Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Елена КАЗАКОВА

профессор Санкт-Петербургского Университета, научный руководитель 56-й школы г. Санкт-Петербурга («Школы на Пудожской»)

Проблемы подростков или проблемы с подростками?

Так получилось, что в последние 5-10 лет в петербургской педагогике подросток стал «случайной фигурой». Множество исследований и дискуссий было посвящено образу и перспективам становления современного старшеклассника. Сотни научных статей и теоретико-практических разработок адресованы проблемам раннего детства. Показательно, что менее 10% различных городских инновационных программ, представленных на экспертизу в Комитет по образованию, так или иначе, затрагивали образовательную судьбу подростка. О подростке во весь голос педагогическая и научная общественность начинает говорить только тогда, когда речь идет о подростковых правонарушениях, о подростковой преступности, о подростковой наркомании и т.д. Чаще всего, рассуждая о проблемах развития современного подростка, общество предпочитает размышлять о проблемах в отношениях с подростками, а не о проблемах, которые способствуют или тормозят становление самого подростка.

Утверждая, что подросток прочно занял место на обочине педагогического поиска и педагогической практико-ориентированной науки, заметим, что в настоящее время сложилась достаточно запутанная картина с определением возрастных рамок подросткового возраста. Одни берут за основу тинейджерскую модель, продлевая рамки периода до 18-19 лет, другие предельно сужают интервал. Не вдаваясь в длительную дискуссию, позволим себе принять за основу достаточно традиционный подход к периодизации: раннее детство и дошкольное детство, период младшего школьника (7-10 лет), подростковый период (10-14), первый юношеский период (старшеклассники — 14-17 лет). Естественно, в этой периодизации читается прямая взаимосвязь с существующей образовательной системой, но модель эта, на наш взгляд, продуктивна, понятна и может быть легко использована в современной педагогической практике.

Говоря о проблемах становления современного подростка, хотелось бы попробовать выделить наиболее существенные характеристики именно 10-14-летних, тех, кто в соответствии с Законом об образовании Российской Федерации должен учиться в 5-9 классе общеобразовательной школы.

Попробуем перечислить несколько присущих именно подростковому возрасту противоречий, известных каждому педагогу со страниц вузовских учебников педагогики.

Подросток считает себя взрослым, оставаясь по своим реальным силам ребенком. «Я взрослый, а поэтому взрослым не доверяю», — таково одно из наиболее символичных утверждений, отражающих как в зеркале ключевое противоречие подросткового возраста.

Из этого противоречия естественным образом вытекает ряд других.

Подросток больше всего нуждается в референтной группе, он хочет входить в ту или иную группу, считаться ее полноправным членом, жить по ее законам, но именно подростковые группы наиболее замкнуты и трудно принимают в себя новичков, что часто создает особое пространство одиночества вокруг подростка с трудностями в общении.

Для подростка характерно стремление отстаивать свое право на индивидуальность, уникальность, при этом, как ни странно, он хочет одновременно быть «ни на кого не похожим» и «быть — как все».

Подросток еще не ушел от детства, не ушел от игры, он испытывает потребность в игровых видах деятельности, но, стесняясь своей «детскости» — он стесняется и игры. Своеобразным механизмом защиты игры от самого себя выступает потребность в романтике, в приключениях, в ярких и эмоциональных событиях. Это стоит подчеркнуть особо — нормальное развитие подростка без событийно-эмоционального ряда жизнедеятельности практически невозможно.

Вот еще несколько типичных утверждений, определяющих совокупный портрет подростка.

  • «Я очень быстро расту и я стесняюсь своего быстрого роста».
  • «Я очень быстро меняюсь во всех отношениях, я сам испытываю дискомфорт от вечных перемен во мне и вокруг меня, я так нуждаюсь в прочном фундаменте вашей любви и понимания».
  • «Я очень неуверен в себе и стараюсь скрыть эту неуверенность любым доступным для меня способом».
  • «Я нуждаюсь в действии и движении и не понимаю, почему вы пичкаете меня своими беседами и наставлениями».
  • «Я не готов принимать слова и советы на веру, я хочу вырабатывать свое мнение по любому вопросу».
  • «Я люблю все яркое, неожиданное, интересное, красочное. Я хочу подражать настоящим героям, мне не интересны серые будни и негероические личности».
  • «У меня очень маленький опыт жизни в обществе, но именно эта сторона человеческого бытия меня более всего интересует».

Это перечисление можно продолжать еще очень долго, пытаясь создать хотя бы приблизительно достоверный образ Страны Подростков. Все это аксиомы, но — парадокс, очевидное знание о подростках чаще всего остается только знанием и никак не затрагивает мир педагогической практики.

Наша педагогическая деятельность в мире подростков изобилует ошибками, которые трудно понять и объяснить чем-либо, кроме непрофессионализма и лености ума.

Чем можно объяснить тот факт, что за последние несколько лет мы практически «свели на нет» слой молодых организаторов (в прошлом вожатых), умеющих работать с подростками, стремящихся вместе с подростками строить интересную содержательную жизнь? Почему мы не замечаем, как катастрофически постарели ряды специалистов, собирающихся на «круглые столы» по проблемам детских общественных движений? Почему мы недооцениваем роль детского сообщества в жизни ребенка? Почему мы перестали учить педагогов сложному искусству — быть взрослым — руководителем детского коллектива?

Вопросы такого рода тоже можно задавать до бесконечности. Попробуем же мыслить конструктивно. Каким должно быть образовательное пространство, в котором создаются все необходимые условия для нормальной жизнедеятельности подростка? Ответ на этот вопрос легко можно найти и на страницах учебников, и в строчках литературных произведений и, к счастью, в опыте лучших из нас — тех взрослых, которые не забыли, что они когда-то были детьми.

1. Подросток нуждается в образовательных технологиях, качественно отличающихся от образовательных технологий младшей и старшей школы. Доминанта возраста — общение и действие смысл образования — становление отношения к миру, к себе, к познанию, при этом это отношение становится результатом действия и дискуссий вокруг сделанного. Это очень удобное время для формирования множества нужных человеку социальных навыков и умений, обогащенных уважением к праву подростка на самостоятельное мнение.

2. Подросток очень нуждается во взрослом человеке, но не в каждом взрослом. Выше уже говорилось о неприемлемости упования на назидательные беседы и нравственные нотации в отношении ребенка, точно так же, как недопустим «сюсюкающий» тон в отношении подростка. Взрослый нужен как партнер, опора, ориентир в быстро меняющемся мире. Отсюда — требование построения в педагогическом процессе особых отношений с подростком — отношений созидающего взаимодействия. У нас есть единственный способ помочь ему в обретении социального опыта и освоении нравственных истин — включить его в практику совместного переустройства мира к лучшему (в соответствии с отстаиваемыми педагогом идеалами и ценностями).

Одна из самых типичных ошибок в отношении с подростками — обращаться к ним «Дети», еще хуже постоянно твердить — «Дети, вы должны...»

3. Подросток нуждается в героях. Как бы это не смущало нас, как бы мы не пытались проповедовать «великую правду маленького человека» — подросток будет искать кумира для подражания. И этим кумиром чаще всего становится тот, кому не жалко ярких красок, сильных эмоций и громких дел, разворачиваемых на глазах подростка.

Кто-то будет утверждать, что проблема героев выходит за рамки педагогической компетенции, что этим должны заниматься деятели искусства и специалисты по общественным отношениям. Есть еще одно суждение — «у нас сейчас слишком негероическое время». С таким утверждением можно согласиться (хотя и не хочется), но нельзя согласиться с тем, что подросток остается один на один со своей неутоленной потребностью «следовать за Звездой и подражать Звезде». А о том, что может в этом направлении сделать педагог, задолго до этой статьи блистательно рассказали В.Н.Сорока-Росинский и С.Соловейчик.

4. Подросток нуждается в детском коллективе как естественной среде нормального развития. Без детского сообщества подросток так же не может обойтись, как ребенок без игры. Из этого следует только одно — давайте вспомним все то, что мы когда-то так хорошо умели. Давайте восстановим для каждого классного руководителя, работающего с подростками, смысл таких словосочетаний как коллективное творческое дело, развитие коллектива, коллективное и индивидуальное поручение, малая группа, лидер детского сообщества, линия трех перспектив, чередование традиционных поручений. И давайте, наконец, договоримся, что коллектив не самоцель, а необходимое пространство становления индивидуальности, живущей в обществе других индивидуальностей.

5. Подростковый возраст — уникальное время для освоения опыта сотрудничества с другими людьми, для постижения главного в современном гуманизме — другой человек, отличный от тебя человек — не должен становится предметом оценки «хуже он или лучше», он просто — другой, но равный тебе по общечеловеческой ценности.

6. Одна из важнейших педагогических заповедей  — защита права подростка на яркие и сильные эмоции, на приключения, на романтику, на увлечения и интересы. Если мы хотим заботиться об обучении подростка — нас, в первую очередь, должен волновать его познавательный интерес. Проще говоря, подросток тем лучше учиться, чем ему интереснее. (Интересно, когда нам, наконец, удастся преодолеть многовековое заблуждение, что «корень учения горек, зато плоды его сладки»?). Если мы хотим заботиться о воспитании подростка — мы должны думать об эмоциональной и нравственной окраске событийного ряда его жизни. Исследования показывают, что наиболее значимые и запоминающиеся события происходят чаще всего за рамками школьной или семейной жизни современного подростка.

7. И о семье. С семьей у подростка очень сложные отношения. Увы, сложившиеся родительские стереотипы часто мешают взрослым настроиться на построение тех семейных отношений, в которых более всего нуждается подросток — отношений равных прав и равной ответственности за создание в семье атмосферы комфорта, взаимного расположения, понимания; атмосферы, способствующей развитию каждого члена семьи. Именно поэтому у школы образуются три специфических задачи:

— педагогического просвещения родителей в отношении особенностей мира подростков;

— определенного замещения родителей, в тех случаях, когда они не хотят и не могут занять необходимую для развития подростка позицию;

— защиты (деятельность классного руководителя, школьного психолога и социального педагога) подростка от беспредела, жестокости и равнодушия мира взрослых.

Последнее, видимо, особо актуально, поскольку у нас нет и не будет возможности хотя бы раз начать педагогический процесс с «чистого листа бумаги». Педагогические ошибки, родительское непонимание, социальная не расположенность — все это тот фон, на котором подросток действительно становится трудным — не только для себя, но и для других. Вот и превращается технология педагогического сопровождения в одну из ведущих в образовании; мы должны научиться помогать подростку решать его собственные проблемы так, чтобы они служили его позитивному развитию и не усложняли, а улучшали мир окружающих его людей.

И все-таки, согласитесь, как было бы плохо, если бы наши подростки разом переместились из своего удивительного, необузданного, противоречивого, нетерпимого, страстного, яркого, жаждущего и тревожащегося мира — в мир... взрослых. Спасибо всем взрослым, кто противится этому и ценит каждый день, проведенный вместе с коренными жителями Страны Подростков.

«Удивительная страна — эта страна Подростка! Она наполнена особенностями, чудесами, странностями. Границы ее необыкновенно извилистые, нечеткие, расплывчатые. Нередко ее жители сами не знают, когда и где переступили ее границы. Еще меньше замечают они, когда и как уходят из этой хаотической страны, где очень многое иногда стоит вверх ногами...»



О том, на каком языке говорят иногда наши дети, смотрите «Словарь молодежного сленга»



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Ижванова Елена Sun 16-Apr-2017 17:02:12  
   Москва  

Какая замечательная статья! Большое спасибо Вам, Елена!



  Шитов Виктор Николаевич Mon 09-Feb-2009 15:36:36  
   Архангельская об., г. Северодвинск  

Сколько не бился, не могу перебороть чьего-то злобного взгляда на отличников. Ни когда не буду ботаником! - заявляет мне Максим.
Отвадить от ребят помогает начавшаяся не давно дружба с девочкой. Стараемся, как можем поддержать её.



  Михаил Кордонский Mon 09-Feb-2009 15:34:17  
     

Уважаемый Виктор Николаевич! Если Вы интересуетесь теориями развития личности то, возможно, Вам будет интересно вот это:
Лестница странников
http://altruism.ru/sengine.cgi/13/41/22/1



  Шитов Виктор Николаевич Mon 09-Feb-2009 15:20:49  
   Архангельская об., г. Северодвинск  

Только что прочитал курс Периоды жизни человека.
По каким законам происходят эти изменения в жизни
человека? Что они нам несут? Наконец, как правильно
реагировать на эти перемены?
Сейчас с удовольствием приму к сведению ваши исследования.
У меня с сыном тоже проблемы.
У нас Максим поздний. Я за ним не всегда успеваю. 9 класс.
Я с Максимом провёл эксперимент. Полтора года назад приотпустил вожжи. Сейчас расхлёбываю. Очень не устойчивое состояние в стране, пусть, думаю, хлебнёт свободы. И пошло: панки, гопники, оборвыши, ребята с дрэдами... Больше года выползаем из этого.
У него до сих пор ник Skim. Это после того, как я объяснил, что такое фашизм, да фильм просмотрели, он ник чуть изменил (большое общение, а это часть образа, я понял).
Два раза отправлял его помогать друзьям стены подъездов чистить, от их посиделок. Не отказывался. Я объяснил, что он должен друга выручить.
Когда у нас подожгли п/ящик (я Максимку не пустил гулять), он потом ржавчину чистил и красил. Долго бодались по поводу туннелей в ушах. Макс принёс чужие кнопки, на время. Помог ему их потерять.
Тут, вроде мой прокол. Макс отходчив, быстро обучаем, иной раз натаскиваю его на конкретную ситуацию и мы быстро её проходим. Но, возвращается ли он к ней, не знаю. И это меня пугает!
Говорит: Да, если выполнять все домашние задания и полностью, так легче. После того, как учительница по биологии (за отл. отметки) попросила Макимку проверить уроки у других, заметил, что уровень наших обсуждений стал более товарищеским. Он стал больше говорить о происходящем в классе и обговаривать ситуации. Потихоньку отходим от монолога.



  Тарас Tue 21-Mar-2006 14:36:45  
   Москва  

Меня очень порадовала эта статья. Спасибо Вам, Елена Казакова.



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2002—2006.

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100