Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Эпоха великих открытий в школе 90-х годов.
Елена Яновицкая. Великая дидактика без домашних заданий

Школьная доска как спортивная площадка

Дома — только хобби

За прошедшие десятилетия многократного воплощения нашего подхода разными людьми, я убедилась, что перевод домашних заданий на исключительно добровольную основу всегда возможен (да по-своему и необходим). Когда я работала завучем, директором, я сама много заменяла уроки. Эта система однозначно работает на любом предмете, на любом возрасте вплоть до вуза.

Но почему заявления об отмене обязательности домашних заданий так пугают учителей?

Видимо, эта обязательность необходима сегодняшней школе в качестве главного оправдания той усредненной системы работы, где учитель на уроке не учит — он что-то вещает, что-то преподает и что-то контролирует (и не свою работу, а только учащихся).

У нас домашнее задание — лишь указание на ту работу, которой если хочешь, то можешь дома заняться. Оно превращено в хобби: «Ты, если хочешь, подготовься дома к тому, с чем встретишься завтра — хоть сам, хоть с папой, хоть с товарищем». А вот на уроке я предлагаю пять-семь минут, чтобы сделать на доске то, что было предложено дома посмотреть.

Можно не смотреть дома — и импровизировать на уроке на незнакомую тему. Можно дома просто взглянуть — понять, как решается, вовсе не стараясь оформить запись. А если тебе трудно — то можешь поупражняться. Ты будешь знать, что я не посмотрю в тетрадку, что там и как написано. Но зато, поработав дома, у тебя появляется уверенность в том, что будешь хорошо выглядеть на уроке. В этой системе нет таких уроков, на которых ученика не заметят.

Эстафета минутных испытаний

И вот, например, урок начинается с того, что прокручивается та задача, которая добровольно была задана. Сделал, не сделал, не важно.

Домашнее задание — это ведь фикция, если оно обязательное. Ну, все созвонятся, спишут друг у друга, нормально. Что тут проверять? Я буду время терять, дети будут время терять. И всё будет совершенно необъективно.

А тут всё сразу видно. Все успевают «прокрутиться» с этим заданием — или у доски, или с места.

Больше, чем минуту, тратить на решение задачи (если ты знаешь, как её решать) нет смысла. Представляете, сколько можно за шестьдесят секунд сделать!

И вот шесть человек — на минуту, следующие шесть — ещё на минуту — и за пять минут тридцать человек у доски побывали. И показали, кто что умеет. Не успел за минуту — значит, не успел, уступи место следующему.

Те, кто слышат об этом, восклицают: «Будут списывать, будут смотреть друг на друга!»

Во-первых, это нелегко. Посмотреть сбоку на доску трудно, к тому же психологически стыдно. Во-вторых, в твоем распоряжении всего-то минута! А в-третьих — если и посмотрят, то очень хорошо. Не посмотрел в тетрадь, не посмотрел дома — а тут посмотрел и понял.

Этот способ однозначно позитивен. За пять минут весь класс проверен, как он закрепил пройденный материал — и на что дальше надо будет акцентировать свое и их внимание.

Интерес к уроку: инструменты убийства и методы воскрешения

Как это выглядит? Вот три ряда, два человека за партой. Все сидящие в ряду — р-раз, к доске на одно и то же задание. Ведь наша задача — организовать дело так, чтобы каждая минута урока так или иначе вовлекала в работу каждого ученика, чтобы минуты не пропадали даром ни для кого.

В обычной школьной ситуации у доски чаще всего один отдувается «за всех» — просто получает свою оценку. Это наихудший вариант. Время его работы — потерянное для остальных. Происходит психологическое отключение всего коллектива учеников.

Если два человека работают у доски над разными заданиями — это тоже никого не заинтересует. Только учителю чуть-чуть удобнее — быстрее.

Вот если двое у доски работают с одинаковым заданием — то уже невольно возникает сравнение, уже класс неравнодушен, даже самые озорники. Ребята же, и стоят-то у доски по-разному, пытаются сделать по-разному, по-разному могут успеть — ведь время ограничено.

Усиливается неравнодушие «зрителей», сменяется любопытством, если у доски работают не случайные индивиды, а представители команд — а дальше будут выступать другие представители. Уже и те, кто не у доски тоже соучаствуют (по крайней мере, как болельщики).

Если же каждый ученик — участник той или иной команды, то возникающий азарт резко повышает эмоциональный уровень восприятия, устраняет безразличие, снимает усталость, подталкивает к тому, чтобы задуматься над сутью проблемы.

Перевод любопытства в любознательность

Итак, для начала нам потребуется пошагово равномерный ритм превратить в эстафету — и изменить статус выступающего у доски: от сугубо личного до делегата от команды. Для перевода случайного любопытства в направленную любознательность потребуется ввести четкий регламент, описание правил: на время, на форму, на качество, на принципы оценивания. А число одновременно действующих у доски участников надо доводить до реально обозримого максимума — четырех-шести человек, увязать с числом команд, можно всю переднюю стену использовать, и вызывать по 10-12 человек.

На этой основе постепенно можно двигаться к решению следующей задачи — переводя любопытство в любознательность, продвигаться от спортивного интереса к познавательному.

С кого начинать?

Команды должны комплектоваться так, чтобы в каждой были ребята от самых сильных до самых слабых. А вот с кого начинать эстафету?

Когда хотят закрепить пройденное, кого обычно вызывают? Иногда случайного — кто руку тянет, или отметок мало. А чаще всего (особенно, если хотят закрепить материал) — сильного В первом случае пользы для класса маловато, а времени может быть потеряно много, во втором — и вовсе бесполезно; кому интересно отличника слушать? Сильному потом ещё лишний раз наподдадут, как любимчику. Тут столько ещё всяких антипедагогических нюансов возникает...

А вот кто соберет внимание всех? Только самый слабый, тот от кого, никто не ожидает ответа.

И вот на первое задание выходят самые слабые. Никто из них не справился, а время прошло. Садитесь. Или постойте. Но никому и не обидно — от них решения ещё никто и не ждал, нормально. Следующий выходит посильнее — поправит что-то, следующий ещё посильнее...

В результате за несколько минут все побывали у доски и все поработали. И если какое-то задание оказалось очень трудным — то следующее повторяется — и самый слабый начинает кувыркаться не так безнадёжно, уже выбирается.

Поскольку всё это требует короткого времени, то за три-четыре таких прогона каждым некоторый успех достигается. Тут требуется учительское искусство; вы составляете задания определённого порядка, шаги короткие, маленькие задания становятся очень ясными. Скиннер, американский психолог, описал такую логику, назвал её «алгоритмом действия». (Хотя я разработала эту логику независимо от него и значительно раньше, называя её «методом темпа»).

Так коллективно можно действовать и у доски, и у карты, и у прибора.

Устные каверзы

Можно использовать устный вариант цепочки. Задаётся вопрос. Время для ответа — секунд десять (два-три слова в секунду — нормальный ритм речи; если задание четкое — то за десять секунд каждый может что-то ответить). Для устных вопросов есть свои критерии качества: если на него с ходу ответит слабый — этот вопрос не годится. Если нормальный вопрос — то задумывается сильный. (Вопрос завышен в том случае, если на нега никто, кроме учителя не ответит).

Но поскольку и сильный над вопросом задумается — то вызывать всё-таки надо слабого. Хотя мы заранее знаем, что и сильному трудно. Так почему же слабого?

Очень слабый сперва или промолчит, или ляпнет такое, что расхохочется весь класс. Да и хорошо! В школе почему-то ужасно боятся глупых или смешных ответов. А что в них плохого? (Больше всего теряется в таких случаях не ученик, а учитель: он ждал хорошего ответа, он уже подготовился с умным видом его оценить — а тут такой ляп). Смешная глупость всегда запоминается, все заметят различие ошибочного и верного хода мысли. Да и сам по себе быстрый и бурный общий смех во время напряжённой работы, если умело делать его не обидным, — лучшая эмоциональная «подзарядка».

Мы говорим: провоцируйте плохой ответ, будьте к нему готовы. Но, совершая такую провокацию, дайте потом отвечавшему шанс, других учеников послушав, исправиться. Ведь следующий ляпнет получше, уже рядом с темой, потом кто-то скажет уже почти правильно, потом хороший ученик уже совершенно правильно ответит, а отличник (ну надо же ему как-то показать себя, не повторять же просто правильное решение) постарается выдать ещё оригинальный ответ или хотя бы выразить особое отношение к смыслу высказываний.

Критерии качества, оценка ответов по цепочке

Есть свои тонкости и в способах составления команд, и в работе с командами, и в оценивании их. Оценивать такие «учебные эстафеты» можно разными способами. Скажем, можно суммировать результаты каждого, а оценки выставлять, например, по таким критериям:

  • Единица — молчание или глупость, но думать-работать начал.
  • Двойка — глупый ответ или смешной, уже что-то сделал.
  • Тройка — смешной или примитивный, но удовлетворительный.
  • Четвёрка — правильный, хотя и неоригинальный, хорошо.
  • Пятерка — точный, с личным отношением, не стандартный, отлично.

Каждый показал, на что способен. Но никто из вызванных не сажается на место с обвинением: «Ляпнул, плохо, садись, два!» Ни в коем случае! Школьная оценка становится не индивидуальным клеймом, а баллом, который ты приносишь своей команде. И один-два балла — это тоже что-то, чем ты смог команде помочь.

Работа идет в цепочки от слабого к сильному — и обратно. Причем повтор по цепочке обязателен! Естественно, ограничен во времени!

Такая последовательность создает комфорт для ученика. «А вот как ты ответишь теперь?» Ты выслушал все ответы, что-то заметил, запомнил, понял. Попробуй ещё раз! (Ты же перед этим «ответил» — и теперь можешь несколько минут смотреть на свою задачу со стороны).

Вот некоторые наши советы ученику:

  • Отойди подальше и сядь.
  • Посмотри, послушай, попробуй.
  • Сравни.
  • Выслушай другие мцения.
  • Оцени себя.
  • Приготовься ко второй попытке.
  • Исправь.
  • Уложись в регламент.
  • За тобой остаётся право на несколько попыток.

Почему не возникает обиды?

Поскольку времени дается очень мало, ритм веселый, необидный. Именно веселей, не жесткий. Не получилось? Ну и что. Попробуй ещё раз, ещё раз. Поскольку все происходит весело, тебя со всех сторон поддерживают — так с чего обижаться?


Обсудить статью в нашем ЖЖ


<<  Основа обучения — не повторение. Основа обучения — помощь  | |   Пять уровней работы, пять типов уроков, три уровня сложности  >>


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100