Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Образование: символы, мифы, именаОбразование: символы, мифы, имена

Иногда, чтобы разобраться в частном, нужно увидеть общее - целостный образ: или проследить историю возникновения (расцвета, умирания) того явления, которое пытаешься понять; или уловить нечто главное, важное, стержень проблемы, попробовать отыскать корни проблемы; или выслушать того, кто стал неоспоримым авторитетом по данному вопросу.

А порой наоборот - нужно ухватиться за деталь, артефакт, набор парадоксальных суждений, чтобы определить свое собственное отношение.




Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ

(Москва)

Награждаю всех вечной радостью

Представляем только что вышедшую книгу замечательного ученого, педагога Олега Семеновича ГАЗМАНА (1936-1996).

Приобрести книгу можно по адресу: 105484 Москва, Сиреневый б-р, 58-а, Школа Самоопределения N 734, тел. для справок (095)461-06-23


"Ты такой счастливый, как я тебе завидую, - говорил мне Олег, - занимаешься творчеством".

У него не хватало времени сесть за письменный стол.

И вот теперь то, что он успел написать, и что написано о нем друзьями, - собрано в книгу. Она хорошо издана, белая бумага, хорошая аура у этого "Неклассического воспитания" - у книги и того, что в ее основе. Беру лист бумаги и выписываю то, на что наталкивается взгляд, как будто впервые.

"Воспитание - диалог культур"...

Это и сейчас понимается не многими. Какая еще культура? "Культура, ориентированная на будущее. В ней старшие учатся у младших". "Диалог есть способность перевоплощаться в представителя другой культуры"...

Я как сейчас вижу его, перевоплощенного, в мундире со звездой, и с подзорной трубой, в которую зрит единственным, зорким глазом фельдмаршал Михаил Илларионович. "Вперед, братцы!" - мягко, по-отечески призывает он солдатушек, и под звуки музыки и барабанный бой из крапивы поднимается русская армия...

За теоретическими формулами у Олега всегда чудится перевоплощение в игру, практику. Педагогическая теория "проигрывается" до и после - в этом весь Газман.

При жизни он не воспринимался как мыслитель, философ. Бывал временами погружен в литературу. Старшая пионервожатая, сотрудник лаборатории игровой деятельности Наталия Харитонова ворчала по этому поводу: "Он там с Кантом - и ему хорошо. А дело не делается..."

Оказывается, делалось. Главное, что Олег Семенович Газман создал в педагогической науке - разделение школьной жизни на академическую и клубную ("школьный клуб - гимнастический зал народовластия"), "педагогику поддержки", "педагогику свободы" - это все не только методика, не только теория, а другая философия образования. Он не мог, да и не считал нужным "переделывать" воспитание, которое есть. Но рядом с "педагогикой необходимости" прорубал окно, чтобы не задохнуться - в педагогику свободы, рядом с воспитанием, социализацией - оказывал поддержку индивидуальности.

Вот ответ Газмана на вечный вопрос о назначении школы:

"В борьбе с окружающей жизнью, даже плохой, школа всегда проигрывает. Но встраиваться в плохую жизнь она не может. Однако может построить собственную, автономную от плохого общества духовную жизнь. Не для борьбы со злом, а для того, чтобы у ее учеников всегда был образец для сравнения, для выбора, для отличения добра и зла".

Под кризисом, пишет О.С.Газман в книге, понимается трудное, переходное состояние. И только. "Никакой безысходной трагедии в этом состоянии школы мы не видим... Когда в России было легко? Выживем и сейчас".

Он сам - не выжил.

Но дело остается. Книга остается, первая, надеемся, ласточка газмановского наследия, любовно выпущенная в свет сыном, педагогическим журналистом Антоном Зверевым, другом-коллегой А.Н. Тубельским и еще одним другом, А.М. Абрамовым - директором знаменитого МИРОСа (последнее, кажется, доброе деяние уникального московского издательства-института, разваленного недавно все теми же старыми знакомцами из ортодоксальной педагогики).

Когда в России было легко?

"...Играет музыка, бегают пятна света, журавли-лошадки бьют ногами, скачут по манежу, кланяются. "Отличные хобота! - шепчет мне (записывает Симон Львович Соловейчик - А.Ц.) двенадцатилетний сосед, оглядывая готовящихся к выходу слонят, и добавляет для честности. - Но я бы вам советовал приехать в позапрошлом году... Отличный цирк был!"

Но и этот газмановский цирк хорош по всем статьям.

Наутро возле столовой появляется большой плакат: "Всех ребят "Маяка", сделавших чудесный цирк, награждаю вечной радостью. О.С." И все в лагере подшучивают над начальником и размышляют, что такое "вечная радость"?



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько лет в пятилетке?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100