Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Моисей БЕРНШТЕЙН

в 1921 √ 1932 гг. директор 1-го Дома еврейской рабочей молодежи имени Октябрьской революции ("ЕВРАБМОЛ") в Одессе

"Еврабмол", или В поисках новой школы

Уважаемые читатели! Предлагаем вашему любопытствующему взору и заинтересованному вниманию отрывок из очерка "На заре" Моисея Борисовича БЕРНШТЕЙНА (1887 √ 1972) о жизни замечательного детского заведения "ЕВРАБМОЛ" (1-ый Дом еврейской рабочей молодежи имени Октябрьской революции), действовавшего в Одессе в далекие двадцатые годы.

Знакомишься с воспоминаниями о становлении Еврабмола и ловишь себя на мысли √ где-то я уже обо всем этом читал. Вспоминаются "Педагогическая поэма" А.С.Макаренко, "Республика ШКИД" Г.Белых и Л.Пантелеева, "Бодрая жизнь" С.Т.Шацкого и книги Я.Корчака... Несмотря на различия в судьбах авторов этих книг, есть нечто общее: первая треть ХХ века, эпоха катаклизмов и исторических катастроф, оставшиеся без заботы дети, да и государство, в сущности, одно √ Российская империя и ее осколки. И попытка отважных педагогов в столь сложное для жизни время устроить хотя бы небольшое пространство, в котором смогут нормально взрослеть, обретать душевный опыт, опыт общения и сотрудничества с другими людьми, переживать свой сложный подростковый возраст сотня-другая ребят.

И Еврабмол, в сущности, несмотря на некоторую свою специфику (он, как впрочем, и любое другое подобное детское заведение того времени, имел свое ярко выраженное лицо) √ такая же школа-коммуна, как и многие другие подобные, описанные в уже известных книгах. Школа-коммуна, где вместе жили, работали, учились ребята еврейского происхождения, собранные по всей Одессе и ее окрестностям, оставшиеся в живых после нескольких волн погромов, войны и голода.

История Еврабмола начиналась так. Группа, состоящая из подростков и двух-трех взрослых, оставшихся на лето в голодной и разгромленной Одессе решили объединиться, попробовать наладить коллективную жизнь и выжить, самостоятельно зарабатывая себе на пропитание. Лето этот Коллектив (как они себя называли) провел за городом, самостоятельно добывая себе хлеб насущный огородничеством, кустарным ремеслом и другими более-менее официальными способами. Опыт жизни коммуной показался его участникам успешным. Осенью не хотелось расставаться. Так появился клуб, который жил на основах самоуправления и, во многом, самообеспечения; потом в клубе появились кружки и педагоги, потому как необходимо было учиться (у большинства ребят были большие пробелы в знаниях, а им предстояло выходить в самостоятельную жизнь и получать профессию). Так постепенно из самодеятельного Коллектива выросла большая школа-коммуна с профессиональной направленностью.

В очерке множество очень интересных для современных педагогов линий. Быть может, когда-нибудь удастся опубликовать его целиком. Пока же мы предлагаем вашему вниманию небольшой отрывок из воспоминаний директора Еврабмола М.Б.Бернштейна, посвященный поискам способов организации учебной деятельности, адекватных потребностям разновозрастноого и разноуровневого подросткового коллектива. Нам представляется этот опыт коллег по-прежнему актуальным, несмотря на конкретные реалии того времени.

И еще один комментарий, перед тем как вы окунетесь в атмосферу двадцатых годов. Свои воспоминания Моисей Борисович писал уже в 1970-е годы в Советском Союзе. Отсюда и проявляющаяся кое-где некоторая старомодность стиля изложения.

Благодарим сына М.Б.Бернштейна Бориса Бернштейна, проживающего ныне в США, за предоставленную возможность познакомить современных российских педагогов с рукописью отца.

"НЕТ - насильственной нивелировке учащихся!"

... В то время старая школа была разрушена, а новая еще не создана. В центрах, в частности на Украине, шли горячие споры о новой трудовой школе, о сроках обучения, но не было еще ни учебных планов, ни программ, ни, тем более, учебников. На Украине во главу угла ставили вопрос о социальном воспитании всех детей и, исходя из этого принципа, детский дом считался наиболее соответствующей формой организации обучения и воспитания подрастающего поколения. Гражданская война, разруха, голод и эпидемии остро ставили вопрос об охвате осиротевших, беспризорных и голодающих детей детскими домами. Организация этих домов, налаживание в них быта и воспитательной работы потребовали от органов народного образования максимального внимания и времени. Программно-методическая работа не велась (она начиналась только в Москве), следовательно, и методические материалы и методическое руководство учебной работой отсутствовали. В этих условиях, конечно, не могло быть учебных планов и программ также и у нас, в особенности таких, которые учитывали бы специфику нашего контингента. Пришлось работать по месячным рабочим планам, которые составлялись каждым преподавателем для своего кружка, исходя из фактического уровня подготовки членов кружка по данному предмету. Мы тогда не решались пойти по пути насильственной нивелировки учащихся ради того, чтобы создать группы одинаковой подготовки по всем намеченным к преподаванию предметам. Тогда пришлось бы иных ребят или сильно задерживать в дальнейшем прохождении предмета или быстро двигать вперед других, которые в том или другом предмете были менее подготовлены, чем их товарищи. Мы приняли решение, которое надолго задержало переход на нормальную систему организации учебных занятий и учебных групп. Принятая система состояла в том, что каждый учащийся по каждому учебному предмету включался в тот кружок, который соответствовал уровню его подготовки по этому предмету. Все это было очень сложно, но зато для учащихся были созданы условия, при которых они могли двигаться вперед соответственно своей подготовке и своим силам. Вначале учебный день посвящался только одному√двум предметам, и только через несколько месяцев удалось сократить число кружков, слив воедино некоторые из них и несколько упростить, таким образом, организацию учебных занятий...

... Отсутствие общего учебного плана, конечно, определило и отсутствие разработанных программ, рассчитанных на весь период обучения. Поэтому у нас программы, вернее √ рабочие планы, создавались преподавателями по каждому предмету на определенный учебный период (месяц, семестр) для каждой группы, исходя из "уровня" знаний учащихся. Рабочие планы рассматривались и согласовывались на заседаниях соответствующих предметных комиссий и утверждались педагогическим советом.

Комплексный метод

Положение изменилось с выходом в свет программ "ГУСа", получивших распространение также и на Украине. Как известно, эти программы были построены по принципу наибольшей связи обучения с жизнью, с действительностью, путем применения так называемого "комплексного метода".

Наш коллектив встретил появление этих программ, как и идею "комплексного метода преподавания" учебного материала, с большим воодушевлением. Наконец-то было окончательно и официально определено содержание учебного материала советской трудовой школы, выбран и указан обязательный учебный материал и предложен метод преподавания. Было покончено с обучением, оторванным от жизни, покончено с дискуссиями, шатаниями, кустарничеством... и навсегда √ со старой словесной школой.

Перевод на преподавание по программам ГУСа представлял большие трудности по многим причинам вообще, а для нас √ в особенности. Особенность заключалась в том, что наши учебные группы к тому времени еще не были в достаточной степени упорядочены и, кроме того, в несоответствии этих программ, созданных для средней общеобразовательной школы, требованиям, предъявляемым к школам типа ФЗУ. Педагогическому персоналу предстояло проделать огромную работу: изучить программы вообще и правильно понять как основные принципы, положенные в основу построения этих программ, так и определить место, занимаемое в комплексе каждым преподаваемым предметом, его объем, момент корреляции каждого отдельного раздела с очередной главной темой комплекса и другими дисциплинами. И все это применительно к нашему учебному режиму, а также состоянию подготовки наших учащихся. Педагогическому персоналу пришлось буквально переучиваться в одиночку и коллективно. ... Почти непрерывно работали предметные комиссии, каждая в отдельности, и совместно с другими предметными комиссиями для, так называемой "корреляции" материалов по темам и во времени. Но невозможно было преодолеть отсутствие соответствующих учебников, учебных пособий, чрезвычайную слабость материальной базы.

Необходимо учесть, что преподавание всех предметов у нас велось на еврейском языке, и что даже старых учебников на этом языке по многим предметам не было. Зато обстановка кипучей производственной деятельности, в которой учащиеся принимали непосредственное участие, разветвленная общественная работа по самоуправлению, бьющая ключом комсомольская работа, √ все это служило богатым материалом, взятым из живой действительности и непосредственного опыта учащихся, для комплексного изучения общественных явлений, трудовой деятельности человека, к изучению природных явлений и приспособлению их к нуждам человека. В этом отношении мы были поставлены в более благоприятные условия, чем учащиеся общеобразовательных школ. Нам легче было применять элементы самостоятельного исследования в процессе преподавания, что до известной степени компенсировало отсутствие учебников. Наличие мастерских и работа в них наших учащихся были широко использованы для изготовления многих необходимых наглядных пособий, которых в то время нигде приобрести невозможно было.

Программы ГУСа определили новое содержание учебного материала для новой школы, но многие вопросы организации школьной жизни, режима и т.д. еще не были разрешены окончательно. Так, например, вопрос о домашних заданиях усиленно дебатировался, и господствующим было мнение о том, что домашних заданий не должно быть, что усвоение предмета должно происходить в ходе занятий в школе. Не были разработаны вопросы учета знаний, экзаменационных проверок и т.д.

В этих организационных вопросах мы придерживались "старины", задавали на дом уроки, систематически проверяли знания и ставили оценки.

Дальтон-план

К началу 1925/1926 учебного года наш коллектив был захвачен новой идеей. Идея эта касалась нового способа организации школьной работы, и была заимствована из опыта одной американской школы. Изобретателем этого способа была Елена Паркхерст, заведующая школой в американском городе Дальтоне, отчего этот способ получил название "Дальтон-плана".

Основные принципиальные установки Дальтон-плана заключались в следующем:

а) надо дать возможность каждому учащемуся свободно выбирать и изучать тот учебный предмет, который в данный момент его больше всего интересует,

б) необходимо предоставить возможность каждому ученику продвигаться вперед своим темпом, т.е. таким, который соответствует его способностям, восприятию и интересу;

в) надо предоставить учащимся максимум самостоятельности как в выборе наиболее интересующих их учебных дисциплин, так и в смысле глубины их изучения.

При этом учащиеся несут полную ответственность за усвоение установленного официальной программой учебного материала. Дальтон-план не устанавливал жестких сроков годов обучения и допускал, чтобы учащийся мог по одному предмету изучать материал с опережением, а по другому предмету, наоборот, отставать. Однако учащийся считался закончившим обучение только в том случае, когда им были усвоены все предметы учебного плана.

В связи с этими принципами вся организация школьной работы претерпевает коренные изменения: отменяются расписание уроков и звонки, прерывающие занятия по одному предмету для перехода к занятиям по другому предмету; отменяется прикрепление учеников к определенному классному помещению; классные комнаты превращаются в "лаборатории" по отдельным учебным дисциплинам (лаборатория языка и литературы, лаборатория математики, лаборатория физики и т.д.). Выбрасывается стандартная классная мебель и заменяется индивидуальными столиками для самостоятельных занятий. Вся учебная программа по каждому предмету разбивается на определенное число заданий (семестровые, ежемесячные и недельные), которые хранятся в соответствующей лаборатории и выдаются учащимся для пользования в лаборатории по их требованию; в каждой лаборатории сосредоточены учебники, вся литература, справочники, учебные пособия и приборы в соответствии с назначением этой лаборатории.

При Дальтон-плане существенно меняется и роль преподавателя: он превращается в действительного и очень активного руководителя самостоятельной работы учащегося, его постоянным помощником в овладении учебным материалом. Создается возможность более частых и тесных контактов преподавателя с учащимся, индивидуального подхода к каждому учащемуся, к темпу его работы, устраняется т.н. "ориентация на среднего ученика".

Здесь не место подробно останавливаться на анализе положительных сторон Дальтон-плана, равно как и на недостатках его. Помимо того, что Дальтон план был нам рекомендован руководящими организациями по народному образованию, нас он прельстил тем, что он давал широкий простор для развития у наших учащихся умений и навыков самостоятельной работы и ориентации в приобретении знаний, и кроме того, представлял большие удобства при все еще разношерстной общеобразовательной подготовке наших учащихся.

Мы приняли Дальтон-план, не копируя его целиком по американскому образцу, а приспособив его к нашим условиям. При paзвернутой работе по Дальтон-плану требовалось одновременное функционирование лабораторий по всем учебным дисциплинам в течение всего рабочего дня школы. Мы располагали только шестью учебными помещениями, которые, в условиях 2-х сменной работы школы, могли функционировать только 4 часа для каждой смены (само собой разумеется, что каждый учащийся при этом распоряжался своим учебным временем только в пределах 4-х часов своей смены). Ограниченность помещения вынуждала нас совмещать лаборатории по смежным дисциплинам (лаборатория русского и украинского языка, лаборатория физики и химии и др.). Это, конечно, тоже ограничивало свободу учащегося...

... На первом этаже здания школы в помещениях, ранее служивших классами, были оборудованы лаборатории русского и украинского языков, математики и обществоведения; на втором этаже расположены были лаборатории еврейского языка, физики, химии, географии, а в пристройке √ лаборатория черчения и спецтехнологии. Мебель в лабораториях и оборудование чертежной были изготовлены в наших мастерских руками учащихся. В физическом кабинете были кое-какие физические приборы, унаследованные нами от Второго казенного еврейского училища. Конечно, этого было не достаточно, но сам Еврабмол, его производственная деятельность, оборудование мастерских и имевшиеся в их распоряжении материалы представляли богатый объект для наглядного изучения природных и общественных явлений и законов. Многие приборы были изготовлены руками самих учащихся. Можно сказать, что к концу 20-х годов школьные лаборатории располагали порядочным числом учебников, учебных и наглядных пособий, ибо мы старались приобретать все, что появлялось на книжном рынке, что давало возможность значительно улучшить качество преподавания...

... Учитывая новизну дела, ограниченность в средствах, ассигнованных на теоретические занятия, необходимость придерживаться учебного плана, мы, не смущаясь, делали ряд отступлений от многих требований развернутого Дальтон-плана, отвергая одни, как несоответствующие общему духу нашей школы, отказываясь от других из-за отсутствия средств, но осуществляли то главное и основное, что считали ценным и полезным. После обстоятельных обсуждений был принят такой порядок:

1) учебный материал, согласно программам ГУСа остается незыблемым и обязательным к прохождению, при этом его распределение по годам обучения также остается незыблемым;

2) годовая программа по каждой дисциплине распределяется на 10 частей в соответствие с продолжительностью учебного года,

3) каждая десятая часть программы составляет содержание месячного задания по данной дисциплине и должна быть проработана учащимся в течение данного календарного срока, сдана преподавателю и им зачтена;

4) учащемуся разрешается досрочно сдавать задание текущего месяца и начать работать по заданию следующего месяца или вообще следующих учетных периодов. Выполнять следующие задания, не сдав предыдущего, не разрешается;

5) задание составляется преподавателем и утверждается предметной комиссией;

6) по истечении срока проработки очередного задания преподаватель проводит с каждой учебной группой заключительную конференцию, а затем, вводя новое задание, проводит по данному материалу т.н. "вводную конференцию".

Вводя такую организацию школьных занятий, нам пришлось самостоятельно продумывать и решать ряд вопросов организационных и методических, специфичных для каждой дисциплины. Исчезли или свелись к минимуму такие "извечные проблемы" как поддержание дисциплины в классе, пассивность ученика (прямое бездельничанье). Мало-помалу учащиеся приучались к самостоятельности, к пользованию необходимыми источниками. Учились охотно, причем сильные ученики, более подготовленные, шли своим темпом, а менее подготовленные √ своим, получая при этом своевременно необходимую помощь со стороны преподавателей, всегда присутствовавших в лаборатории и всегда готовых эту помощь оказать...

По Дальтон-плану наша школа работала с 1925/26 учебного года по 1931/32 учебный год...

Прерванный полет

Я описываю события 1920-х годов и охватываю период, отстоящий от данного момента примерно на 40 лет. Трудно полностью перенестись мыслями в те далекие времена и не поддаться искушению осмыслить пережитое с точки зрения последующих фактов, событий и современных взглядов.

Октябрьская революция до основания разрушила старую школу с ее застывшим режимом, с классно-предметной системой преподавания, муштрой, религиозно-патриотическим воспитанием и привилегиями. На смену этой школе пришла новая советская школа, в основу которой были положены принципы социального воспитания, трудового воспитания и политехнического обучения. ... Творческой работе педагогической мысли, поискам и экспериментам была предоставлена широкая свобода.

Так, в основу нового содержания школьного обучения был положен "комплексный метод" и на его основе построены программы ГУСа. В противовес классно-предметному построению программ вместе с этим подверглись перестройке и организационные формы построения школьных занятий. Классы заменены лабораториями, звонки отменены, введен свободный выбор занятий и т.д. (Дальтон-план). Дальнейшее углубление комплексного метода и развитие принципа самостоятельного приобретения знаний учащимися привело к введению метода проектов и бригадной системы обучения. А позже даже родилась теория "отмирания школы" ("Подрастающее поколение получает знания и опыт не только в школе: его учит семья, улица, базар, театр, кино, встреча с себе подобными √ друзьями и сверстниками, путешествия и природа и т.д. Это все в комплексе составляет школу жизни".). Это были годы захватывающего, увлекательного полета творческой педагогической мысли передовой части советского учительства, освободившегося от тяжелых пут казенщины и застоя старой школы. Однако в пылу исканий не были учтены условия и возможности, без которых осуществить новые идеи в желаемом виде, в желаемые сроки с достижением желаемых результатов было невозможно.

В самом деле: новую систему народного образования и новые методы обучения и воспитания нужно было распространить на всю территорию советского государства, но носителем новых идей была сравнительно небольшая прогрессивная часть учительства, вся же остальная масса его не была готова ни интеллектуально, ни профессионально к усвоению этих идей и их осуществлению на практике. (Напомним, что еще большая масса учительства долгие годы не желала примиряться с фактом существования советской власти и принимала в штыки каждое новое ее мероприятие, в частности, в школьном преобразовании). ...Гражданская война, хозяйственная разруха, безработица, отсутствие учебников и учебных пособий √ все это часто приводило к снижению результатов обучения, во всяком случае, на первых порах.

Известно, что всякая новая система народного образования и, уж во всяком случае, такая революционная система, как советская, требует для своего осуществления определенных условий, а также длительного времени внедрения, пока можно будет сделать неопровержимые и очевидные выводы о положительных и отрицательных качествах этой системы, судить о ее пригодности или необходимости замены ее другой системой.

Можно считать, что программы ГУСа получили широкое распространение, вероятно, лишь у концу 1925/26 учебного года, а результаты их применения, конечно, не могли сказаться в какие-нибудь 4-5 лет и уж никак нельзя было судить о них применяя мерку старой школы. Принципиально новый подход к содержанию учебного материала, новый метод построения программы должны были дать качественно другие результаты, чем старая школа и оценки этих результатов также должны быть иные.

Между тем к концу 20-х годов ... для удовлетворения возросшей потребности в рабочих кадрах началась усиленная и ускоренная подготовка многих тысяч рабочих разных квалификаций, были увеличены планы приемов в высшие учебные заведения и техникумы и увеличено число этих учебных заведений для подготовки высшего и среднего командного состава специалистов по промышленности, строительству, сельскому хозяйству и пр....

...Школа в том состоянии, в каком она находилась к концу 20-х годов, явно не была готова удовлетворить тем требованиям, которые к ней предъявил крутой поворот страны к усиленной индустриализации. В этом были повинны многие обстоятельства, из которых только некоторые были упомянуты выше, однако партия отнесла главную вину за счет новых принципов, новых методов и новой организации школьной работы.

Надо сказать, что высшие учебные заведения не проделали того пути исканий для реорганизации постановки своего учебного процесса, который проделала школа. Там традиции старой дореволюционной высшей школы по содержанию и формам организации учебного дела остались в основном незыблемыми. Таким образом, разрыв между новой школой революционного времени и старой высшей школой с ее застывшими методами преподавания оказался весьма разительным...

...Начиная с 1929 года партия на протяжении ряда лет на съездах и пленумах усиленно занимается вопросами народного образования, один за другим следуют постановления о введении всеобщего обязательного начального образования, о перестройке работы начальной и средней школы, о программах, учебниках и т.д. Этими постановлениями восстанавливается предметно-классная система преподавания, строгое расписание уроков, вводятся стабильные учебники по всем предметам и пр. Перед школой ставится основная задача √ дать учащимся прочные знания по основам наук и подготовить их к поступлению в высшие учебные заведения.

Проведенная реформа была вызвана требованиями жизни и в этом, конечно, ее оправдание, однако, для введения такой реформы вовсе не требовалось безоговорочно дискредитировать педагогические искания, принципы, методы и достижения педагогической мысли и практики 1920-х годов...

...Многое из примененных нами методов преподавания и организации учебного процесса было впоследствии осуждено (комплексный метод, Дальтон-план и пр.), но мы, понимая целесообразность проведенной партией реорганизации школьной системы, переход на предметный способ преподавания и пр. в общем государственном масштабе, считали, в частности я считал и считаю сейчас, что применявшиеся нами и многими другими принципы организации учебных занятий; элементы свободного расписания, самостоятельная работа учащихся по заданию, строгая ответственность каждого за свою работу, предоставление каждому учащемуся возможность продвигаться вперед в своей учебе, соответственно своим способностям и свойственному ему темпу √ принципы правильные, здоровые и изгонять их из практики школьной работы абсолютно всех школ не было не только крайней необходимости, а наоборот, принесло немало вреда....

... Строгая регламентация всех сторон школьной жизни, предмета и метода обучения сковала надолго творческую педагогическую мысль и направила все внимание работников школы на усвоение учащимися формальных знаний, что в большинстве случаев сводилось к зазубриванию материалов учебников. Трудовая политехническая школа постепенно превратилась в школу вербальную, и, действительно, к концу 1940-х годов и началу 1950-х стали сказываться отрицательные стороны этой регламентации: формализм, погоня за "успеваемостью", определяемой только количеством расставленных учителем удовлетворительных, хороших и отличных оценок. Книжное преподавание привело школу к оторванности от жизни. Учащимся не прививались навыки самостоятельно приобретать знания, самостоятельного мышления. Учителя были скованы формальными требованиями программы и методических разработок, строгими правилами построения урока и прямой безоговорочной ответственностью за успеваемость каждого ученика....



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько углов в семиугольнике? (ответ словом)
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  ZINAIDA ILATOV Wed 04-Feb-2009 18:03:19  
   ISRAEL  

Моя мама Балановская Софья (Шура, Шифра) училась в Еврабмоле. В еврабмол она перешла из еврейской школы, которая закрылась в конце?? двадцатых и была объединена с украинской школой. Часть учителей и учеников (и моя мама тоже) не перешли в украинскую школу, а ушли в Еврабмол. Из Еврабмола моя мама в числе других способных учеников была направлена на рабфак. Можно ли получить более подробную информацию ою этом периоде в истории еврабмола? Заранее спасибо. Кстати незадолго до смерти моя мама написала книгу воспоминаний о своем детстве, в которой описала и еврабмол. Если Вам интересно, я могу ее выслать.



  Светлана Сушко Sat 08-Jun-2002 16:25:53  
   Киев  

будьте добры,вышлите библиографию.Мы бы хотели использовать эту идею для нашей школы.Заранее благодарим.



  Наталья Касицина Mon 13-May-2002 11:59:38  
   Санкт-Петербург  

Александр, полная рукопись находится у Михаила Эпштейна (С-Пб)
Epstein [epshteinm@mail.infostar.ru]
Пишите,
он будет рад откликнуться.
Зам. ред. журнала Наталья Касицина



  Александр Рожков Fri 10-May-2002 21:22:22  
   Краснодар  

Превосходная публикация! Я - историк, занимающийся темой Молодой человек в 20-е гг., и в этой публикации нашёл очень много интересного и полезного для себя. Точнее, не много нового, но подтверждающего мои взгляды и информацию из других источников. Где можно ознакомиться с полным текстом рукописи?
Спасибо.



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100