Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Владимир Круглов. Застывшее время. Документальная повесть

Пошел разнос

Хлеб на полу — для меня сразу перед глазами блокада Ленинграда

Б. П. Жидков

Рассказывая о разных делах этого лагеря, я забыл упомянуть о поездках. Довольно часто детей «Солнышка» куда-нибудь возили. Это могли быть самые разные места — от Зоопарка и Грановитой палаты до какой-нибудь никому не нужной программы «Зритель».

Я, конечно, всячески разделяю и поддерживаю стремление взрослых обогащать и развивать духовный мир детей, но в этих поездках было одно «Но». Отправлялись дети в них с утра, когда большая часть обычных людей едет на работу. А возвращались вечером, когда опять же все нормальные люди едут с работы домой. Благосостояние жителей ближнего Подмосковья растет как на дрожжах, поэтому количество машин на столичных автомагистралях явно превышает допустимые нормы. И, следовательно, Ленинградское шоссе, которым, как известно, наша столица связана не только с городом на Неве, колыбелью русской революции, а еще и с Новгородской, Псковской областями, Карелией, Финляндией и прочими странами Скандинавского полуострова.

Так вот, проехать по Ленинградке в означенное время было практически невозможно. Время, затрачиваемое на поездку до Москвы и обратно, растягивалось в геометрической прогрессии и могло занимать три часа, четыре часа...

Когда измученные и бледно-зеленые дети выпадали на нас из автобуса, я, честно слово, радовался, что уже побывал и в Зоопарке и в Грановитой палате. Мне было их жалко, и даже несмотря на то, что они приобщились к прекрасному — я им не завидовал.


Надо сказать, что чем ближе третья смена была к финалу — тем больше неадекватного и малопонятного происходило в лагере. Наверное, с какой-то стороны это можно было объяснить усталостью воспитателей и администрации — а вы помните, я говорил, что отношения между детьми и взрослыми в этом лагере носили характер яркого противостояния и, следовательно, когда у взрослых силы противостоять детям иссякли, то дети, у которых, как известно, силы не кончаются никогда, обрадовались...

Примерно так все и было. Чем дальше мы продвигались к вожделенной отметке в 21 день, тем больше хамства, мата, нарушения дисциплины имело место быть. Первый отряд, например, перестал вставать с подъемом. Наиболее старшие парни просто игнорировали горн, просьбы воспитателей и вожатых и продолжали валяться в постелях, до тех пор, пока их не вытряхивали оттуда директор или Татьяна Александровна.

Вечера превратились в открытое игнорирование детьми просьб взрослых. Старшие отряды угоманивались где-то спустя два часа после отбоя, а засыпали — боюсь подумать во сколько. Очевидно именно это и повлекло за собой повальный сон после подъема во время линейки и зарядки. В палатах после каждой ночи было невероятное количество мусора — тут директор не преувеличил в своем монологе — действительно — остатки еды, пакеты, фантики и так далее просто заполонили все комнаты. Количество курящих уже не поддавалось подсчету.

Все воспитатели, да я думаю и администрация, считали дни, когда же наконец закончится смена. Оставалось совсем немного мероприятий — основные мероприятия смены уже прошли — впереди маячило закрытие с неизменным концертом и финальная дискотека.

Пытаясь хоть как-то привести в чувство подростков, у которых ощутимо начало «сносить крышу» директор отменил дискотеки. Причем отменил он их после того, как первый отряд, которому было поручено провести дискотеку (видимо опять надеялись разбудить сознательность), истоптал все стулья в актовом зале грязными подошвами ботинок.

На линейке на следующий день состоялась демонстрация испорченных стульев, а потом, естественно, последовал «Гневный монолог»... Произошло это примерно за шесть дней до конца смены — тогда-то и разыгралась уже упомянутая история с фильмом «Неуловимые мстители». Но речь сейчас не о нем.

Просто когда через три дня стало понятно, что «Мстители» нам не светят, а «Том и Джерри» во-первых, уже весь показали, а во-вторых, он явно не оправдывал надежд на него возложенных — большая часть детей все равно не смотрела эти мультики а ошивалась в коридорах, на улице и в курилке — так вот опять было принято невероятное по своей красоте и оригинальности педагогическое решение.

Дискотеки снова разрешили! А проводил их все тот же первый отряд. Было решено оказать ВЫСОКОЕ доверие. Видимо в очередной надежде на пробуждение столь же высокой сознательности.

Каюсь, а не мог пару раз отказать себе в удовольствии, и в первый раз в подобной ситуации — в самом начале второй смены — помните? — ситуация с кражами — поинтересовался у Татьяны Александровны:

— Как же так? Вы же сами сначала отменили дискотеку... Зачем же вы ее снова разрешили? Это же непоследовательно!!

Татьяна Александровна, как я уже писал, ответила:

— Нельзя лишать детей праздника!, — причем я уловил в ее ответе искреннюю веру в то, что она говорила.

Эта вера была у нее и тогда, когда она заставила нас отменить дискотеку и идти по отрядам с «серьезной беседой». В этот момент я в который раз в этом лагере подумал, почему у педагогов при поступлении на работу спрашивают справку о физическом здоровье, а вот о психическом никто не требует...

А стоило бы. Процент трудных подростков явно бы сократился, да и малоадекватных детей было бы поменьше — ведь берутся-то они не из воздуха, а от малоадекватных взрослых.

Мечты, мечты...

Интересным завершающим аккордом стала ситуация с открытием олимпиады в Пекине. В те самые дни, когда смена подходила к концу весь мир, затаив дыхание, с нетерпением ждал, когда же, наконец, пламя олимпийского огня разгорится над китайской столицей.

Честно говоря, я не особенный фанат спорта, но к такого уровня событиям отношусь с уважением и считаю, что всякий человек должен о них знать и по возможности видеть.

К счастью, некоторое количество лет назад были изобретены электромагнитные волны, а вслед за ними и телевидение, так что сейчас для того чтобы посмотреть на открытие олимпиады вовсе не требуется ехать в Пекин. Можно просто включить телевизор и наслаждаться.

Телевизоры в лагере были, но их было явно меньше, чем требуется для просмотра двумястами детьми, поэтому у нас возникла идея использовать имеющиеся в лагере проектор и экран, чтобы продемонстрировать детям это мировое событие. Для наладки техники требовалось заручиться поддержкой администрации, и мы с Сережей отправились со своей идеей к Татьяне Александровне.

— Надо показать детям открытие олимпиады, — сказали ей мы, предполагая вполне очевидную реакцию: «Да, конечно...» и так далее.

Но, как выяснилось, мы все еще недооценивали сотрудников этого заведения.

— Мы не можем этого сделать, — безаппеляционно заявила она.

— Почему? — удивились мы, — технически это возможно...

— Занят зал, — был категоричный ответ, — мы должны репетировать концерт закрытия смены.

(Чего его там репетировать-то? Девятый раз уже за лето...)

На такой аргумент возразить было нечего, и мы ретировались.


К слову о просмотре по телевизору разных мировых событий вспоминается еще одна история, касающаяся чемпионата Европы по футболу, который проходил во время первой и второй смены. К началу второй смены ситуация на чемпионате достигла накала — Россия вышла в полуфинал. К сожалению, все матчи проходили в то время, в которое в лагере уже был отбой.

Сами понимаете, что старшие ребята, особо озадаченные этой проблемой, всячески стремились посмотреть эти матчи. По этому поводу несколько ребят полдня ходили кругами вокруг директора, чтобы он разрешил им посмотреть после отбоя эти матчи и он им разрешил.

В исторический день матча после отбоя вереница ребят потянулась в комнату, где был телевизор. Нет, потянулась — неверное слово. Скорее прогромыхала и вломилась. На шум вышел я, пронаблюдал все это, и увидел, что еще большее количество ребят стремится туда же, но их не пускает ночная дежурная. Оценив обстановку, я спустился к Татьяне Александровне и задал ей простой и естественный вопрос:

— А почему каким-то ребятам можно, а остальным нельзя?

Татьяну Александровну этот простой вопрос поставил в тупик, она долго пыталась подобрать какие-то слова, которые соответствовали бы ситуации, но не сумела их найти и долго мне говорила что-то малоадекватное.

Из всего сказанного ей я понял одно: ребята, которые пошли смотреть футбол — избранные и поэтому директор им разрешил. Нравятся они ему. Вот и все.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Двести тридцать два плюс восемь равно
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100