Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Школа для подросткаШкола для подростка

На границе 5-6 классов для школьных педагогов заканчивается благостное, относительно благополучное время общения с младшими школьниками.

Они не узнают спокойных и милых малышей в столь активных, часто агрессивных и вечно проказничающих 5-6-7-классниках. Такое ощущение, что злой джинн, доселе томившийся в бутылке, вдруг вырвался наружу. Именно в это время и начинается ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ШКОЛЯРОВ И ШКОЛЫ, много раз описанное в мировой литературе.

Одни в этом винят подростков, другие считают, что это нормально, так и должно быть.

Мы предлагаем подумать над тем, что нужно изменить в самой школе, для того, чтобы она стала ШКОЛОЙ ДЛЯ ПОДРОСТКА.




Татьяна Вениаминовна КАЛИНИНА,

Екатеринбург
архитектор, художник, педагог и изобретатель одной из самых эффективных и эффектных методик обучения искусству. Работает с дошкольниками, первоклассниками, подростками, студентами, учителями и воспитателями. Организатор центра "Арт-Игра".

Страшные сказки современного искусства


Art = Life

Школа всегда была теплицей, защищающей ребенка от разрушающего воздействия реальной жизни, ее хаоса или, наоборот, слишком жесткого порядка в ней. До тех пор, пока ребенок не научится сам структурировать, упорядочивать мир вокруг себя, налаживать с ним сложные взаимоотношения, изменяя при этом и мир, и, конечно же, самого себя.

Как правило, современное искусство оказывается среди тех явлений, которые предпочитают оставлять за ограждением. Причины очевидны.

Современное искусство во многих своих проявлениях предельно агрессивно. И неважно, что эта агрессия по законам жанра направлена автором на самого себя. Художник рисует портрет своей кровью, а в обморок падает зритель. Конечно, мы знакомы с ужастиками в искусстве. Например, многие детские сказки дадут фору актуальному искусству. Какая из них обойдется без того, чтобы в ней кого-нибудь не съели, мяско от косточек не отделили, на кусочки не порубили? Но при общении с любым видом искусства мы всегда защищены сознанием условности происходящего. Достоевский заставляет своего героя зарубить старуху, однако, никто не обвиняет его в жестокости. В современном концептуальном или альтернативном искусстве граница реальности и мира созидаемого сдвигается. Утверждая, что АRТ= LIFE , художники сами и вполне сознательно к этому стремятся.

Но, даже если произведение современного искусства не агрессивно, то оно непременно иронично. Причем ирония направлена в первую очередь на образцы высокого искусства, те, что мы учим ценить и любить. Мона Лиза то превращается в цирковую гимнастку, то строит глазки, утверждая, что "она самая обаятельная и привлекательная и жутко нравится мужчинам". Нефертити обретает мужской облик. Греческие колонны, символ порядка в архитектуре, в руках современного архитектора вдруг теряют под собой опору и повисают над землей. Эта игра со смыслами - особый прием искусства постмодерна, отражающий особенности современного плюралистического сознания. Действительно, как иначе можно совмещать в едином пространстве взаимоисключающие культурные концепции, признавая при этом ценность и право на существование каждой из них? Еще совсем недавно, если Античность и Возрождение - шедевры, то Средневековье - варварство, утрата традиций. Сегодня же ценно все, что выстраивает собственную иерархию ценностей, создает еще одну систему координат в пространстве культуры. Обращение к прошлому, бесконечные трансформации его отпечатков - своеобразный диалог, способ осознания себя, своей культуры. В этих трансформациях, наверное, - утверждение ценности искусства прошлого как истока. Но в то же время - явное сомнение в той значимости, которую мы этому искусству придаем.

Однако, самое шокирующее в современном искусстве, пожалуй, то, что оно демонстрирует разрыв с понятием красоты. Еще в начале века модернисты, делая установку на раскрепощение языка искусства от любых ограничений - канонических, жанровых, стилистических, иерархических и прочих, все же гармоническую форму считали неотъемлемым признаком искусства. "Беру кусок жизни, грубой и бедной, и творю из него сладкую легенду, ибо я - поэт. Косней во тьме, тусклая, бытовая, или бушуй яростным пожаром, - над тобою, жизнь, я, поэт, воздвигну творимую мною легенду об очаровательном и прекрасном", - писал Федор Сологуб.

Современное искусство с легендами не работает. Более того, оно твердо настаивает на своей привилегии не быть любимым и не вызывать чувство умиления. Жизнь без прикрас. Жизнь, как она есть. Грубая, откровенная. Если город - то муравейник. Если женщина - то из коммуналки или торговых рядов . Если, к примеру, фонтан - то писсуар. Не красота и уникальность, но привычная обыденность, простая банальность и неказистая повседневность - герои современного искусства, с которыми работает художник.

И, наконец, современное искусство своей идеей внекачественности художественного произведения вообще спутало все карты. Современный художник считает себя, прежде всего, автором идей, он лишь напрягает пространство, а потому не нуждается в личной материализации творческих замыслов. В результате искусство вырывается из привычной зоны художественно-визуального творчества в некие новые пространства, меняя кардинальным образом наши представления о том, что же такое искусство. Оно перестает быть предметом. Оно - процесс, в результате которого происходит "оживление восприятия мира и изменение порядка вещей в голове того, кто это искусство воспринимает" .

Словом, современное искусство демонстрирует себя как мир, в который ребенка вводить рискованно. Однако, формы современного искусства несут в себе возможности, еще не до конца оцененные в педагогике. Они могут стать эффективным средством для приобщения детей к искусству, особенно детей подросткового возраста.

Художник и зритель

Общеизвестен тот факт, что в возрасте 10-12 лет дети теряют интерес к изобразительной деятельности. Одной из причин являются появившиеся у подростка новые потребности, такие как потребность активного общения и потребность в социально оцениваемой, социально значимой деятельности.

Для искусства проблемы социальной ангажированности, востребованности обществом также предельно значимы. То, что художник творит для себя - миф, который создают художники, желая обрести иллюзию независимости. Художник - самый строгий судия себя самого, главный арбитр своего творчества, но творит он для нас. Без зрителя, без предполагаемого, но одновременно вполне реального собеседника, нет искусства. Художнику просто необходимо быть востребованным, иначе цепочка оборвется - и все не нужно, и все теряет смысл.

Наиболее остро эти темы обозначены в современном искусстве. Ведь если раньше, до 19 века, искусство существовало как система заказа, в 19 и начале 20 - на основе меценатства, то сегодня художник, как правило, предоставлен самому себе, он находится в ситуации, когда должен сам искать формы взаимодействия со зрителем. Одной из таких форм стало искусство акционизма.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ АКЦИИ - это актуальное художественное высказывание, социальная провокация, обозначающая болевые точки своего времени, и одновременно способ привлечь внимание к личности самого художника, поскольку эстетический продукт акции обладает возможностью не просто иллюстрировать идею, но реально, здесь, сейчас взаимодействовать с ней, порождая веер смыслов и отношений.

И в то же время акция - это непременно игра со смыслами, с окружением, а раз игра, то в нее вполне могут включиться участники-дети, и наполнить новыми, понятными им смыслами. Акции - не готовый продукт, но творческий процесс, который для акции - форма существования, а для детей всегда интересней и значимей результата. И, наконец, акции создают событие, "со-бытие", совместно проживаемое действо, необходимое для ощущения социальной значимости собственных действий ребенка.

Со всей планетой

1 июня 2001 года наша творческая группа "АРТ-ИГРА" провела художественную акцию под названием "ДЕТИ И МИР". Идея заключалась в том, чтобы дети нескольких стран (России, Японии, Польши, Франции, Германии) одновременно, в один день, начали рисовать огромное полотно (30 м длиной и 1,5 м высотой), на котором изобразили бы нашу планету. Рассматривать эту картину можно было либо двигаясь на велосипеде, либо, как это делали мы, перейдя на другой берег реки. Экспонирование полотен, собранных воедино, предполагалось осуществить в каждой стране-участнице и одновременно в пространстве интернета, что, согласно замыслу, должно способствовать укреплению мира и согласия между людьми разных стран. Нам понравилась идея одномоментности творческого процесса в масштабах планеты. Это создавало совершенно особые ощущения.

Одно из хрестоматийных правил акционизма - соответствие темы и ландшафта. Раз уж художник выходит за рамки картины, то окружающее пространство, которое он занимает, просто не может оставаться нейтральным, оно должно тоже стать частью замысла. Соответственно, свою акцию мы решили проводить на "Плотинке", рядом с Музеем Искусств, месте традиционном для художественных действий: различных концертов, выставок и пр. Участниками акции стали ученики художественных школ, школы при Екатеринбургском центре ЮНЕСКО, студенты педагогического университета и все, кто оказался в зоне действия акции.

Холст был разделен на шесть частей, по количеству частей света. По задумке, у каждой части полотна была своя цветовая гамма. Цвет, как в радуге, постепенно переходил один в другой, объединяя в единое целое пространство полотна.

Несмотря на большой размер картины, для одновременной работы места явно было недостаточно. Все же руками машут, отбегают общее впечатление посмотреть. Решение проблемы места и составило основной момент игры. Часть детей рисовали фон, другие - уже на бумаге - животных и птиц, третьи - жителей и, наконец, четвертые отвечали за цветовое решение, составляли колера. Потом нарисованные отдельно персонажи вклеивались в общее полотно, определяя свое местонахождение согласно воле своего создателя и создавая тем самым необходимый для творчества момент непредсказуемости, игры. Желтые леопарды цепочкой пошли по тонким лианам. Пингвины встали в хоровод с полярниками. А в небо над Россией полетели рыбы. Рыб хотели отодрать. Но передумали. Решили, что это про нас. Добавили еще летающего велосипедиста. И стало совсем как у Шагала.

Полотно получилось сочное, яркое, размашистое. Но все же не только оно было результатом акции. Социальное звучание действия позволило детям ощутить свою причастность к реальным общезначимым событиям. Красивая идея всепланетного единства дала возможность прочувствовать масштабы своей работы. Появление неожиданных и точных решений в спонтанном процессе, а главное, острые впечатления от каждого этапа акции создали условия для проживания этого процесса как явления самоценного, что на наш взгляд было особенно важно, поскольку позволяло на основе собственного живого опыта понять, а не просто узнать из теории, особенности новой формы в искусстве.

Внимание процессу - часть философии современного искусства. Человека рубежа веков отличает особый взгляд на мир. Образ мира перестает быть предопределенной данностью, картинкой, части которой постепенно складываются в то, что мы называем "истиной". Истины, которую надо найти, больше нет. Есть идея, концепция, система, соответствующая нашему способу восприятия и культурным традициям. Наш мир всевозможен, он - произведение, творимое культурой. В этой логике точка начала всех логик становится наиболее значимой. А процесс рождения идеи, толчок, напряжение, породившее произведение, становится более актуальным, чем сама пластическая форма.

Современное искусство отражает эту смену мышления, и, в результате, меняется само, порождая новые ипостаси своего существования, работать с которыми интересно и детям и взрослым, поскольку соответствует, осознаем мы это или нет, нашему способу мышления.

Картины для неба

В этом году мой четвертый класс рисовал композиции исключительно на темы ветра.

"ВЕТЕР В СЕНТЯБРЕ". Сквозь шумящие на ветру кроны деревьев просвечивает небо и солнце, рождая ощущение подвижного, изменчивого мира.

"ВЕТЕР, РАЗРЫВАЮЩИЙ КРАСКИ". Музыка "Первой симфонии" Шнитке подсказала динамику движения линий и сочетания контрастных цветов. Каждый делал на эту тему две композиции. Одна работа строилась на основе декоративной четкости вихревых линий, вторая - на ощущениях нервной экспрессии, создаваемой движениями пальцев по листу, накладывающих краску сразу, без кисти.

"НОЧЬ. СКОМОРОХИ". В этой композиции праздничный мир, который везут с собой скоморохи, пытается погасить темный ветер, взрывающий пространство листа.

"ВЕТЕР МЕЗОАМЕРИКИ". Композиции выполнялись по мифам индейцев Центральной Америки. Ветер в них - движение, рождающее время.

К концу года можно было бы сделать выставку, но мы решили встретить начало лета по-другому. Последнюю композицию, она называлась "ПОЙМАННЫЙ ВЕТЕР", рисовали на воздушных змеях. Каждый сам задумывал образное решение, выбирал формат и форму змея, материал и прием изображения. Мощь ветра или аромат лета, который он несет, холодная свежесть чистых струй или безграничная свобода большого пространства стали основой образного решения. Два змея были с отпечатками ладошек. "Я трогаю небо" назывались они. Младшая группа рисовала на своих змеях летающих насекомых: комаров, жуков, бабочек всевозможных расцветок.

Не просто игра с ветром, но экспозиция картин на фоне неба - такова была идея новой акции. Запуск было задумано осуществить на стадионе рядом со школой, непременно вечером, чтобы заходящее солнце добавило теплую золотистую подсветку будущей экспозиции.

Длинная вереница детей двинулась, шурша змеями, к стадиону. Ветер уже звал. Солнце, как и было задумано, садилось. Надо сказать, не все змеи взлетели удачно. Но, пусть ненадолго, они составили диковинную композицию на фоне вечернего неба. Солнце просвечивало сквозь тонкую бумагу змеев, таинственно преображая рисунки, живыми отблесками вспыхивало на длинных змеиных хвостах.

Данная акция представляла собой скорее перфоманс - небольшое представление, целью которого было получить чисто эстетическое наслаждение от ощущения ветра, неба, закатного солнца, почти летнего дня, начинающего замечательное время каникул; и пережить художественное волнение от созерцания картин, предстающих совсем иными на фоне облаков и солнца.

ПЕРФОМАНС - одна из разновидностей акционизма. Но в отличие от акций, он не несет сознательно выраженного социального подтекста. Вовсе не отсутствие выставочных площадей и не вопросы статуса детского творчества определили концепцию данного перфоманса. Смысл перфоманса выходит за пределы формы. Но он даже и не в тех действиях, которые, как правило, задумываются в виде некой сцены, например, одновременном взлете двадцати змеев. Его смысл - в особом пространстве глубоко индивидуальных, эстетических и событийных переживаний очевидцев и соучастников. Перфоманс акцентирует самый начальный момент творчества: острое переживание мира, понимание его именно на уровне переживания, которому еще не придали форму, не огранили, не ограничили, а значит, по мнению художников, сохранили это переживание более богатым и емким.

В творчестве всегда есть две стороны: внутренняя и внешняя. Первоначальный акт - это творчество внутреннее. Открытие, которое совершается внутри, и, быть может, независимо от нас. Оно сокровенно, ни в чем еще себя не выражает и существует вне языка. Вторичный творческий акт связан с тем, что человек - существо социальное. Он стремится воплотить рожденный внутри образ, явить его себе и миру. Здесь и рождается то, что в творчестве называется искусством. Трагическое несоответствие между творческим горением, творческим огнем, в котором зарождается замысел, интуиция, образ, и холодом законченной формы всегда остро переживалось художниками.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Как он поймет, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь, -

читаем мы у Тютчева. Парадоксальный образ рождения-смерти в творчестве создает Александр Блок.

В жаркое лето и в зиму метельную,
В дни ваших свадеб, торжеств, похорон,
Жду, чтоб спугнул мою скуку смертельную
Легкий, доселе не слышанный звон.
Вот он - возник. И с холодным вниманием
Жду, чтоб понять, закрепить и убить.
И перед зорким моим ожиданием
Тянет он еле приметную нить.
С моря ли вихрь? Иль сирины райские
В листьях поют? Или время стоит?
Или осыпали яблони майские
Снежный свой цвет? Или ангел летит?
Длятся часы, мировое несущие,
Ширятся звуки, движенье и свет.
Прошлое страстно глядится в грядущее.
Нет настоящего. Жалкого - нет.
И, наконец, у предела зачатия
Новой души, неизведанных сил, -
Душу сражает, как громом проклятие:
Творческий разум осилил - убил.
И замыкаю я в клетку холодную
Легкую, добрую птицу свободную,
Птицу, хотевшую смерть унести,
Птицу, летевшую душу спасти.
Вот моя клетка - стальная, тяжелая,
Как золотая в вечернем огне.
Вот моя птица, когда-то веселая,
Обруч качает, поет на окне.
Крылья подрезаны, песни заучены.
Любите вы под окном постоять?
Песни вам нравятся. Я же измученный,
Нового жду - и скучаю опять.

Искусство перфоманса - это попытка художника воздействовать на зрителя не совершенством искусственной формы, но напрямую, через совместное проживание мира реального здесь, сейчас. Работая не кистью, но пространством, временем, расстоянием, длительностью в этом пространстве и времени, изменением своей созерцательной позиции, художник стремится к обострению нашего восприятия, изменению сложившегося, привычного порядка вещей, рождению в нас самих новых образов, новых идей, новых миров.

Актуальные искусства (акции, перфоманс) ломают традиционные представления о форме в искусстве, однако, по отношению к своей форме они все же имеют достаточно определенные требования. Поэтому для того, чтобы художественные игры с детьми не оказались просто игрой в художественность и социальность, необходим профессиональный подход к их организации. Возможно, самый лучший вариант - это включение детей в общую с профессионалами художественную деятельность. Конечно, в этом случае художественный замысел авторов может оказаться далеким от понимания ребенка, образ - шокирующим, как, например, большинство костюмов и инсталяций в следующей акции. Однако, ощущение собственных замыслов частью общего художественного действа задает совсем иной взгляд на весь организуемый художниками процесс. Это взгляд изнутри. Он позволяет понять больше, чем ты рассчитываешь.

Джинсовый скандал

В марте этого года у нас в городе Екатеринбургский филиал Государственного центра современного искусства организовал проект "ДЖИНСОВАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ. ДЖИНСОВЫЙ СКАНДАЛ". Нашей творческой группе предложили принять участие в шоу.

Темой акции было обращение к джинсам как феномену культуры. Изначально предназначенные для использования в качестве рабочей одежды, джинсы все же вошли в культуру как символ свободы, инакомыслия, символ творческой и социальной активности. Сегодня джинсы стали привычной частью гардероба каждого и потеряли значение культовой одежды. В них ходят все, всегда и везде. Но очевидно флер былой романтики сохраняет джинсам потенцию скандала, эпатажа, вызова. Выявить новые, еще неосуществленные возможности джинсов стало основной идеей акции. Например, способность джинсы проникать во все сферы жизни, быть будничной одеждой и, одновременно, бунтом против обыденности, и, наконец, способность эстетикой простого и достаточно грубого материала создавать роскошный образ.

В акции участвовали дизайнеры, художники, молодые и профессиональные модельеры. Каждый художник для сценического представления создавал свой образ: здесь были "джинсовая роза", "джинсовый джокер", "джинсовая невеста", весь светящийся изнутри "Вечерний город"...

Мы представили две группы детей-участников: "Тортугас" (Черепахи) и "Лагартес" (Ящерицы). "Ящерицы" были расшиты узкими лентами, кусочками цветного кружева, цветными пуговицами, образующими узорчатую чешую, разрезаны, как кожаная шкурка. Костюмы создавались для юных художников, выезжающих на пленэр. Обилие пуговиц функционально оправдывалось необходимостью защиты художника от колючей травы, влажной земли во время пленэрных занятий. К тому же, к этим пуговицам прицеплялись на разноцветных веревочках фломастеры, карандаши, резинки, альбомы для зарисовок? И все это причудливо вращалось во время движения детей по сцене. Костюмы "черепах" были составлены из больших и маленьких джинсовых карманов. Благо, джинсов "second hand" было предоставлено достаточно. Из них также торчали карандаши и кисти. В конце своего выступления дети вставали рядом, образуя общую картинку.

Реализовывать идеи, конечно, помогали мамы и бабушки, иначе с заданными темпами было бы просто не справиться. Но даже мальчишки многое делали сами. "Вот я и пуговицы научился пришивать", - говорил Тимур, пришивая двухсотую по счету. Яркие, необычные наряды казались пределом совершенства. Но как же удивили костюмы, созданные профессиональными художниками! Эпатажные, экстравагантные, вызывающе-дерзкие и совершенно непредсказуемые, потому что для реальной жизни совсем не предназначенные. Без сомнения, именно собственные творческие усилия позволили детям оценить находки профессионалов, столь радикально лишенные какой бы то ни было прагматичности.

Акция затянулась до ночи. Но уходить до ее окончания никто не хотел. Я думаю, не только восхищение мастерством художников было тому причиной. Акция создавала мир, который завораживал и притягивал, словно мир приключений. Джинсовые игрушки, джинсовые зонты, джинсовые ковры и мебель вплоть до холодильника с банкой консервированных джинсов, джинсовые картины и инсталяции. И, что удивительно, этот мир существовал не на сцене, а вокруг тебя. Ты становился его реальным участником. Длинноногие модели позируют фотографам тут же, среди зрителей, модельеры добавляют последние штрихи к их нарядам, визажисты завершают макияж. А ты сам джинсовый и в пуговицах!

Положительный эмоциональный опыт участия в большом общем действии, - наверное, самый важный момент подобного сотворчества. "Фабрика идей" современного искусства перестает пугать. Она восхищает своими безграничными возможностями. Но главное, современное искусство открывается в этом процессе как мир, который творится и существует вовсе не для узкого круга профессионалов и ценителей, но как мир, в котором комфортно жить тебе самому.

Этот мир - твой. Он - для тебя.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Переведите с олбанского на русский слово аффтар
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Наталья Sat 24-May-2003 19:16:10  
   Чебоксары  

Очень интересно. Хотелось бы ближе познакомиться с автором для совместных проектов



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100