из бойцов (как было и в Запорожской Сечи). Их 150, и каждый не признает другого старше себя. Значит, возможен только Парламент, в который войдут представители всех тейпов.

Корр.: Значит, при решении проблем и устранении последствий войны необходимо учитывать не только особенности чеченского этноса, но и происходящие в нем изменения?

Л.К-С.: Необходимо учитывать еще и то, что изменения эти могут быть необратимы. Например, язык: старшее поколение двуязычно, молодое поколение знает только чеченский разговорный язык. Но это же не достояние народа. Все способности молодежи были направлены на совершенствование себя в военных действиях, а теперь восполнить потерянное для старших подростков практически невозможно. Это психологически обоснованный факт.

Формируется "культура с оружием в руках". Большие способности к обучению у чеченских подростков все ушли на то, чтобы обучиться воевать, уметь побеждать в партизанской войне. Но они - жертва, а не причина войны, хотя одновременно они являются и механизмом продления войны. (Это то же самое, что и палестинские лагеря, в которых выросло три поколения людей не работающих, живущих на деньги, заплаченные им за войну и смерть.) Целые поколения взрослых людей, которые умеют только воевать, виртуозно владеющие технологиями партизанской войны. Они даже не знают географии мира, и у них нет причин об этом задуматься! Обычаи и традиции чеченцев разрушаются. На моих глазах били стариков, а правила почитания гостя вовсе не существует, это миф.

Еще одно необычное для Чечни явление - беспризорники. Обычно подросток или ребенок, оставшийся здесь без родителей, попадает к родственникам, все это происходит и сейчас. Но к концу войны в некоторых регионах Чечни, в частности в Грозном, появились беспризорники, хотя это еще не массовое явление. Такая картина не характерна для чеченского общества и свидетельствует только о серьезных и даже необратимых изменениях в чеченском этносе.

О беспризорниках хочется сказать особо. И после Гражданской, и после Отечественной войны было очень много беспризорников. Их отличие от нынешних в том, что родители тех детей были убиты, потеряны. Нынешние беспризорники становятся такими в других условиях. Их родители физически живы, но фактически - мертвы. Их родители - наркоманы, алкоголики - потеряли человеческий облик, они не больные, и вылечить их уже нельзя.

Поэтому говорить в СМИ о том, что "дети становятся беспризорниками при живых родителях" нельзя, потому что эти заявления неправильно ориентируют общество, администраторов общества, от которых зависит судьба детей. Нельзя говорить, будто бы детям этим можно еще вернуть родителей. Нельзя вернуть. И бессмысленно возвращать этих детей на родину, родителям.

Общие закономерности развития таких детей (в том числе и в Чечне) - это не ломка, это просто неправильный рост. Душа растет в ненормальных условиях в соответствии с нормой этих условий, и во взрослом человеке вырастает адекватно условиям. И здесь, к сожалению, не все можно восстановить. Многие повзрослевшие дети-беспризорники уже не поддаются воспитанию, исправлению. Повзрослев, они сознательно будут искать условия, подобные тем, в которых они выросли, "отформовались". Эти дети учились только воевать. И ненормальность их воспитания в том, что норма войны - воспитание партизана, бандита. Чтобы перевоспитать их, надо создать специальные условия, исследовательские и реабилитационные программы, специальные структуры воспитания для этих детей, специальные школы, интернаты. Не спецшколы, в обычном понимании, а такие, в которых будут учтены все современные, этнические и военные особенности развития этих детей.

Сложность в том, что пока программы будут созданы, эти дети уже выйдут из подросткового возраста, и программы перевоспитания им уже не помогут. Вот в чем проблема. Ее надо решать уже сейчас, прямо "с колес".

В Чечне серьезно деформирована и мужская, и женская часть населения, молодежная и детская часть населения живет в социально и психологически деформированной среде. После первой чеченской войны эту проблему легче было решать, еще не выросло до 20-24 лет "поколение войны". Сейчас для решения проблемы необходимо включение всего мирового сообщества, восприятие проблемы в высших европейских, мусульманских иерархических структурах.

Но проблема разрешима. Необходимо все взять "на учет", разработать пригодные методы, определить непригодные, - т.е. подойти с умом и со знанием этнических особенностей, современных особенностей и военных особенностей.

Восстанавливать школьную систему в Чечне такой, какой она была раньше, - невозможно и даже не нужно. Школа должна учитывать то, что поколение этих детей - иное. Их обучение должно быть непременно с элементами перевоспитания.

Корр.: Как Вы видите эту систему?

Л. К-С.: Обычные системы обучения - школы, интернаты - надо создать для детей до 14 лет, и необычные, специальные - для более старших (14-20 лет). Потому что старшие "дети" не согласятся сидеть в интернатах, и будут убегать. А умея только убивать, они будут это делать. Для работы с ними нужны специальные интернаты, и, возможно, закрытого типа. Но непременно там должна быть использована престижность с точки зрения чеченцев, потому что чеченец - психологически - всегда победитель. Молодые люди, воспитывающиеся в таких интернатах, и получающие какие-то профессии, непременно должны чувствовать свой приоритет по сравнению с теми, кто туда не попал. Это самое главное. Для чеченцев должно быть очевидно, что попасть в такой интернат намного выгоднее, чем воевать, - только тогда эта система будет работать на реабилитацию. Например, они могли бы получать там приличную стипендию, иметь возможность таким образом помогать своим родственникам, чувствовать себя на высоте - иметь то, чего не могут иметь их воюющие сверстники. Если бы выпускники таких интернатов могли бы получать хорошие, т.е. высокооплачиваемые рабочие места, стало бы очевидно, что работать выгоднее, т.е. победнее. Различные заслуги и возможности являются критерием победы, и это главный аспект, который необходимо учесть в работе со старшими подростками Чечни. Когда человек воюющий будет презреннее того, кто не воюет, тогда проблема будет решена.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько будет дважды три (ответ словом)?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100