Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Владимир Ланцберг

наменитый позт, по призванию педагог, по образованию инженер, г. Туапсе.

Михаил КОРДОНСКИЙ

активный деятель и исследователь коммунарского движения, г. Одесса

О любви и расставании

(Из книги "Технология группы")

Опубликованная в первый раз в 1986 году, книга "Технология группы"; выдержала уже несколько переизданий; все они были крохотными и мгновенно становились раритетами. Теперь книгу можно прочесть в электронной версии на сайте www.altruism.ru...

Написанная как аналитический труд, а вовсе не как приключенческий роман, книга Михаила КОРДОНСКОГО и Владимира ЛАНЦБЕРГА осмысливает как раз те грани человеческой жизни и отношений, благодаря которым возможна их "приключенческая сторона".

Мы посчитали важным опубликовать некоторые ее главы. Вдруг подсказки этих опытнейших клубоведов нашей страны не будут лишнями искателям приключений в джунглях подростковых и не подростковых клубов.


Когда терпит неудачу группа, имеющая состав компетентный в области своих интересов, зачастую причиной бывает отсутствие помещения, оборудования, денег, официальной поддержки. Если приходит к расколу клуб, в котором и спецы опытные, и база мощная, корень зла нередко кроется в ценностных, идеологических конфликтах. В случае, когда что-то не ладится даже у единомышленников, стоит подумать - может, клубный организм стар и ни на что больше не способен. Но когда "взрыв" случается в сравнительно молодом клубе, благополучном, вроде бы, по всем статьям, причина его, как ни странно, именно в благополучии и продуктивности клуба как средства развития личности.

Явление это получило у некоторых практиков название "бунт стариков".

Обучая, развивая и воспитывая, хороший клуб может способствовать росту личности в огромных пределах. Член клуба существенно меняется при этом, проходя свой путь от новичка до "старика", клубного старожила. Те же, кто в момент его появления в группе уже были "стариками", а особенно лидеры, изменяются за это время в гораздо меньшей степени, так как характер роста личности напоминает экспоненту, асимптотически приближающуюся к некоему идеалу или, если скромнее, - к "потолку" (видимо, возможностей клуба по части развития личности). Нетрудно заметить, что взаимоотношения между новичком и лидером за этот срок претерпевают значительные изменения.

Рассмотрим основные этапы этих отношений и особо отметим, какова в каждом случае величина авторитета лидера в сознании члена клуба.

 

1. Встреча.

Новичок приходит в клуб. В большинстве случаев он уже наслышан о славных его делах. Но и зашедший случайно, если он после этого остался, - остался потому, что его либо захватило некое действие, либо заинтриговали некие личности, либо пришелся по сердцу общий дух, атмосфера клуба. Все случаи, как правило, являются следствиями незаурядности личности лидера. И даже если тот старается быть незаметным, все равно из взаимоотношений присутствующих можно сделать вывод о том, кто из них наиболее уважаем другими. Все это, принятое новичком к сведению, и составляет изначальный, исходный авторитет лидера в его глазах. Авторитет этот сравнительно невелик, ибо взрослые, да и ушлые современные детки, не многое принимают на веру, но все же ощутим.

2. Становление.

Представим себе, что в клуб филателистов пришел человек, еще не искушенный в филателии. Скорее всего, сообщение о том, что у президента клуба есть полная (и при том "чистая") серия марок Всемирной Спартакиады, не произведет на него никакого впечатления: им еще не "присвоена" клубная система отсчета. Данные пока не являются информацией. Через полгода он уже будет знать, что вообще-то эта серия - не самая большая радость, и до "черного пенни" ей далеко. Но во всем городе полный комплект есть только у этого человека, еще у двоих - в гашеном варианте и без "концовок" (как правило, самых редких марок), а у остальных - и того меньше.

Огромную роль в становлении авторитета лидера играют его прогнозы в области основной клубной деятельности: вследствие его компетентности они, как правило, сбываются.

 

3. Сотрудничество.

Оно разворачивается в полную силу, когда разница в уровнях лидера и бывшего новичка составляет уже не несколько порядков, а один-два. Цифровые сравнения здесь затруднены или вовсе невозможны, но есть один признак, присущий данному этапу взаимоотношений. Можно считать, что сотрудничество начинается, когда клуб впервые принимает и реализует предложение бывшего новичка, отличающееся от предложения лидера. Такая ситуация становится привычной вследствие роста компетентности члена клуба. Возможно это потому, что и сам лидер в сфере клубного интереса, как правило, является дилентантом, пусть даже в самом лучшем смысле слова.

К концу этапа для большинства наиболее активных членов группы лидер практически исчерпывает свои лидерские возможности.

4. Развенчание (низвержение).

В процессе клубной деятельности каждый член группы, так или иначе, судит о лидере - его личности, словах, поступках. Причем, по мере своего развития, все менее закомплексованно, все более строго и компетентно.

Более того, развивая в человеке активность познания, чувство хозяина, самостоятельность мышления, клуб сам толкает его на критическое осмысление всего происходящего. Рост этого нового ощущения - внутренней свободы критики - способен привести человека в состояние критического запала, когда чувство меры и реальности в значительной степени ослаблено. Правота критикующего в этом случае совершенно не имеет значения - важен сам акт, процесс критики.

Совершенно не удивительно, что в один прекрасный день бывшего новичка может посетить озарение, и он придет к следующим выводам:

  • лидер приносит гораздо меньше пользы, чем должен;
  • лидер приносит гораздо меньше пользы, чем утверждает;
  • лидер глуп;
  • лидер работает дедовскими методами;
  • лидер притормаживает молодежь, так как боится, что кто-то другой займет его место;
  • лидер ошибается чаще, чем это простительно;
  • лидер хитрит;
  • лидер несправедлив;
  • лидер пользуется клубными возможностями в личных целях и т.д.

Авторитет лидера в этом случае падает и достигает солидной отрицательной величины, так как чашу весов дополнительно оттягивают его реальные ошибки и недостатки, присущие любому живому человеку. Кроме того, подобные прозрения зачастую нисходят почти одновременно на нескольких "дозревших" членов группы, так что сама идея, двигавшая клубом, теперь может восприниматься негативно.

Цепная реакция, вспыхивающая в таких случаях, выливается в "бунт стариков", которые сами для многих уже являются авторитетами. Этот бунт, хотя и исполненный смысла, но все равно беспощадный, вполне способен угробить клуб, во всех прочих отношениях вполне благополучный, что чаще всего и происходит. Развиваясь по тому или иному сценарию, он может привести либо к расколу группы, либо к уходу бунтарей, либо к смене лидера.

Кстати, выращивание и выброс бунтарей - потенциальных новых лидеров - один из способов размножения неформальных групп. Опытные социотехники пользуются им вполне сознательно.

5. Регенерация.

Двумя абзацами раньше,дорогой практик, ты уже почувствовал, что две главы - эта и предыдущая - как бы слились на время, ибо пошла речь об обещанных вариантах сценария возрастных превращений клуба. И еще два абзаца будут повествовать одновременно и о превратностях клубных судеб, и о приключениях авторитета.

Так вот, в наиболее благополучных вариантах по мере затухания бунта может начаться или возобновиться работа со следующим поколением клубного состава, хотя надежд на это во время бурных событий питать бы и не следовало. Так или иначе, той группы, что была до катаклизма, строго говоря, уже нет: под старым флагом жизнью клуба заправляют новые люди, во всяком случае, не все те, что прежде определяли его ценности, планы, стиль. По существу, это уже во многом другая группа.

Вокруг старого ли, или, если он свергнут, вокруг нового лидера - компания постепенно сплачивается, продуктивность ее деятельности несколько возрастает, но вряд ли уже способна достигнуть прежних высот: самые активные, самостоятельные кадры ушли, новые еще не выросли [19].

По мере старения клуба эффективность его (в том числе и по части формировании критического отношения члена клуба к окружающей действительности) падает, авторитет лидера не достигает высокого уровня и бунт проходит не столь активно. Начиная с какого-то поколения, развенчания авторитета (и бунта) не происходит вообще. Жить становится спокойно и скучно.

5. Самостоятельная работа.

Да, да, мы не ошиблись, это еще один пятый пункт. И не в том дело, что у авторов комплекс по части пятых пунктов. Просто, как несложно заметить, он логично вытекает из 4-го, правда, в другую сторону, ибо речь в нем уже не о лидере, а о бунтаре, который после "событий" начинает жить своей жизнью. Причем, как минимум, с представлением, чего и как ему бы не хотелось делать. Приобретенной же квалификации вполне хватает для того, чтобы попробовать повести (или создать) клуб самому.

Известный советский драматург В.Кетлинская справедливо заметила, что "память все идеализирует". Восстановлению добрых отношений с бывшим лидером способствует также отрезвление от бунта, а в детских клубах - еще и взросление бунтовщиков . Как правило, и жизнь показывает, что период ученичества дал много хорошего. Стабилизация положительной величины авторитета бывшего лидера происходит через 2-5 лет после бунта.

 

Все вышеописанное было сказано для того, чтобы показать, почему в клубах, где происходит развитие критического мышления их членов, необходим выпуск "стариков".

Какова главная психологическая трудность выпуска для руководителя? Расставаться приходится с самым любимым, самым квалифицированным, самым необходимым в клубе человеком. Именно эти соображения приводят к оттягиванию момента прощания до тех пор, пока поезд не уходит.

Форма выпуска может быть различной - от ухода "старика" "по-английски", не прощаясь, до торжественного роспуска всего клуба. В некоторых клубах (например, свердловском, по тем временам, детском клубе "Каравелла") это имело вид напутствия выпускников перед строем, под барабанный бой, с дальнейшим запретом появления в клубе без особого приглашения.

Некоторые руководители практикуют весьма своеобразный способ избавления от выпускника. Лидер вступает с ним в конфликт, в котором он, лидер, заведомо неправ. В этом случае у выпускника не возникает мысли (ибо нет причин) вернуться к учителю с покаянием. А просто прийти не позволяет гордость, чувство собственного достоинства (что, отчасти, также является продуктом клубного воспитания). Метод этот представляется хотя и действенным, но менее корректным, так как в основе его лежит несправедливость и лицемерие. Все же знание его необходимо для анализа такого рода конфликтов, которые в случае правильной оценки сразу перестают быть загадочными. Этот способ выпуска "хорош" тем, что по-своему менее "энергоемок": руководителю не надо уговаривать выпускника уйти или готовить сложное ритуальное действо. Все свершается быстро, "в рабочем порядке". Метод этот присущ, в основном, стареющему клубу, где лидер старается экономить силы на "второстепенных" (как ему представляется) вещах, чтобы сохранить их для "основной" работы.

Сами формы выпусков также бывают различны. Это либо "штучный" выпуск, либо роспуск, когда из клуба уходят большинство его активных, зрелых членов, после чего оставшиеся составляют нежизнеспособную группу. Для продолжения деятельности необходим новый набор, а это уже, как мы говорили, другие люди, другая стилистика отношений; они нуждаются в своем названии, своих традициях, атрибутах. Фактически это уже другой клуб.

А в связи с этим, напоследок, опять начнем сначала:

Начало работы с группой

Начало работы с группой можно попытаться условно разбить на три периода. Это предродовой (или, как всё смелее сейчас говорят, пренатальный) этап, собственно роды и эпоха первых месяцев жизни новорожденной группы (клуба).

1. Пренатальный период.

Здесь имеется в виду этап проектирования клуба, ибо то, как его создатели видят свое детище в мечтах, - это оно и есть; просто чаще сие происходит в форме любования "эйдосом" - неким целостным образом, не подвергаемым анализу. А неплохо бы те или иные конкретные моменты заранее выделить, сформулировать для себя, описать; обозначить границы и правила, долженствующие оставаться, по мере возможности, незыблемыми. Причем, ведя проектирование, желательно не только составить список того, что должно быть, но и ясно представить себе, для чего это необходимо, а также - что будет, если этого не будет.

Вот примерные темы для размышлений.

Во-первых, это - философско-психологическое обоснование проекта. Звучит, быть может, несколько пугающе, но не будем комплексовать раньше времени, ибо заказчики данной "разработки" - мы сами, создатели клуба, и уровень требований - наш собственный. Просто желательно поразмыслить о том, что есть наш будущий клуб для его рядового члена:

  • должен ли он его развивать, воспитывать, или только чему-то обучать (вариант: будет ли он активно формировать личность (скажем, по образу и подобию Учителя) или же посильно участвовать в ее становлении и развитии, а если да, то в рамках каких условий, например, нравственных: приветствуются любые действия, которые не наносят вреда другим людям);
  • должен ли он стать его вторым домом (а для кого и первым), в какой степени он может претендовать на участие в его личной жизни;
  • в чем он будет дополнять школу, в чем - дублировать ее;
  • какое место он (клуб с рядовым членом внутри) займет в обществе и какую позицию - по отношению к нему (обществу), а также к государству;
  • чем будет обусловлена его привлекательность - романтикой железной дисциплины "по-армейски" или же, наоборот, наличием максимальной свободы выбора;
  • в какой степени он сможет удовлетворить наиболее жгучие потребности личности, особенно такие "дефициты детства" как потребность в самообеспечении (изготовить что-либо для личного пользования или заработать деньги для осуществления собственного проекта); познавательную потребность (поставить эксперимент, поучаствовать в экспедиции, испытать приключение); потребность в самореализации (выявить и использовать разнообразные возможности собственной личности); потребность в самоутверждении (в глазах сверстников, взрослых людей и, наконец, в своих собственных - по самому большому счету)...

Во-вторых, это - цели, задачи клуба и связанные с этим педагогические установки. (Упомянем "фабулу" хотя бы одного, из числа наиболее ожесточенных, профессионального спора: что должно идти "впереди" чего - воспитание впереди обучения или наоборот? Кстати, к идеологии клуба это имеет самое непосредственное отношение.) Цели и задачи достаточно жестко определяют ценностные ориентации группы (правильнее было бы сказать, что, наоборот, они, т.е. цели и задачи, вытекают из нравственных воззрений "отцов-основателей") - так или иначе, как уже рекомендовалось в главе о "клубной генетике", необходимо прежде всего четко определиться с типом будущей группы и сформулировать главную установку на действие в выборной ситуации, на ценностный выбор.

В-третьих, это - вытекающие из "во-первых" и "во-вторых" виды деятельности, формы работы, а также анализ возможностей реального обеспечения их - кадрами, финансами, помещениями и оборудованием...

Весьма важным при проектировании клуба представляется создание как можно большего числа "сильных позиций" педагогов. Прежде, чем мы расскажем, что это такое, поясним, зачем оно нужно, для чего и введем понятие "заложничества".

Нередко приходится наблюдать, как в семьях прекрасных педагогов произрастают собственные чада - "оторви да брось". Да и школьные учителя, из числа лучших, нередко бывают бессильны перед теми или иными "братьями меньшими". А уж как страдают дети в семье или школе от личностных качеств "старших товарищей"! Но почему-то в клубах это - довольно редкое явление. В чем дело?

А в том, что Закон жестко связывает родителей и их "детей до 18-ти", и каждый из них, имея хоть малейшие представления о жизни, начинает справедливо мысленно говорить другому: "А куда ты денешься!" и вить из него веревки. Так это называется. Ибо лишение родительских прав - столь экзотическая мера, что родитель должен совершить ряд "подвигов", достойных Геракла, - да не совершить, а постоянно разбрасывать их направо и налево на глазах у возмущенной нашей общественности, которая, как известно, "впереди планеты всей" именно по части своей невозмутимости - чтобы это, наконец, произошло. Ибо чиновник, лишающий прав, работает не на сдельщине. Почти то же и в школе: дети учителя не выбирают, о нем лишь узнают из приказа директора. А перевод в другой (параллельный) класс, в другую школу по своему драматизму сопоставим с разводом по-итальянски. Чего нет в клубе, ибо нет закона, обязывающего клуб обслуживать конкретного клиента "кровь из носу"; нет даже закона, просто обязывающего клуб - быть, а ребенка - посещать его, аки школу, в принудительном порядке. В клуб ходят исключительно вследствие его привлекательности, потому же и боятся быть отчисленными, тем более, что делается это элементарно. То есть, клубный педагог в значительной степени независим от члена клуба, не является его заложником, хотя, чтобы получать зарплату, должен беспокоиться о посещаемости в принципе. Но она, слава богу, не, как бы это сказать, персонифицирована. То же и член клуба: повернулся и ушел. И никакая сила...

Да, так вот, педагог, являющийся хозяином некоего пространства (помещения, оборудования), напичканного соблазнами для своих подопечных, но при этом свободный от обязательств пускать в это пространство кого попало (а лишь по собственному выбору и разумению), находится в "сильной позиции" по отношению к потенциальному пользователю данного пространства, ибо может ставить условия, диктовать правила игры.

Весьма эффективно использование этого принципа в случае, когда приходится менять порядки в уже устоявшейся системе (школе, клубе и т.п.). Вот, например.

Один из авторов данного солидного труда некоторое время замдиректорствовал в детском реабилитационном учреждении (назовем его для простоты интернатом), где "по определению" детей обязаны были кормить, поить, одевать, укладывать баиньки и даже (так уж повелось) кормить по вечерам боевиками из "видика" и дискотеками. То есть, как бы обязаны, за неимением другого. Хитрый же Один-Из-Авторов выбил себе помещение для работы, которое было объявлено его рабочим кабинетом, т.е. зоной как бы запретной для непрошенных посетителей. В то же время хозяин напичкал его кое-чем из принадлежностей радиотехнической мастерской, интересными книжками, электрогитарами и даже компьютерными игрушками, которые появлялись время от времени как бы сами собой на рабочем дисплее г-на Замдиректора.

Постепенно выяснилось, что зона запретна не безусловно; что достаточно не иметь больших проблем с педагогами интерната и своими товарищами, а также не употреблять в общении таких терминов как "козел" и т.п., не орать, не крушить все вокруг, не хватать вещи без спросу, не красть (а все это - не такие уж недостижимые достижения) - чтобы можно было не только бывать тут, но и проводить чуть ли не все свободное время. И даже жить в отсутствие хозяина, будучи особо доверенным лицом. Если покопаться, легко заметить, что на пространстве своей "сильной позиции" г-н Замдиректор создал немалое количество возможностей для компенсации тех или иных "дефицитов детства" и вообще привлекательных моментов, включая микроклимат отношений (см. все выше и выше). В итоге "вокруг" кабинета (а точнее, вокруг его хозяина) образовалась группа завсегдатаев, которую отличал стиль поведения, отношений к работе, учебе, друг другу; система ценностей этой группы товарищей тоже начала претерпевать некоторые изменения, ибо поменялись отдельные жизненные реалии и повлекли за собой сдвиги в области мотивации поведения, ведь, как ни крути, бытие все же влияет на сознание, капает на мозги.

"Сильная позиция" может быть реализована не только через "пространство соблазнов", но и через свободу действий педагога. Так, будучи обязанным кормить-поить всех своих подопечных без исключения, он может не быть обязанным организовывать интересные походы и уж, во всяком случае, брать в них кого ни попадя. Эта свобода дополнительных возможностей действий и свобода выбора в их рамках - основа его суверенитета.

А что же может родитель, таскающий свое чадо, как зэк чугунную чушку?

Он может, мобилизовав свои знания и умения, на базе какого-либо интереса (или конкретного проекта вроде постройки корабля для путешествия на Марс) собрать группу товарищей (особенно ценно присутствие в ней товарищей любимого отпрыска), фактически сделав из нее клуб со своими порядками. "Своими" - как по отношению к группе, так и - к ее создателю. Разумеется, в этот клуб желательно привлечь и собственного ребенка, иначе к чему весь сыр-бор! При этом "отец-основатель" (он же просто отец) независим от приятелей своего чада; те же, играя по его правилам, остаются независимыми от "сына (дочери) своего отца", если только последний способен не идти на поводу у наследника. Такая вот модель.

2. Роды.

Концепция выстроена. Помещение получено. Оборудование расставлено. Штаты укомплектованы. В углу стоит мешок с пиастрами. Можно вешать объявление о наборе.

Можно, но не нужно: это шаг к ослаблению позиции. "Ничего ни у кого не проси!"

Мы просто начинаем жить в этом пространстве - что-то мастерить, пить чай, петь наши песенки, короче, максимально серьезно играть в свои "игры", по своим нравственным правилам.

Не забывая при этом держать дверь тщательно приоткрытой.

Рано или поздно первая любопытствующая башка в нее просунется, и тут главное - не спугнуть. Еще важно, чтобы в глаза этой башки сразу бросилось как можно больше соблазнов.

Дальнейшее развитие событий можно представить в виде тройной формулы:

- Я (Иван Иваныч, хозяин данного пространства) ГОТОВ РАЗРЕШИТЬ ТЕБЕ (Пете, Ване, Кате, Тане) зайти сюда, повертеть головой, понюхать воздух, о чем-то спросить, что-то потрогать, ЕСЛИ ТЫ обязуешься не нарушать правил техники безопасности, не мешать работающим, не причинять ущерба;

- Я ГОТОВ РАЗРЕШИТЬ ТЕБЕ воспользоваться возможностями данного пространства в личных целях (поделать что-нибудь, чему-то научиться, просто провести время), ЕСЛИ ТЫ (плюс к трем первым условиям) не используешь предоставленных тебе возможностей в антисоциальных целях (то есть кому-либо или чему-либо во вред);

- Я ГОТОВ ПЕРЕДАТЬ ТЕБЕ ВСЕ СВОИ ПОЛНОМОЧИЯ в данном пространстве и даже самоотстраниться, ЕСЛИ ТЫ (вдобавок к выполнению прежних условий) сумел стать моим другом и единомышленником (то есть наши цели едины и ты меня не подведешь).

Кроме этого, можно упомянуть различные другие примочки (опечатка: следует читать - "приемчики").

 

1. Прикидываем реальные возможности.

Это относится, прежде всего, к оборудованию, финансам, сферам квалификации клубных специалистов. Не принимаем в расчет того, что нам твердо обещали дать завтра, - исходим из имеющегося сейчас. Все возникающие ножки протягиваем по наличной одежке.

2. Не обещаем несбыточного.

Отчасти это - то, о чем см. п.1, но не только. Речь - об обещаниях как таковых. Давая их, необходимо предусматривать и те ситуации, когда могут возникнуть так называемые "обстоятельства" - плохая погода, отмена нужных транспортных маршрутов и т.п. Обещания должны выполняться в любом случае, если только их выполнение не создает угрозы для здоровья и жизни людей. Предпочтительно, чтобы не лидер оправдывался, почему он не выполнил обещание, а подопечные утешали его, убеждая, что он не виноват, сделал все, что мог и пр.

3. Начинаем с себя.

Первый "огонек", первый откровенный разговор, первый критический анализ, первые наказания. Можно сказать: "Давайте, ребята, начистоту, без стеснения, без утайки, особенно - о том, что плохо, и накажем, кого следует, по всей строгости."

Но лучше ничего этого не говорить, а просто самим комиссарам все свои мысли и чувства - начистоту, без стеснения, без утайки. Особенно - о том, какие претензии к себе самим. И не бояться подвергнуть самих себя положенному наказанию. И так все первое время - пока откровенность не станет чем-то в порядке вещей, пока не появится моральное право предлагать взыскания и для других.

Это же правило продолжает действовать и в зрелом клубе, когда спрос со "старичка" строже, чем с новичка.

4. Дел должно быть больше, чем физических возможностей их сделать.

Это не имеет отношения к обещаниям - с ними как раз все наоборот. Речь о намерениях и возможностях. То есть, в любой момент любой неожиданно освободившийся от работы член клуба или любой вновь появившийся должен иметь возможность заняться чем-либо интересным или просто нужным.

И наоборот. Самый верный способ выгнать человека из клуба - сделать его неприкаянным и вдобавок этой неприкаянностью постоянно попрекать.

Следствие из п.4: рабочих мест должно хватать на всех.

5. Первые деловые циклы должны быть короткими и успешными.

То есть, первые дела должны начинаться и полностью заканчиваться в тот же день. Должна быть обозримость результатов.

И результаты должны быть победными, то есть, выбирать нужно лишь дела, обреченные на успех. Пока не вырастут крылья, ничего серьезного человек сделать не сможет.

Для работы с малышами это правило вдвойне непреложно.

6. Начинаем вовремя и с самого интересного.

Один из самых симпатичных и "полезных" законов традиционного коммунарства - закон "00". Закон точного времени и ничего более.

Труднее всего начинать общий сбор с самой важной части, когда на нем присутствует всего один человек (остальные "задерживаются").

3. Уход за грудным младенцем.

В этот период весьма важно определиться с педагогическими установками. Число их может расти, сами они не гарантированы от уточнений, но некий стартовый джентльменский набор существенно необходим, иначе послеродовые схватки неизбежны.

Какими могут быть эти установки?

О важнейшей из них мы уже говорили - это ориентация на главные нравственные ценности, директива для принятия решений в выборных ситуациях "генетического" порядка.

Большинство прочих установок - частные случаи от первой, но сформулированные для стандартных, повторяющихся ситуаций, своего рода клише. Вот одна из поистине "гамлетовских" проблем: личность для коллектива или коллектив ради личности? И - соответствующая установка на ее решение.

Установка профессионально-деятельностного свойства: "Желательно, чтобы последующее дело (проект) было в профессиональном отношении сложнее предыдущего, требовало новых знаний, более высокой квалификации".

Установка методологического характера: "Не давать готовых рецептов, а ставить проблемы, заставлять думать".

На Общем Сборе, при анализе прошедшего периода - акцент не на то, что и как сделано, а на то, кто как проявил себя как личность.

И еще множество других.

Ну и, как водится, примочки-приемчики.

1. Все должно созреть.

Фотографируем клубную жизнь, раздаем снимки. Играем на гитаре, поем песни.

- Ребята, а хотите научиться вот так же фотографировать и играть на гитаре?

- Хотим! Хотим!

А через три занятия выясняется, что зарядка пленки в кассету - тягомотина, а от струн пальцы болят. И желающих "хотеть" не остается.

Не сокрушаемся и не торопим события. Продолжаем играть в свою игру - фотографируем и дарим, играем и поем. Фотографии и песни врастают в клуб как неотъемлемые атрибуты его жизни, его специфические ценности.

И тогда, может быть, через год после призыва, некто один сделает из клубного туалета фотолабораторию, а некто другой уволокет гитару в уголок и начнет ее потихоньку укрощать. А еще через полгода все поголовно будут щелкать затворами и сочинять баллады.

Может быть, важнее всего вызревание (а не навязывание "сверху") клубных законов.

2. Играем в свою игру.

Один пример уже был.

Другой пример.

Приходим в клуб, а там - никого. На другой день - то же самое. В лучшем случае, одна физиономия заглядывает в дверь и исчезает. Никаких экстраординарных событий которые могли бы повлиять на отношение населения к клубу, в микрорайоне не произошло. Ищем причины возможного конфликта в себе - и не находим. Терзаемся и страдаем неделю, но продолжаем играть в свою игру - приходим по расписанию и выполняем те обязательства, которые на предыдущих сборах взяла на себя группа - выпускаем стенгазету, чиним радиоприемник старушке, мастерим скворечники. Как потом выяснится, все это будет не напрасно.

Спустя неделю приходит один. На следующий день - уже двое. Еще дня через два впечатление такое, будто ничего не случилось - все на местах, все при деле и при настроении.

Что же было?

Видимо, в молодом непривычном организме группы накопилась эмоциональная усталость, понадобилось сменить психологический режим. Такие провалы сначала могут повторяться с периодичностью - неделя через две, затем - неделя через месяц, затем - одна в полгода, и только полуторагодовалый клуб практически перестает испытывать подобные потрясения, приближаясь к иным.

3. Действия лидера должны быть понятны и объяснимы.

Можно иногда говорить непонятными словами, но совершать загадочные действия не стоит: это может вызвать психологическое напряжение в группе.

4. Исключений из правил быть не должно.

Если понадобилось сделать исключение, срочно необходимо переделать правило.

Сначала мы хотели написать - "без комментариев", но решили, что они все-таки нужны. В следующем виде:

"Если мы хотим жить в правовом обществе - без комментариев".

5. Трудно быть богом, да и незачем.

Можно назвать целый ряд известных имен коммунарских лидеров, исповедующих веру суперменства. Насколько сам принцип превосходства одной личности над другой вписывается в общечеловеческие, а, стало быть, и коммунарские ценности - это само по себе "интересно". Не менее интересно то, что выпускники поумнее относятся потом к таким учителям в лучшем случае скептически. Учитель, ты этого хочешь?

Другой вариант - не строить из себя бога, все знающего и все могущего, ибо даже несколько неудачных советов или попыток способны не оставить камня на камне от авторитета лидера.

И, как оказывается, совсем не страшно признаваться в том, что чего-то не знаешь или не умеешь, лишь бы это незнание и неумение не оказалось всеобъемлющим. Гораздо важнее...

6. Не оставлять без внимания вопросы.

Ни один из них не должен оставаться открытым. Приемлемы как ответ, так и честное признание в некомпетентности. В ситуациях, когда это возможно, вариантом может быть обещание раздобыть нужную информацию - с обязательной развязкой по одному из первых двух вариантов в обозримом будущем.

Иначе вопросы прекратятся.

7. Из советов Р.Баден-Пауэлла.

Р.Баден-Пауэлл, полковник британских колониальных войск, - один из отцов скаутизма. Вот что он, в частности, рекомендовал:

- Вы должны быть чем-нибудь в отряде, но не пытайтесь быть всем.

- Никогда не заставляйте... делать то, что не стали бы делать вы сами.

В заключение хочется добавит следующее. Существует множество наставлений, форм, методов, традиций, даже в том же коммунарстве. Прежде, нежели им последовать, более того, всякий раз, повторяя ранее произведенное действие, нелишне задуматься - а хорошо ли это в данном случае/

 


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100