Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
Паноптикум подростковых странностейПаноптикум подростковых странностей

"ПАНОПТИКУМ (лат.) - собрание разнообразных необычайных предметов, причудливых живых существ..." (Энциклопедический словарь)

"Дети испортились" - говорят педагоги. "Я не узнаю своего ребенка" - вторят им родители. Ленивый, вспыльчивый, наглый, задира, не уважает старших, сам себе на уме... - такими и многими другими характеристиками награждают взрослые своих доселе милых и отзывчивых учеников.

Да, ребята становятся странными, - говорим мы, или просто, может быть, другими, нам не всегда понятными. У них появляется своя собственная жизнь, новая жизнь нового поколения, не всегда доступная пониманию взрослых.

В нашей рубрике "Паноптикум подростковых странностей" мы будем представлять и пытаться осмысливать факты их "странной" жизни.



Анатолий Гармаев

Волгоград,
священник, директор Волгоградского епархиального православного педагогического училища

Не самоутверждение, а проявление самостоятельности

(Начало в NN 4 , 5 2002)

Право неправильного выбора

Сумеет ли педагог открыть каждому подростку, что, войдя в зону самостоятельного движения, он вошел в зону развития? Более того, открыть, что весь предыдущий период тоже был периодом движения в развитии. Только тогда было движение в запечатлении, а теперь - движение, в котором он самостоятельно пробует все то, что он запечатлел. В этой пробе он имеет внутреннюю свободу - делать так или делать этак, а педагог или любой взрослый может подсказать ему: "пойдешь направо - будет это, а пойдешь налево - будет то, а дальше решай, как быть". Вот тогда, поставленный перед необходимостью:"Как быть?", подросток вдруг начинает взвешивать свою позицию. Там же, где педагог не дает права выбора, а требует поступать по правилам, по своему усмотрению о правде, там ребенок, внутренне имея маленький потенциал другого движения, состаивается в полноте в чем-то одном. Здесь явно видно, что никакой самостоятельности быть не может, потому что нет выбора, и он действует по принципу: такова позиция педагога. Как только ребенок это увидел, он сразу же уклоняется в сторону, пусть едва-едва, но это усиливается позицией его собственной самостоятельности. А педагогу это не нравится: вот какой вредный, вот какой упрямый, вот какой дерзкий.

Не стоит забывать, что это возраст обретения советности со взрослыми людьми вообще. Эта советность впервые закладывается раньше, в возрасте от 5 до 7 лет, в период послушания. Если там ребенок научился быть в послушании у родителей, в послушании от любви, тогда вот здесь, в возрасте от 14 до 17 лет, ему легче слушаться родителей, слушать их советы. Дети тянутся к взрослым, они очень многое хотят проверить через взгляд взрослых людей, и идеальный вариант, если таковыми взрослыми являются их родители. К сожалению, сегодня ситуация родителей не такова, и поэтому мы остаемся как бы неперестроившимися родителями. К 12-летнему возрасту должна произойти уже перестройка, и мы должны отпустить подростков в самостоятельные действия и быть подстраховщиками. Мы даем ему право выбора, мы даем ему даже право неправильного выбора для того, чтобы он на собственном опыте увидел неправду своих действий. И для того, чтобы эта неправда совпала с нашим советом.

Если же мы не даем ребенку возможности идти собственным выбором, то тогда он вообще не слушается родителей. У него появляется ощущение, что родители постоянно назидают, а то, правы они или неправы, становится неважным, незначимым, чаще всего этого впечатления вообще нет.

Очень значимо, чтобы подросток действовал, как бы вслушиваясь в то, что говорят родители. Пусть делает по своему норову. Норов у подростков - это самоутверждение, и поэтому желание на своем настоять и сделать свое у них большое. Пусть первый год (14-16-летний возраст) подросток делает по-своему, как ему вздумалось. Но пусть всегда наперед знает, что родитель советовал другое. И тогда к 16-17 годам вы увидите удивительную картину: он начинает прислушиваться к мнению своих родителей, отца или матери, или обоих вместе. Активная интеллектуализация этого периода позволяет быть очень внимательным к словам родителей; и если родитель умеет сказать, то это будет услышано, более того - будет воспринято. Другое дело, когда родитель, сказав, начнет настаивать. Тогда пойдет отторгающая реакция, Эго пойдет на Эго, камень на камень, и в конце этой борьбы - отторжение. Хотя подросток уже воспринял слова родителя, но из-за настаивания родителя на своем он возьмет и отторгнет это. Поэтому существует для этого возраста правило: родитель пусть скажет один, максимум два раза, но третье напоминание уже не годится, потому что оно сразу работает на раздражение. Малейший привкус раздражения снимает весь первый посыл, все впервые сказанное начинает высыхать.

У педагога, для которого важна самостоятельность, право выбора становится центральным средством. И прав всякий родитель или учитель, который позволяет ребенку выбрать, а выбрать - это значит взвесить то и другое и, взвесив, решить. Даже если ребенок при этом выберет негативное движение (с точки зрения взрослого - это неправда), он все равно уткнется в тот отрицательный результат, о котором ему было сказано. Он не поверил, пошел и увидел свою ошибку, зато в следующий раз уже прислушается.

Именно в этом возрасте - от 12 до 14 лет - дети обретают первый опыт самостоятельного движения по предложению или же совету взрослого. Важно только обеспечение этого совета. У ребенка должно быть не огульное отторжение взрослого и действие по совершенно самостоятельной позиции, постоянная проба себя, но с оглядкой на совет взрослого. И удивительно, что у мудрых взрослых, которые тонко знают этот момент развития подростка, первое движение всегда - это разрешение. Мальчик или девочка подходит и говорит: "Можно?" - "Можно", "А как еще можно?" - спрашивает взрослый. "Не знаю", - говорит ребенок. Тогда взрослый говорит: "А можно еще так. И будет при этом такой-то результат. Выбирай". Вот, казалось бы, очень простой разговор, но он возможен только там, где взрослый внутренне свободен от требования к ребенку действовать только так, как он хочет, и никак иначе. Значит, для взрослого ценно самостоятельное движение подростка.

Интересно, что в первые моменты, когда подросток попадает в такие отношения со взрослыми, он приходит в некоторое недоумение, потому что для него такое поведение взрослых в новинку. Ведь до 12 лет он сам шел за тем, чтобы ему точно сказали: иди так и делай эдак и никак по-другому. И внутренне, психически он был к этому готов - такова была его фаза развития. А вот с 12 лет он уже готов к самостоятельности. И всякий раз, когда педагог дает ему внутреннюю самостоятельность, по внешней привычке - это необычное действие.

Первое время дети будут выказывать недоверие такому взрослому, но это продолжается буквально один месяц. Настолько активен этот возраст, настолько быстро они осваивают ситуацию. Через месяц дети или подростки уже будут находиться в умении выбирать, в умении взвешивать множество вариантов движения. Педагог или взрослый может предложить им и три, и четыре, и пять вариантов. И удивительно, что чаще всего таким жестким детям, как раз для того, чтобы снять эту жесткость движения в жизни, мудрые педагоги предлагают всегда не два варианта, а сразу четыре. Попав в такую ситуацию, ребенок сначала теряется, а потом начинает всерьез вдумываться: а почему тот или другой вариант? Получив результат негативный, он непременно вспомнит то, над чем он думал. А если он встретится с запретом взрослого, то немедленно развернется в другую сторону и пойдет в свое самостоятельное и, получив отрицательный результат, помнить слова взрослого не будет. Настолько резко он отошел от предлагаемого взрослым, что даже близко к себе этих слов не подпустил, чтобы их воспринять.

Это кто такой красивый?

Надо иметь в виду, что в подростковом возрасте идет очень сильная активизация всех Эго-влечений. Правда, степень проявления их различна, в зависимости от сил. Заметим, что есть доминантные, а есть недоминантные Эго-влечения. Независимо от доминантности или недоминантности, Эго-влечения гордости, тщеславия и сексуальности проявляются в обязательном порядке. Они все будут проявляться непременно. Поэтому по гордости обязательно будет происходить обретение себя в группе. Обязательно произойдет несколько раз интенсивная эротизация внутренних переживаний. И по тщеславию обязательно будет происходить обретение себя, принимаемого окружающими людьми.

Тщеславие - влечение к положительному мнению окружающих людей - в подростковом возрасте активно актуализируется.

Надо иметь в виду, что тщеславие в подростковом возрасте осуществляется через проживание своей внешности. Оказывается, подросток, при интенсивной активизации тщеславия неспособен воспринимать себя внутреннего, т.е. внутренние ценности, оказывается, не слышатся. Существуют ценности добра, существуют ценности внимания и чуткости к другому человеку, но эти духовные ценности не слышатся подростком, если он находится в Эго-ядре, им слышатся только ценности внешней красоты. Внутренняя красота человека непонимаема им, ничто не откликается в нем на эту красоту, т.е. глубокие уровни совестливости и душевных свойств, они пригашены. Но зато уровень Эго-состояний разворачивается полностью. Тогда тщеславие остро воспринимает внешнюю красоту, тогда подросток естественно соединяется со своей внешностью через тщеславие. Он настолько сильно переживает себя через внешность, что сливается с нею в одно целое.

Тщеславие требует многого, чтобы быть на уровне внешнего приятия. Для этого сегодня требуется дорогая одежда, дорогой музыкальный центр, видеодвойка, иномарка. Вот если это все будет, то тогда он внешне принят.

Это ладно, с этим подростки как-то еще мирятся, какая-то часть имеет внутренние силы, чтобы с этим мириться. Не все имеют такое раздутое тщеславие, чтобы рваться к иномаркам в таком возрасте. Но относительно своей внешности начинаются самые тяжелые комплексы. Подросток жил и жил спокойненько, например, со своей бородавкой на щеке, а тут вдруг однажды подошел к зеркалу и ее обнаружил. И вот с этого момента начинается мука.

Заходит в троллейбус, там кто-то захихикал, а у него ощущение, что это по поводу его бородавки. Он заходит в класс, а там га-га-га, и у него такое ощущение, что здесь только что обсуждали его бородавку. И он готов сбежать куда-нибудь из класса или что-то с этой бородавкой сделать. Он готов ее срезать, да нельзя. Он знает, что после этого может начаться что-то тяжелое для здоровья. Его мама предупредила. И мука от того, что он несет эту бородавку на себе, срезать ее нельзя и из-за нее он не принимаем здесь, там, тут. Причем, не принимаем он один раз, а кажется ему - не принимаем десять раз в течение дня. И этого различения - один и десять - он в себе не знает. Он видит все ситуации, как непринимаемые.

В результате начинается наработка комплекса неполноценности. Так вот, комплекс неполноценности - это и есть результат только одного единственного - тщеславия. При этом он хочет состояться через принятие себя окружающими людьми во множестве видов деятельности, и поэтому он активно их ищет.

Давайте посмотрим, даются ли ему эти виды деятельности теми условиями, которые мы ему задаем. Ведущая деятельность, которой он занимается - это учебный процесс, а у него, предположим, средние умственные способности, и он не может тянуть на 4 и 5, он может тянуть только на три. И вот про него сказали "троечник" раз, "троечник", сказали, два. Сказали в классе, сказали на родительском собрании, сказали в целом по школе, сказали на линейке, сказали лично, сказали между собой, "он между хорошим учеником и плохим учеником" - опять где-то это прозвучало. В результате, он начинает считать, что его не принимают, а он хочет быть принимаемым.

Так на фоне этой деятельности открывается комплекс неполноценности.

Тогда подросток хочет состояться где-нибудь на практике. Он идет в мастерские, а у него нет технической способности, она у него средняя. Его приняли в техникум, и он здесь учится. Но средняя техническая способность опять выводит его на тройки и в мастерских. И его опять долбят: "троечник", еще раз - "троечник". Он хочет состояться и не может. На всех уровнях по поводу него опять идет одно и то же. Здесь тоже не состоялся. Идет интенсивное проживание себя, несостоявшегося.

Если способности все средние, а тщеславие большое, притязания высокие, тогда начинается мощный комплекс неполноценности, заворот в самого себя. Это страшная ситуация. Идут срывные реакции. Он вдруг закатывает истерику в учебном процессе, закатывает истерику на практике, закатывает истерику дома и вырывается из этого истерическим способом, т.е. просто выбрасывает себя из этой деятельности.

- Не буду там, потому что там меня забили.

Оставшись наедине с собой, он пытается реализоваться в свободной среде двора, и там вдруг обнаруживает, что его принимают. Лидер дворовой группы превращает его, подростка со средними способностями, в собственного секретаря, в этакую пешку, которая все для лидера сделает. И вот, став такой пешкой при дворовом лидере, он чувствует себя нормально, потому что этот лидер не только пользует его, как пешку, но еще и приближает к себе, и в момент, когда назревают у парня осложнения с кем-то другим, лидер тут же защищает свою пешку. Эта приближенность к лидеру дает какую-то защиту, тщеславие его удовлетворяется, его начинают принимать, он чем-то становится. С этого момента он нашел свою нишу. Теперь в учебном процессе его точно не будет, в производственном процессе его точно не будет, а в процессе дворовой жизни он будет уверенно и сильно идти со всеми своими средними способностями.

В результате всякий момент неучитывания тщеславного проявления ребенка в подростковом возрасте неизбежно выщелкивает его из деятельности, которую мы, взрослые, начинаем для него организовывать.

Утоли мои печали

Наконец, есть еще одно, характерное для подростков влечение - влечение к печали. Это самое трагическое влечение, которое сегодня вышло на доминантный фон. Проявляется оно как чувство тоски, одиночества, обиды. По энергетике это влечение наиболее обеспеченное. Ни одно другое влечение инстинкт самосохранения превозмочь не может, только Эго-влечение печали. Нам кажется, что в печали мы обессилены, а на самом деле это бессилие мощной энергетики, энергетики печали, тоски, из которой вырваться невозможно. Эта энергетика сильнее инстинкта самосохранения, и если человек в этой энергетике закрепляется, погружается в нее, то он обладает достаточной силой для того, чтобы покончить свою жизнь. Ситуация очень тяжелая в этом плане.

С каждым годом в геометрической прогрессии растет число подростков, как девушек, так и юношей, с интенсивно развитым Эго-влечением печали. Это все связано с массой проблем: в частности, с феминизацией, с инфантилизацией у мальчиков, когда они воспитываемы матерью без отца. Даже в ситуации полной семьи, чаще всего мы имеем почти безотцовщину, т.к. отца просто нет дома, он только приходит спать или отдыхать. Мальчики остаются практически без мужчин, и в результате - сильнейшая феминизация. Все это очень сильно работает на Эго-влечение печали, это все - подкрепление ее энергетики, как результат - процент детей с этим Эго-влечением растет.

Все случаи несостоятельности в обществе укрепляют Эго-влечение печали.

Шансы есть!

На вопрос: "Есть ли шансы все же воспитать подростка сегодня?" - отвечу сразу: шансов много, и они большие. Основных два. Первое - необходимо удовлетворить глубинную потребность подростка в личном общении. Это самый сильный шанс. Вы сможете передать ему истинные ценности, если на личном общении произойдет контакт, и тогда никакие внешние ценности: теле, видео, группы подростков, ничто не будет работать, все окажется малозначимым перед этим действием, перед этой глубинной потребностью все остальные потребности подростка окажутся поверхностными.

Если же этот шанс не реализуется по нашим личным трудностям, если мы не готовы к такой полноте общения с подростком, тогда - надежда на второй шанс. Это организация групповых ценностей, выход на доверие с группой и работа с группой, постепенное выведение ее через групповые ценности на все более глубинные ценности, т.е. на душевные свойства. Еще более глубокий уровень - уровень Совестливости, который соприкасается с уровнем духовности человека. Постепенно возможен выход на такой уровень, но это труднейшая работа с группой. Макаренко шел именно так, Сухомлинский так шел. Всякий педагог, который работает с группой эффективно, работает именно таким образом.

Правда, педагог может работать и не по вертикальным ценностям, может и по горизонтальным ценностям. Пожалуйста, можно и так двигаться, но обретение ценностей на самом деле - это движение по вертикали, по глубине, это обязательно движение к духовным ценностям, т.е. к самой глубине человеческого "Я". А Эго-ценности идут по горизонтали. В этом сегодняшнее противоречие. И только тогда, когда сам педагог начнет быть в вертикали и идти в вертикали, только тогда его слово начнет давать эффект вертикали и в подростках тоже. Это вопрос, конечно, большой, это большая тема, и, может быть, о ней есть смысл разворачивать дальше весь разговор.




Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько лет в пятилетке?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Геннадий Tue 27-Sep-2005 21:34:40  
   Москва  

Совершенно правильная статья, но самое трудное осуществить полноценную реализацию подростка на практике. Уровень притязаний может быть высоким для одного и нормальным для другого. То-есть в одной среде подросток и не сможет его реализовать, потому что окружающие его подростки генетически лучше структурированы, а в другой он вполне может найти свое особое место. Вероятно, нужно разделение по интересам, по предрасположенности. Ведь замечательный поэт может быть никем в математическом классе и наоборот. Кто только сможет определять наклонности и способности? Таких людей мало. Тесты? В какой-то степени. Может быть, дети сами могли бы определяться. Или это слишком идеальная картина?



  Мария Wed 18-May-2005 17:39:58  
     

Очень интересная статья, особенно про влечение печали. Наблюдается сплошь и рядом, просто черная дыра какая-то.



  Вячеслав Thu 16-Sep-2004 16:45:04  
   Киев  

Работаю школьным психологом в 6-9 классах, в обилии наблюдаю то, что названо автором Эго-влечения. Как практик, недостатком статьи считаю излишек теоризирования (извините за слово), малое количество рекомендаций для профессиональной деятельности. Забавно, что автор, как в своё время маркиз Лаплас, обошелся в своей работе без гипотезы существования Бога
(не читал другие части работы в NN 4, 5 2002).



Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—2008.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100