Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Я - свой? Для кого?Я - свой? Для кого?

Слишком сильного сломает, тихого затрет, двуличного порой подкупит, бедному всегда отрежет дорогу. Кто? Да никто - жизнь!

Януш Корчак




Александр Васильевич СУВОРОВ

действительный член Международной академии информатизации при ООН, почётный международный доктор гуманитарных наук в Саскуаханском университете в США, доктор психологических наук, профессор Университета Российской академии образования, кавалер почётной золотой медали имени Льва Толстого (1997).

Профилактика социальных взрывов

Из внешней рецензии на социально-педагогическую программу "Школа спасателей"
(Краснодарская региональная детская общественная организация "Клуб ЮНЕСКО "Тропа - Солнечная Сторона", президент - Устинов Юрий Михайлович)

В педагогику Ю.М.Устинова я буквально вживаюсь с сентября 2001 года. Знакомился с учредительными документами ассоциации педагогически ориентированных клубов ЮНЕСКО "Солнечная сторона". Участвовал в реализации проекта "Доктор Лес" и писал на него внешнюю рецензию. Читал великолепную педагогическую прозу Ю.М.Устинова, а также тексты его песен, адресованных детям и играющих весьма и весьма существенную роль в нравственно-эстетической ориентации ребят. Самое же главное - я очарован "устинятами" - малолетними друзьями и КОЛЛЕГАМИ Устинова, и сам крепко сдружился с некоторыми из них, поддерживаю, с кем есть возможность, переписку по электронной почте.

Я не знаю более эффективного, особенно в нравственно-эстетическом отношении, педагогического процесса. Своеобразие, яркость, эффективность педагогики Устинова ставят ее в один ряд с величайшими педагогическими шедеврами, прежде всего - в один ряд с педагогикой Януша Корчака. Устинов - такой же детский правозащитник в современной России, каким был Корчак в своей стране и в свое время. И детский "контингент" у Корчака и Устинова один и тот же по составу, а именно - "дети, терпящие социальное бедствие", как очень точно характеризует их Устинов. Беспризорники, сироты, дети из неблагополучных и неполных семей, нравственно дезориентированные ребята, жертвы жестокого обращения и насилия...

Устиновым разработан пакет из четырнадцати программ помощи ребятам, тесно между собой взаимосвязанных, взаимно дополняющих друг друга. Тут и программа "Доктор Лес", и программа "Детская деревня", и программа "Милый, единственный, неповторимый" (помощь детям, прошедшим незавершенный суицид)... Думаю, не ошибусь, если скажу, что стержнем, основой всех этих программ, их общим корнем, из которого они "растут", является СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА "ШКОЛА СПАСАТЕЛЕЙ". Программа эта - результат точного теоретического осмысления проблем детства. Осмысливал их Устинов не в ученых трактатах, не в статьях и монографиях, а непосредственно в практике помощи детям. Вообще самое сильное впечатление, которое производит на меня педагогика Устинова - это впечатление полного ТОЖДЕСТВА ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ: у Устинова теоретизирует непосредственно практика. Отсюда афористичность Устинова (коли уж дело доходит до формулировок), и, самое главное - точность социального диагноза. Диагноз этот ставится и формулируется в одном из вариантов программы "Школа спасателей" так: "Одной из существенных причин охлократической ориентации детей и детских сообществ, многих детских бед, является отсутствие у них контактов с педагогически ориентированными самоорганизующимися и самоуправляемыми группами сверстников, имеющими высокую степень самоопределения, самоорганизации и самоуправления, социально значимую, нравственно и социально ориентированную программу жизнедеятельности. В обществе отсутствует звено, задающее ценностную ориентацию для ребенка, детского сообщества и его членов, являющееся для группировки моделью реализации социально позитивного потенциала". Я читал немало статей и интервью, в которых звучит похоронный марш по перспективам преодоления нынешней беспризорщины. Говорят и пишут, что Макаренко мог успешно бороться с беспризорщиной, потому что у его ребят была здоровая наследственность - это были оторвавшиеся от своих семей в вихре гражданской войны отпрыски дворян, купцов, интеллектуалов и чиновников. Дескать, здоровая наследственность выходцев из свергнутых классов общества обеспечила успех и Макаренко, и Сороке-Росинскому, и другим педагогам двадцатых годов двадцатого века. А нынешние беспризорники - дети пьяниц и наркоманов, дети охлоса, и потому с ними уже ничего поделать нельзя, из-за отягощенной наследственности пропащие это элементы...

А Устинов говорит, что ребята просто социально и нравственно ДЕЗОРИЕНТИРОВАНЫ. Но это еще не сам диагноз, а только одно из его частных следствий. Сам диагноз ставится в одном из документов, дополняющих и конкретизирующих программу "Школа спасателей" - в документе, посвященном профилактике детской наркомании, токсикомании и алкоголизма. Там употребляется ключевое для социальной диагностики понятие - ДЕПРИВАЦИЯ. Все дело именно в ней. И имплицитно в тексте документа содержится целая теория СОЦИАЛЬНОЙ ДЕПРИВАЦИИ, дается намек на классификацию различных форм ее. Сенсорное голодание (а уж с этим я, физически слепоглухой, слишком хорошо знаком на личном опыте) непосредственно связывается с депривацией эмоциональной. Если все эти намеки развернуть, то получится глобальная концепция социальной депривации - философская, педагогическая, психологическая, социологическая, экономическая, политологическая, - словом, АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ, В СМЫСЛЕ ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ - концепция. Ю.М.Устинов пишет:

"В работе по профилактике детской наркомании мы... исходим из того, что одним из основных факторов, побуждающих детей к употреблению наркотиков, является комплексная сочетанная депривация на фоне пребывания в травмирующей микросреде".

"Собачка тут зарыта со слона", как по другому поводу написал Ю.М.Устинов в одном из своих педагогических эссе. Так и хочется воскликнуть вслед за Гетевским Фаустом: "Так вот кто в пуделе сидел!" Понятно теперь, почему так много похожего у Ю.М.Устинова и моих учителей - А.И.Мещерякова, Э.В.Ильенкова. Они же в сущности работают над решением одной и той же проблемы, а именно - проблемы преодоления депривации. Только Мещеряков сосредоточился на преодолении социальной депривации (одиночества), связанной со слепоглухотой, а Ю.М.Устинов - на преодолении социальной депривации, проявляющейся в поведенческой модели "психического отчуждения" у сирот и беспризорников, в том числе с младенчества.

Недаром философ Э.В.Ильенков обратил самое пристальное внимание на работу А.И.Мещерякова по преодолению социальной депривации в условиях слепоглухоты. Философ увидел здесь не частность, не экзотическую подробность, а всеобщую причину всех социальных бед - депривацию, - и путь к ее преодолению, который у А.И.Мещерякова обозначен как "совместно-разделенная предметная деятельность". ТО ЖЕ САМОЕ обращает на себя внимание и в работе Ю.М.Устинова. Но у него депривация - не только сенсорная, а "комплексная сочетанная", включающая в себя и сенсорную тоже, как ни странно (хотя речь идет о зрячих и слышащих детях). Ибо слишком уж нища "среда пребывания" ребенка, терпящего социальное бедствие, на какие бы то ни было позитивные яркие впечатления. Вот ребенок и хватается за их искусственные "заменители" - наркотики и алкоголь. "Среда пребывания" обрекает ребенка на ПРОЗЯБАНИЕ точно так же, как на прозябание обрекает ребенка физическая слепоглухота. Просто сирота и беспризорник живет в условиях не физической, так СОЦИАЛЬНОЙ СЛЕПОГЛУХОТЫ, а хрен редьки не слаще, конечно... И последствия те же, или весьма сходные...

Коли диагноз именно таков, то и стратегия лечения напрашивается - попытаться заменить прозябание полноценной, яркой, насыщенной социально позитивным содержанием ЖИЗНЬЮ. И прежде всего - само-и взаимообслуживанием, взаимопомощью. Лишь на этом фундаменте возможно преодоление и депривации культурной. Мои учителя не уставали подчеркивать значение самообслуживания, как раз и формирующегося в совместно-разделенной предметной деятельности.

Ю.М.Устинов пишет по существу о том же:

"Социальная депривация преодолевается включением в процесс полного самообслуживания, как индивидуального, так и коллективного, что пробуждает чувство взаимной ответственности за добровольно взятое на себя дело".

Прежде всего - "общинная защищенность", как раз и возможная только благодаря "индивидуальному и коллективному самообслуживанию", взаимопомощи. А затем, на этой основе, много всего, в том числе - преодоление культурной депривации, отчуждения от культуры, в особой "гостиной":

"Для преодоления культурной депривации существует специальная коммуникативная территория - ГОСТИНАЯ. Систематически гостями ее являются поэты, музыканты, кинорежиссеры, театральные деятели. Начиная встречу как зрители, дети непременно становятся участниками "мастер- класса", гость вводит их в сферу своего искусства реально и практически".

В июле-августе 2002 года, в горном палаточном лагере близ Туапсе, я сам был фактически гостем в такой "гостиной". Стало традицией каждый вечер у костра задавать мне три любых вопроса, и я с удовольствием на них отвечал.

Диагноз социальной депривации - добавлю от себя - вполне справедлив и для питомцев Макаренко. Дело не столько в том, кто чьи родители, хотя и это важно, сколько в том, что ребята живут в среде, аксиологически (ценностно) индифферентной или прямо дезориентированной с точностью до "наоборот", обрекающей их на прозябание ВМЕСТО НОРМАЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. А коли таков диагноз, то ясна и стратегия лечения: восстановить (или впервые создать) нормальную, позитивную, ценностную ориентацию - вместо ценностного индифферентизма и/или негативизма. Надо не стонать по поводу злокозненного влияния "улицы" на неопытных, наивных детишек, а прямо на этой самой "улице" создавать возможности и условия правильной ценностной ориентации. Снова обращаюсь к социально-педагогической программе "Школа спасателей": "Борьба с явлением" - экстенсивный и дорогостоящий подход - превращается в организованное и целенаправленное сотрудничество с явлением, моделирование социальных процессов, основанных на оптимизации оставшихся в подростковой среде здоровых социально-нравственных механизмов".

И, все-таки, на создание этих механизмов. Или не бывает, чтобы здоровые социально-нравственные механизмы так-таки напрочь отсутствовали в подростковой среде? Всегда ли есть на что опереться при ценностной переориентации этой среды?

Звеном, восстанавливающим связь подростковой среды с нормальной, позитивной социально-нравственной ориентацией, могут быть, по мысли Ю.М.Устинова, другие подростки с примерно тем же жизненным опытом, "такие же, как мы", однако социально-нравственно ориентированные правильно. И прежде всего - они. В интервью журналу "Ступени" Ю.М.Устинов говорит журналисту: "Нет возможности взять готовых педагогов и переквалифицировать их, потому что, как правило, педагог, который закончил вуз и идет к детям, чувствует себя ЦЕЛЬЮ. А у нас приходится быть СРЕДСТВОМ. Нужно находить 10-12-летних педагогов и давать вырасти им в этой системе отношений. В системе, в которой состояние воспитанника может быть поощрением, а вина воспитанника - это вовсе не вина, а общая беда его и воспитателя и т.п."

Снова не могу удержаться от аналогий.

1. В совместно-разделенной предметной деятельности у А.И.Мещерякова педагог тоже должен быть средством решения детских проблем, а никак не самоцелью. То, что педагог - именно средство, ученик А.И.Мещерякова А.В.Апраушев подчеркнул добавлением еще одного прилагательного: не просто "совместно-разделенная", а "совместно-разделенная ДОЗИРОВАННАЯ" деятельность. Об этой "дозировке" специально пишут и А.И.Мещеряков, и Э.В.Ильенков. Речь идет о дозировке активности учителя: чем активнее ученик, тем учитель должен становиться пассивнее. Важно не пропустить момент, когда ученик пытается - как бы то ни было неумело! - "помочь" учителю осуществить их совместную деятельность. Пропустишь первую такую попытку - рискуешь следующей уже не дождаться, и вырастет "послушное", "удоборуководимое" существо. Бесконечно важно, как пишет Э.В.Ильенков, не пропустить момент, когда учитель должен "ослабить руководящее усилие". А это и значит, в терминах Ю.М.Устинова, быть средством детского развития, а не самоцелью...

Педагог и журналист Михаил Кордонский поставил передо мной проблему, что сироты с младенческого возраста не способны к самостоятельной деятельности. Делают что-либо только в присутствии учителя, в отсутствие - нет. И вообще не могут действовать целенаправленно, а лишь реагируют на внешние воздействия, вроде флюгера: куда ветер дует, туда флюгер и поворачивается. Может быть, в том как раз дело, что когда-то этими ребятами "переруководили", вовремя не ослабили "руководящего усилия"? М.Кордонский обращался с этой проблемой к ученому Б.Г.Херсонскому, и тот не смог обнадежить своего собеседника, дать рекомендацию, как эту проблему решить.

Э.В.Ильенков тут тоже далек от оптимизма: он прямо говорит и подчеркивает, что если пропустить момент необходимости "ослабить руководящее усилие", то этот благоприятный момент может больше не повториться, и он окажется не просто пропущен, А НАВСЕГДА УПУЩЕН. Иными словами, сделать уже состоявшееся послушное, удоборуководимое существо инициативным - мягко говоря, проблематично... Поезд ушел.

И Ю.М.Устинов тоже не всегда оптимистичен. В документе о профилактике детской наркомании он пишет:

"Следует отметить, однако, что именно компенсация культурной депривации является особенно трудным делом, отдаленные результаты этой работы не являются стойкими, как того хотелось бы".

Вроде бы о другом, но и об этом тоже - о том, что не все последствия депривации, в том числе не все промахи учителей, обратимы. Бывает, увы, и невосполнимый ущерб, и особенно невосполним тот ущерб, который причинен детскому развитию в раннем возрасте, в начале пути...

2. Еще одна аналогия. Анализируя проблемы развития слепоглухих ребят, я тоже пришел к мысли о необходимости как можно более широкого общения этих ребят со зрячеслышащими сверстниками, а также детьми-инвалидами других категорий. И назвал такое преодоление связанной со слепоглухотой социальной депривации - через общение и по возможности общую жизнь с другими детьми, по ту сторону забора детского дома для слепоглухонемых, - "совместной педагогикой".

Естественно, имея за плечами такой опыт, я не мог не воспринять и педагогику Ю.М.Устинова как вариант совместной педагогики, и при том вариант, реализующий ее так полно, как никакой другой, в том числе реализуемый мною самим.

В процитированном интервью речь идет о создании Центра восстановления и развития личности (ЦВИРЛ). Это самый ранний известный мне проект "Школы спасателей". Называться учреждение может по-разному, а суть - создание группы ребят, способной оказывать позитивное социально-нравственное влияние на подростковую среду, инициировать в этой среде позитивные социально-нравственные процессы, прежде всего - процессы взаимопомощи в самых разнообразных ее проявлениях, вплоть до взаимопомощи между относительно здоровыми детьми и детьми-инвалидами, чем занимается Детский орден милосердия и множество других "родственных" организаций, участвующих в Движении детского милосердия. В программе "Школа спасателей" читаем:

"Группа "Школа спасателей" - стационарное полифункциональное детское объединение, где одной из важнейших внутренних установок является социотерапевтическая деятельность группы относительно сверстников, с которыми она постоянно вступает в открытый контакт, самоорганизация детской среды на основе принятых группой ценностных ориентиров и целевых установок. В связи с этим, существенным моментом является принцип социального равенства в стартовых возможностях членов группы "Школа спасателей" и детей, вступающих с ней в контакт, что, безусловно, предусматривает для группы "Школа спасателей", вкупе с моделью домашнего, "семейного" существования, модель социально автономной группы (общины), когда группа живет по принципу полного самообслуживания, в том числе бытового".

Как уже упоминалось, в такой общине, руководимой Ю.М.Устиновым. я прожил месяц в июле-августе 2002, в горном лесу в Туапсинском районе Краснодарского края. Ребенок там - не "объект педагогического воздействия", а субъект всех происходящих в общине процессов, и основной закон взаимоотношений в общине - именно взаимопомощь.

Поэтому душевно в ней чувствуешь себя комфортно, как нигде. Там буквально отогреваешься душой, и снова ощетиниться, снова объявить войну всему окружающему миру, после опыта жизни в такой общине - сложно... Ибо возникает ориентир, позволяющий уже отличить социально-негативные явления от социально-позитивных, носителей положительных или отрицательных ценностных ориентаций. Окружающий мир уже не весь чужой и враждебный, а только частично. Полностью же родным, своим, окружающий мир не может быть ни для кого из нас - пока в нем существует насилие. (Вот он, основной источник социальной депривации!) Но важно, что окружающий мир в наших глазах дифференцируется, и сами себя мы относим к той его части, которая так или иначе насилию противостоит.

Мы становимся активными участниками сопротивления насилию.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100