Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Паноптикум подростковых странностейПаноптикум подростковых странностей

"ПАНОПТИКУМ (лат.) - собрание разнообразных необычайных предметов, причудливых живых существ..." (Энциклопедический словарь)

"Дети испортились" - говорят педагоги. "Я не узнаю своего ребенка" - вторят им родители. Ленивый, вспыльчивый, наглый, задира, не уважает старших, сам себе на уме... - такими и многими другими характеристиками награждают взрослые своих доселе милых и отзывчивых учеников.

Да, ребята становятся странными, - говорим мы, или просто, может быть, другими, нам не всегда понятными. У них появляется своя собственная жизнь, новая жизнь нового поколения, не всегда доступная пониманию взрослых.

В нашей рубрике "Паноптикум подростковых странностей" мы будем представлять и пытаться осмысливать факты их "странной" жизни.



Дейв ГРОССМАН

США

Дейв ГРОССМАН, 43 года, был военным психологом и офицером. Преподавал психологию в военной академии Вест Пойнт. В 1998 году он завершил свою карьеру военного, чтобы основать специальную группу (Killology Research Group) и посвятить себя исследованию убийства. Автор книги "Остановите обучение детей убийству" (Изд. Random House, Нью-Йорк).

Их можно научить убивать

Военный психолог Дейв Гроссман считает видеоигры тренингом для убийц

- Полковник Гроссман, Вы эксперт по убийству. Можно ли этому у Вас научиться?

- Вы позволили бы учить Вас сексу исследователю секса? Вряд ли. Киллология, как я ее называю, является научным исследованием деструктивного акта. Меня интересуют факторы, которые облегчают или затрудняют шаг к убийству. Для этого я опросил несколько сотен солдат, которые убивали в боевых условиях.

- Правда ли, что вначале любой человек имеет врожденное сопротивление тому, чтобы лишить жизни другого человека?

- Здоровым, нормальным людям свойственно мощное биологическое сопротивление акту убийства. Даже в моменты слепой бессознательной ярости они не идут и не перерезают своему контрагенту горло. Мы доказали, что во Второй мировой войне только 15-20% солдат стреляли в видимого врага. Большинство целились куда-нибудь рядом, даже подвергая себя опасности - так велик сдерживающий момент, мешающий убить себе подобного.

- А можно ли устранить это сопротивление?

- Самое позднее в 50-е годы военное и полицейское руководство в США решило, что такое поведение неприемлемо в войне и при борьбе с преступниками. Проблему надо было решать. Как? Нужно тренировать человека для того, чтобы он убивал. Он должен сделать акт привычным. И для этого военные разработали четыре чрезвычайно эффективных механизма.

- Что это за механизмы?

- Первый шаг - это ожесточение и ослабление чувствительности. И это практикуется во время получения основного образования в военно-тренировочном лагере. Не поймите меня превратно: я горжусь, что я американец и солдат. Однако bootcamp - это промывание мозгов.

Жестокие воспитатели убеждают молодых солдат в том, что они вступают в темный ужасный мир. И что в нем может выжить только тот, кто признает насилие.

- Таким образом, солдаты становятся людьми, особенно готовыми к применению насилия?

- Нет, поскольку армия ставит сильные защитные заслоны. Во-первых, тренируют не детей, а взрослых; во-вторых, соблюдается строгая иерархия и дисциплина. По статистике ветераны совершают меньше преступлений, чем их сверстники, не служившие в армии. Почему? Они глубоко впитали дисциплину.

- Что еще делается, чтобы тренировать кого-либо для убийства?

- Японским солдатам во Второй мировой войне прививали навыки соединения смерти и страдания с удовольствиями и вознаграждениями. Это классическое соединение сегодня считается аморальным и больше не применяется. Тем не менее, есть очень эффективное усовершенствование так называемого усваивания условного рефлекса. Пилот сидит, например, часами в летном тренажере. Зажигается лампочка, он реагирует. Еще раз, он реагирует. Раздражитель - реакция, и так снова и снова. Позже летчик так же реагирует по-настоящему. Даже если отказала турбина, за ним кричат 300 человек и он сам застыл от страха, он автоматически будет делать все правильно, его поведение рефлекторно. В армии убийство превратилось в автоматический процесс.

- Как же этого добились, если есть такое сильное инстинктивное сопротивление, о котором Вы говорили вначале?

- При тренировке в стрельбе обычные круглые мишени заменились человеческими силуэтами, которые появляются на секунду и исчезают. Солдат лежит в укрытии в полном снаряжении. Раздражитель - реакция, в течение многих часов. Попадание сразу же вознаграждается тем, что "кукла" валится. Такие правдоподобные тренажеры повысили во Вьетнаме индивидуальную точность стрельбы до 90%. Наши солдаты убивают, так как это в них заложено, и они убивают со значительно большей точностью.

- Наполняет ли это гордостью?

- Молодые люди хотят быть героями. Поэтому армия предлагает им как четвертый шаг привлекательные персонажи. Сорокалетние уже не бросаются с воодушевлением на пулеметы, но 19-летние убеждены, что это могло бы быть волнующим, интригующим. Они хотят поступать героически, подражать своим кумирам, и хотят принести домой медаль.

- Полковник Гроссман, Вы военный психолог. Почему Вы изучаете убийство при контролируемых обстоятельствах?

- Я ищу факторы, которые облегчают или затрудняют шаг к преступлению. И здесь я наткнулся на ужасную связь: мы подвергаем подростков и детей воздействию тех же механизмов, которые приучают профессиональных военных к убийству. Это происходит в результате демонстрации насилия в средствах массовой информации и, что намного драматичнее - в пропитанных насилием видеоиграх. Последствия мы видим в США почти еженедельно: дети хладнокровно расстреливают своих школьных товарищей, учителей и просто людей, которые однажды их рассердили.

- Дискуссия, вызывает ли показ насилия настоящее насилие, ведется давно. Многие эксперты говорят, что переживание агрессивных фантазий является положительным.

- То, что происходит здесь, корнями уходит намного глубже. Я говорю о многолетнем привыкании. Это начинается с ожесточения. У четырехлетних, пятилетних детей притупляется чувствительность из-за того, что они смотрят фильмы, в которых людей жестоко убивают...

- Действительно дети смотрят такие фильмы в этом возрасте?

- 60% всех восьмилеток смотрели, например, фильмы ужасов. Каждое исследование показывает, что "Ужасы в пятницу 13-го" смотрят даже малыши. В этом возрасте они не могут отличить реальность от фантазии. Для детей ужасные убийства на экране являются действительностью. А опасности, которые они видят, имеют большую привлекательность.

- Этот процесс, по Вашему мнению, соответствует промыванию мозгов в тренировочном лагере армии?

- Верно. То, что выучиваешь в первые годы, не стирается. У детей, которые постоянно видят акты насилия в средствах массовой информации, вырабатывается своеобразный "синдром плохого мира". Они не обязательно становятся преступниками, но они легче признают в жизни насилие, чем другие. Это начало.

- Но когда эти дети становятся старше, они все же знают, что кровавые трупы в кино - это не реальность, а фантазия.

- О, да. Но им это нравится. И происходит типичное классическое стойкое привыкание, которое в армии является табу. Подросток смотрит, как людей пытают и убивают, одновременно он пьет свою любимую колу и заигрывает с девочкой. Более интенсивного соединения насилия с приятными ощущениями не придумаешь. После того, как два подростка 11 и 13 лет расстреляли одноклассников в Джонсборо, учительница соседней школы рассказала об этой трагедии в классе. И некоторые дети смеялись! Они научились веселиться по поводу убийства.

- Вы считаете жестокие видеоигры, в которых молодежь пластиковыми ружьями разрывает людей на куски, особенно эффективным тренингом для убийства. Почему?

- Два года назад 14-летний Майкл Карнил вышел во двор своей школы. Мальчик раньше еще никогда не держал в руках пистолет. Он выстрелил 8 раз. Восемь выстрелов - восемь попаданий: пять в голову, три в верхнюю часть тела. Трое убитых, пять тяжело раненых. Я как раз тренировал "зеленые береты". Когда я им рассказывал, они не верили. Точность попадания среднего полицейского составляет один из пяти. Как Майкл стал таким первоклассным стрелком из пистолета? С помощью тренинга - видеоигр Doom и Quake.

- Может ли быть точность случайностью?

- Нет. За мой тезис говорит тот способ, которым мальчик совершил преступление. Он держал пистолет двумя руками и не двигался. Он не стрелял ни вправо, ни влево. У него было полностью отсутствующее выражение лица. Он посылал каждую пулю в новую жертву. Они появлялись как на его телеэкране: одна цель - одно убийство.

- Молодой Майкл, юные убийцы в Джонсборо, в Литлтоне и другие делали в решающий момент то, к чему их приучили видеотренинги.

- Да. Естественным импульсом является то, чтобы стрелять, пока жертва не свалится. Тогда стреляющий сразу концентрируется на следующей. Другое дело - видео. Там появляется столько целей, что нужно действовать быстро, не задерживаясь на одной. Кроме того, в большинстве игр есть дополнительный бонус за попадание в голову. Награда заставляет тренироваться.

- Родители трех убитых девочек предъявляют сейчас 24-м создателям и прокатчикам видеоигр иск на 130 млн. долларов. Вы будете выступать как эксперт для истцов. Как Вы будете аргументировать свое мнение?

- Мы скажем, что видеоигры научили Майкла Карнила убивать. Это не является оправданием убийце. Конечно, он отвечает за свое деяние. Но игры дали ему умение это сделать.

- Американские режиссеры Ромеро и Кармак придумали "Doom" и "Quake" - суперреалистические видеоигры с большим фактором убийства. Они говорят, что создали только современную ковбойско-индейскую игру.

- С большими отличиями: если я играю со своим братом Билли и его раню, то тогда конец веселью. Я учусь, что Билли чувствует реальную боль, и меня накажут, если я его побью. Уже с давних времен дети играют в ковбоев и индейцев, бьют деревянными мечами по голове и берут пленных. Это все нормально. А видеокомпьютерные игры все это переворачивают: их единственный смысл и цель состоит в том, что игрок забивает как можно больше людей, пытает, уничтожает. И от этого получает удовольствие. Так тренируют псевдосоциопатов.

- А как же родители? Они не несут ответственность за поведение детей?

- Задача родителей защитить детей от бойни компьютерных и видеоигр. Они делают это? Уже давно нет. Для США еще бич - распространенность и доступность оружия. Чтобы убивать, нужны три вещи: оружие, умение и желание.

- Вы говорите, игры приучают к убийству по принципу реакции на раздражение. Есть ли перечень самых опасных (т.е. самых эффективных) игр?

- Игры, в которых подростки держат в руках оружие, практически являются стимулятором убийства. Они составляют большинство в залах видеоигр. Многие игры управляются дома джойстиком. Самая последняя разработка даже предлагает модель, имитирующую отдачу от пистолета. Реклама к этой модели гласит: "Психиатры говорят, что очень важно что-то ощущать, когда убиваешь. Если убиваешь и ничего не чувствуешь, то ты бессердечный социопат". В новейшей версии Quake можно сканировать фотографии, так что я могу виртуально убивать моих учителей. Реклама показывает труп в морге с текстом: "Он тренировался на компьютере... Мы из убийства делаем массовое убийство". Другой текст: "Убивай своих друзей без угрызений совести".

- Все-таки даже для натренированных соответствующим образом подростков большой шаг от виртуального убийства до убийства живых людей. Меньшинство делают этот шаг.

- Здесь вы видите подростков на вершине пирамиды. В самом низу все "нормальные". Потом те, кто ворует, потом - кто грабит и т.д. Опасность увеличивается. Насилие - это приобретенный навык. На самом верху те, кто убивает.

- Насилие в средствах массовой информации - это не новость. Почему раньше подростки не бегали с пистолетами и не убивали людей?

- Бегали. Где бы в США ни появлялось телевидение, через 15 лет число убийств там удваивалось. Сначала на восточном, потом на западном побережье, сначала в городах, потом в деревне, сначала среди белых, потом среди черных. Во многих европейских странах с появлением телевидения число покушений на убийство увеличилось сильно. Зверские видеоигры и компьютерные игры для детей являются относительно новыми. Мы еще можем принять меры.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100