Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Владимир Круглов. Застывшее время. Документальная повесть

Первая смена. Слухи

За первую смену школе нанесен колоссальный материальный урон.

Б. П. Жидков

Третьего июня уезжала первая смена, и мы попытались обставить это событие поторжественней. На душе было неспокойно, мы понимали, что ничего особо хорошего ребят не ждет, и старт проекта мы хотели сделать порадостнее, чтобы у ребят было хорошее настроение и боевой настрой на работу.

У института собрались вожатые всех трех смен (ну кто смог прийти), ответственные лица произнесли речи, мы торжественно вручили ребятам желтые футболки института, которые должны были стать их парадной одеждой в лагере для особо радостных случаев.

Кроме того, каждый вожатый получил компакт-диск с разными песенками и подборку всяких методических материалов — игр, конкурсов, сценариев и тому подобного.

По сложившейся традиции вожатые в лагерь должны были приехать за день до заезда детей, чтобы в спокойной обстановке решить формальные проблемы, заполнить разные бумаги и с утра отправиться на автобусах за детьми. Так и случилось.

Да, надо сказать, что во главе каждой из смен был руководитель программы — сотрудник нашего института, призванный на месте руководить процессом реализации программ, которые наши студенты — вожатые написали в процессе подготовки проекта.

В качестве руководителя программы первой смены фигурировала знойная женщина Светлана Анатольевна с легкой руки которой мы и ввязались в эту авантюру. Собственно именно она в какой-то момент оказалась в кабинете одного из сотрудников Департамента образования, где и состоялся сакральный разговор в котором впервые фигурировал лагерь «Солнышко» и было озвучено предложение «помочь поднять лагерь».

Как инициатор и главный зачинщик Светлана Анатольевна решила принять первой огонь на себя и возглавить первую смену, чтобы на месте разобраться кто куда и что к чему. Вот поэтому все, что там имело место быть доходило до нас не сразу и иногда в виде слухов, прошедших через несколько человек, прежде чем дойти до нас.

Первым слухом, который впоследствии мы уточнили, и он оказался подтвержденным — в лагере отказались кормить вожатых. Сраженные этой информацией мы бросились звонить С.А. и ее главной помощнице — старшей вожатой Тане и они подтвердили нам эту информацию — да, действительно, вожатых в первый день ни обедом, ни ужином кормить не стали.

В слегка шоковом состоянии мы поинтересовались: а почему собственно? Оказалось, что вожатые не заполнили специальных бумаг, которые требовались, чтобы бухгалтерия поставила человека на питание. На наш вопрос: а знал ли кто-нибудь из вожатых или С.А. о том, что это требуется сделать, мы получили отрицательный ответ.

Я попытался представить мог ли я, будучи директором (ну или хотя бы человеком ответственным за процесс) не покормить людей, которые работают у меня в сущности 24 часа в сутки, ну или хотя бы не выяснить, как они будут питаться и поставить их об этом в известность и понял, что, пожалуй, не смог бы.

Конечно, можно делать скидку на организационную суету первых дней летней оздоровительной компании но уж тарелку супа-то налить человеку, предполагая что нужные бумаги будут заполнены задним числом сегодня сразу после обеда наверное можно. Безусловно, могло сложиться так, что тарелок супа столовая приготовила ровно на количество детей — ни больше ни меньше, но даже в этом случае непонятна ситуация с ужином и позиция администрации: «Сами виноваты, не выяснили, как ваши вожатые будут питаться». Впрочем, это сказочка, не сказка, сказка будет впереди.

Следующий слух, который донесся до нас это история с первым творческим делом. В соответствии с особенностями нашего проекта смены, которые мы предполагали провести в этом лагере должны были быть не простыми, а тематическими, то есть все дела и содержание деятельности должны были отвечать определенной тематике. Так, тематикой первой смены была «Москва», тематикой второй — «Остров сокровищ», а третьей — «Экология».

На второй день пребывания в лагере коллектив вожатых второй смены задумал провести игру-кругосветку, посвященную вводу детей в тематику. Для непосвященных-непедагогов поясняю непонятные слова. Игра-кругосветка — это такая игра, где есть некоторое число станций и некоторое число групп и эти группы по очереди обходят все станции, выполняя на них какие-нибудь задания или смотря что-нибудь или еще что либо делая. В данном случае игра предполагала, что на ее станциях ребята познакомятся с какими-то вещами, связанными с Москвой, поймут в чем суть тематической смены и так далее. Все это было оговорено, обсуждено, предварительно (на планерке) согласовано и тому подобное.

Однако человек предполагает, а бог (а в данном случае — директор) располагает. Станции были подготовлены, маршрутные листы (это такая бумажка, которая определяет для группы порядок прохождения станций) написаны. Оставалось примерно пятнадцать минут до стартового построения команд (в данном случае отрядов) как вдруг...

Видите ли, в лагере есть радио. Обычно по лагерному радио транслируется бодрая музыка сразу после подъема, а в этом лагере — еще и горны, но в данной ситуации радио в лагере приобрело особый статус. Дело в том, что как таковой радиорубки, откуда можно вести трансляцию по зданию, в лагере не было. За спиной вахтера, сидящего у центрального входа есть микрофон, включив который можно что-нибудь говорить и будет слышно. Так вот, этим микрофоном очень любил пользоваться директор, который по поводу и без повода сообщал в него всем и вся о том что сейчас будет, о том, что он думает по тем или иным поводам и иногда, честно говоря, возникал вопрос — а знает ли он о том, что он сейчас говорит не просто так, а в микрофон, и его все слышат? Впрочем, речь сейчас не о директоре, о нем чуть позже, а речь о нашем творческом деле.

С удивлением для себя, приготовившиеся начинать кругосветку вожатые услышали бодрый голос директора, настойчиво рекомендовавший всем идти на футбольное поле, где сейчас состоится матч, в том числе с его участием.

На удивленные вопросы: «Мол, как же так, у нас же запланировано творческое дело?! И вы же были об этом в курсе?» был получен ответ, что «Лагерь — это гибкая структура. Все можно менять. А сейчас — хорошая погода и дети должны находиться на воздухе».

Немая сцена.

Чуть позже, оправившиеся от некоторого шока вожатые, вместе с С.А. попытались пообщаться с директором в том самом смысле, что не очень хорошо, когда сразу несколько организаторов досуга тянут детей в разные стороны. И неплохо бы нам всем вместе согласовывать этот процесс. Ну и вообще говоря, изначально договоренность была о том, что программа в руках вожатых.

Реакцией на этот разговор стала просьба «пройти в кабинет», где впервые состоялся Гневный Монолог. Чуть позже, в главе «Директор» я подробно охарактеризую эту особенность харизматической личности Бориса Петровича, а пока вкратце — Гневный Монолог — это примерно от 10 до 20 минут крика на абстрактную тему. Любую, в зависимости от ситуации.

В общем, с каждым днем, как в хорошей драме, трагедийность нарастала. События становились все экзотичнее, а узел их завязывался все туже.

Забавным апофеозом первой смены стала история с днем памяти и скорби, который, как известно все братские народы бывшего СССР отмечают 22 июня. В нашей описываемой смене этот день пришелся на воскресенье — последний полный день смены и на одной из планерок вожатые с удивлением узнали, что в лагере день памяти и скорби, в отличие от всей страны, предполагается провести накануне, 20 июня, в пятницу.

После прошедшего удивления, в ответ на закономерный вопрос о логике данной ситуации был получен ответ примерно такого содержания: «22 июня — последний день смены. Традиционно в последний день смены проходит праздничная дискотека и разные другие праздничные события. Мы не имеем права лишать детей праздника»

Немая сцена.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100