Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Паноптикум подростковых странностей

Попробуем вместе осмыслить факты этой «странной» подростковой жизни.

Варвара Гринёва

ученица 10 класса школы им. А.Горчакова

Исповедь курильщика

«It's like a cigaretette in the mouth,
Or a handshake on a doorway...
I look at you, and smile, because I'm fine...»

The Killers


Мама искала в моём шкафу аттестат о получении среднего неполного образования, а нашла пачку сигарет... Я могла бы наврать, что это не мои, но зачем? Теперь она хочет узнать от меня, почему я курила. Она что-то говорит, а я пытаюсь найти в её монологе тот ответ, который бы успокоил её.

Мама решает поиграть со мной в игру «Кто хочет стать миллионером?»:

— Тебе это что — нравится? Или это просто «дешёвые понты»?

Я принимаю правила и молчу. Мама даёт подсказку:

— Ведь не может же это тебе нравиться! Это же крепкий табак! — это она демонстрирует мне свою компетентность в вопросе. — Я не могу поверить, что тебе это нравится! Наверное, ты просто выпендриваешься перед друзьями.

Я выбираю правильный, но не правдивый ответ:

— Да, я выпендривалась. Извини. Больше не буду.

Мама облегчённо вздыхает. «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад»:

— Но это же не показатель...

И вот я уже вижу, как в ней расправляет крылья педагог, и она заводит свою заезженную пластинку нравоучений.

А я думаю: да, мама, конечно, я курила, чтобы повысить свой авторитет. Особенно тогда, когда я дымила, сидя на подоконнике тёмной августовской ночью. Перед кем же я щеголяла? Перед звёздами и луной? Перед фонарным столбом? Наверное. И в компании с друзьями я тоже выпендриваюсь. Конечно, как же иначе, ведь друзья единственно для чего и созданы, чтобы оценивать, какая я «крутая», они ведь за это меня любят, больше же не за что, не так ли? Я могла выпендриваться перед врагами, но на них мне, честно говоря, наплевать. По крайней мере, я не буду судорожно лезть в сумочку за сигаретой при виде объекта моей ненависти.

Не получится с родителями быть честными до конца

Потому что они зачастую не до конца честны с нами. Главное — не завраться, и не обмануть себя, потому что это уже совсем противно. А всё-таки, почему же я курила? Самой интересно. Наверное, я подсознательно знаю ответ, но лучше всё понять раз и навсегда. А может, причина моего курения смешна и я перестану это делать? А может быть, это серьёзно, и я стану заядлым курильщиком?

Как же это всё началось?

Моя сигарета могла быть моим маленьким протестом родителям или учителям, о котором знала только я.

Наверное, классе в восьмом мне впервые захотелось попробовать сигарету. Я и мои друзья, которые были опытнее меня в этом деле, гордо шагали по грязным весенним улицам. Всё было серым, мерзким и некрасивым, Я разглядывала остатки чёрного снега у обочины и только-только обнажившийся асфальт. У наших одиноких фигур посреди пустынной дороги была какая-то торжественность и своя тайна. В первый раз не понравилось, закашлялась — сигареты были крепкими. Я тогда подумала, что больше курить никогда не буду. К тому же я очень боялась, что мы встретим кого-нибудь знакомого или что когда я вернусь, от меня будет пахнуть табаком. Я выкурила полсигареты и выкинула её в кусты, после чего стала тщательно пережёвывать «Orbit WinterFresh» — самый мятный из всех «орбитов».

Но, несмотря на свои недовольства, через некоторое время я попробовала ещё раз. Это, конечно, был чистый выпендрёж, потому что курила я не затягиваясь: наполняла рот дымом и выдувала его, это было забавно, но курением вряд ли можно было назвать. Как-то летом в туалете меня научили курить взатяг. Я получила свой полунаркоманский кайф и ни с чем не сравнимое удовольствие. Это был «Voque» с ментолом. Тонкие длинные дамские сигаретки. Я тут же зажгла вторую, хотя меня предупредили, что не стоит. Я отмахнулась. На середине второй голова закружилась, и вскоре я нашла себя сползающей по стенке. Докуривала я уже сидя. Потом мне было плохо, подташнивало. С тех пор я видеть не могу «Voque» и любые ментоловые сигареты. Зелёные сигаретные пачки нагоняют на меня тоску такого же цвета.

Моя история отношений с сигаретами начиналась с любопытства, затем, конечно, продолжалась выпендрёжем. Моими любимыми были длинные тонкие (но не слишком) коричневые «More», которые подходили к моим волосам. Эти сигареты мне шли и плюс к этому мне нравился их вкус, и после того, как один парень отпустил комплимент на тему моей с «More'»ами гармоничности, я с ними не расставалась. Хотя, впрочем, что значит — «не расставалась»? Двух пачек сигарет мне тогда хватало на полгода. А с другой стороны, я могла позволить себе выкурить те же две пачки за ночь. Но я не курила. Я покуривала. Скажем, иногда, в выходные я шла гулять, и выкуривала парочку... Я не наглела и не приходила домой обкуренная. Но моя сигарета могла быть моим маленьким протестом родителям или учителям, о котором знала только я. Таким образом, сигарета становилась мне чем-то вроде молчаливого, всё понимающего друга. Когда я была раздражена, мне не нужно было разряжаться на других (что я ненавижу), я просто щёлкала зажигалкой, и сигарета позволяла мне сохранить человеческое лицо и быть такой, как мне хотелось — мягкой, спокойной. И никто не страдал. Когда мои нервы были оголены, я просто прижигала их сигаретой. Я закутывалась в слои табачного дыма, растворялась в никотиновой дрёме, мир терял краски и проблемы казались несущественными, а люди представали передо мной милыми дураками, которых оставалось только пожалеть. Так я начала курить не столько «по праздникам», сколько в минуты каких-то печальных дум. Тем более, что с сигаретой в зубах думалось лучше.

А потом сигарета стала ещё и палочкой-выручалочкой в некоторых ситуациях. Хочешь поболтать с понравившимся парнем, а о чём говорить-то? С сигаретой в зубах молчание получается не напряженным, а многозначительным. Курить совсем не хочется, а повод нужен, и вот он — самый обычный: «Пойдём-ка, покурим-ка». А сколько знакомств можно завязать с помощью одной только фразы: «Закурить не найдётся?»

Вот он едет на роликах, я пешком и на шпильках. А он едет быстро, и по пути разговаривает со мной, и когда его спина оказывается слишком далеко, я начинаю паниковать, потому что кажется, что он может исчезнуть в любую минуту, и последние силы уходят на то, чтобы не побежать за ним и вместе с тем не cойти с ума. И тогда мы останавливаемся. Садимся на асфальт, опирая спины на стену серого кирпичного дома. Мы закуриваем. Нам кажется, что мы знаем все друг про друга, а на самом деле не знаем совсем ничего. Мы оба понимаем мою безнадежность, но мы молчим, потому что если он что-то скажет мне, или попробует меня утешить, я заплачу. Я терплю боль, а он терпит меня. Так мы и сидим — терпим и курим.

Я не поменяю о них своего мнения

Конечно, сигареты — это очень вредная для лёгких вещь. Cancer stick. Но порой очень приятная. Если уж говорить начистоту, то жить вообще вредно. Как известно, от этого умирают. В жизни много вредных вещей, скажем, даже сам воздух, которым мы дышим — он же жутко грязный! Так почему бы не запретить несовершеннолетним дышать? Или, скажем, может, родителям стоит запрещать детям наравне с курением посещение самых «загазованных» мест Питера? Бред же, правда? Сигареты — это удар по здоровью (особенно растущего организма), но в жизни есть такие моменты, ради которых можно немного поступиться здоровьем. Я же не курю постоянно, просто порой этого хочется, или это необходимо, как воздух. А может, так и наступает зависимость...

Когда меня убеждали в том, что курить нехорошо, помимо медицинского аспекта, мне говорили, что курить вообще-то мерзко. Что это «обыдливает» человека. Меня это крайне раздражало, я абсолютно с этим не согласна. Ведь в курении есть и эстетический аспект. С детства люди читают книги, в которых отважные герои курят трубки, смотрят фильмы, в которых солидные мужчины курят сигары, а красивые женщины, прищурясь, выпускают дым, разговаривая за чашечкой кофе, и держа в руке с безупречным маникюром длинную сигарету. Все люди по ту сторону экрана, люди, живущие красивой, интересной жизнью, люди, у которых все будет хорошо по принципу «хэппи энда», курят. На них хочется быть похожими. Или в конце концов — есть люди, на которых я уже во многом похожа - и если не любимая мама, то обожаемый папа — идеал мужчины — который курит. Хорошая PR-кампания для сигарет. Это просто намертво запечатлевается в подсознании... Нужно привязать к курению всего лишь одно поколение, а дальше все пойдет само собой. Я уже молчу о том, что большинство моих учителей — курящие, плохой пример. И что после этого ждут от меня? На что надеются? У простых людей не родится ангел. Может быть, стоит посмотреть в себя или вокруг, если ловишь своего подростка с сигаретой? А потом — запретный плод сладок. Может, лучше не запрещать, чтобы потом не пришлось наказывать? Может, можно было бы в таком случае остаться другом, и не заставлять никого врать?

Я проснулась в два часа дня в чужой кровати, в чужой квартире, которая показалась мне роднее собственной. У меня впереди было порядка шести часов времени не дома. Свободного времени. Я спала не раздеваясь, поэтому я просто откинула тонкий плед и ступила на пол голыми ступнями. Я легла в восемь утра, так что все происходящее казалось мне ранним утром, обостряющим мои ощущения. Все мои-друзья, с которыми я провела прошлую ночь, распивая пиво и абсент, болтая и многозначительно молча, еще спали, и у меня была возможность привести себя в порядок. На цыпочках я отправилась в ванную. Умывалась с четким пониманием того, что я хочу сделать и с зудящим предвкушением того, что я это сделаю. Я пришла на кухню и заняла свое любимое место. Закинула ногу на соседний стул и, не торопясь, вытянула сигарету из пачки, щелкнула зажигалкой и поймала себя на дурацком рефлексе: прикуривая, я прикрыла огонек зажигалки левой рукой. Привычка человека, курящего на улице. Человека, которому не дают спокойно покурить. Который, бытьможет, и не курил бы уже и не искал возможности покурить, если бы ему дали накуриться вдоволь. Это как мечта, которая исполнится только в совершеннолетие.

Я улыбнулась и убрала руку. Мне не нужно было прикрываться от ветра, сжимая сигарету в озябшей руке. Несмотря на то, что была зима, в моей руке была сигарета, но мне было тепло и уютно. При этом я сидела в чистенькой квартире, а не в прокуренном баре. И я подумала, что для начала есть к чему стремиться — заработать, скажем, на отдельную квартиру и жить там без всяких пререканий с родителями и кем бы то ни было. Курить там в любой комнате, раздеваться в ванной и оставлять одежду на полу, не мыть посуду после каждого приема пищи и прочие маленькие безобидные попущения себе. Определенно после того, как я отселюсь от родителей, почувствую себя лучше: не буду ссориться, ведь в ссоре с родителями раздражает не ее причина, а то, что ты их любишь...

Не в этом ли счастье — делать то, что хочешь?

Я направила первую струйку дыма под потолок. Не скажу, чтобы я почувствовала себя счастливой, нет. Просто было именно то, чего я хотела, и это было очень приятие

Я сидела одна, но я не чувствовала себя одинокой, тому что за стенкой спали милые мне рожи. Сигарета во и то, что я была одна, дали мне какое-то странное пою ние реальности. Начинался хороший день.

Мне не нужно было прятаться от родителей, мне не нужно было сосать «антиполицай», заедать приятный вкус или запах какими-нибудь ядреными сухарями или чипсами хуже того — кофейными зернами. Мой кайф никто не портил. Мне не нужно было бояться, что меня «просекут»: родители, более того, мне было как-то все равно — и это — действие сигарет.

Я наслаждалась не самой сигаретой, а идеальным утром, частью которого она являлась. Без нее утра бы не было, и я осознавала неповторимость момента и впитывала пространство вокруг себя вместе с дымом... Я запоминала ребристость кафельной плитки под ногами, прохладу стены, к которой я прислонилась. Я слышала каждый шорох спящей квартиры и шум въезжающих во двор машин.

Когда сигарета кончалась, я брала новую, если хотела. А если не хотела — не брала. Не в этом ли счастье — делать то, что хочешь?

Народ потихоньку начал просыпаться. В голове неслось: «И если есть в кармане пачка сигарет, значит не так уж и плохо на сегодняшний день...» Сигареты были вкусными, было довольно хорошо, но для полного счастья все равно чего-то не хватало. Может быть, бутылки пива может быть, чего-то ещё. Чего-то вроде любви и понимания... А может, это все-таки было пиво?


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100