Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Очерки общественной педагогики. Авторские лагеря Костромской области: история и современность. Под редакцией Б.В. Куприянова.

Часть II. Раздел 3.
Воспоминания участников программ авторских лагерей

Представленные ниже интервью были записаны Л.Ивановой в 2001 году.


Первое интервью. На вопросы отвечал Денис Юрьевич Лебедев.

С какими из авторских лагерей связала вас судьба?

Д.Ю. — Это лагерь в Шарье «Трубач» и «Комсорг».

Какие годы вы там работали, сколько лет вы посвятили этой работе?

Посвятил я этой работе в целом 10 лет. Два года отработал в «Трубаче» и с 1993 года по 2001 в «Комсорге».

Скажите, что для вас авторский лагерь, это место где вы работали и работаете как профессионал, учились, учитесь, занимаетесь любимым делом, творите, придумываете, общаетесь с интересными людьми, находите людей близкими по духу?

Д.Ю. — Но, скорее всего и первое и второе и третье, это школа жизни, для меня. Многое из работы в лагере «взято на заметку». Это и друзья, и общение, и знакомые.

Определите функции, которые вы исполняли в лагере и как долго.

Д.Ю. — Функции самые различные: и педагог организатор, и на отряде с ребятами работал, методистом работал один года в «Трубаче», потом стал начальником штаба, т.е. занимался управлением, старшим методистом, техником. Полифункциональность должна присутствовать всегда. А основной чертой авторских лагерей и работников авторских лагерей — это полифункциональность, т.е. чтец и жнец и на дуде игрец.

Назовите роли, которые вы играли в общности лагеря: хранитель традиций, новичок, еретик, гость или лидер в лагере.

Д.Ю. — Все наверно приходилось играть на разных исторических этапах своей работы в лагере. И еретиком был, и изгоем, и лидером лагеря, и хранителем традиций, и новичком, когда первый раз, подготовленным только теоретически встал на отряд. Но гостем не приходилось, однажды был только гостем на юбилее лагеря «Соколенок».

Кого бы вы вспомнили как исполнителей вышеперечисленных ролей.

Д.Ю. — Лидер вспоминается всегда Сергей Павлович Афанасьев, Сергей Владимирович Коморин, Андрей Иванович Тимонин, Куприянов Борис Викторович, Простов Сергей, Александр Данилов, Александр Соколов, ну и многие другие.

Как бы вы определили время работы в авторском лагере зарождение, развитие, расцвет, кризис, возрождение?

Д.Ю. — Смотря как подходить к этому вопросу: мое зарождение, развитие, кризис или лагеря? Но все же развитие, если даже к себе относится, если к историческому моменту — то существование авторских лагерей, расцвет.

Можете ли вы примерно обозначить сроки этих периодов?

Д.Ю. — Начало 90-х годов, конец 20 века.

Для чего в большей степени был официально предназначен лагерь во время вашей работы в нем?

Д.Ю. — В основном, это работа с активом старшеклассников, с одной стороны, с другой — это проведение научных исследований, своих наработок, написание курсовых, дипломных, и подготовка будущих педагогов, поскольку специальность у нас была учитель истории и методист по воспитательной работе. Это специальность записана в дипломе и без практики воспитательной работы в детском загородном центре невозможно было. И вся методика работы как предмет, она была посвящена подготовке работы в лагере, не обязательно в авторском, но в детском загородном центре.

Можно ли выбрать наиболее важные задачи, и какова была официальная и неофициальная иерархия?

Д.Ю. — Официальная иерархия — это подготовка будущих педагогов, неофициальная — доказать, что ты организатор, что ты лидер, что ты можешь организовать. Это вообще было на Истпеде распространено. Кто ты? Тварь, дрожащая или право имеешь? Не всегда это получалось корректно, не все это могли сделать корректно, но во всяком случае неофициально это была волна, что ты должен доказать всем что ты чего-то значишь, чего-то можешь в этой жизни, и в лагере в том числе.

Как вы считаете, стиль управления лагеря был в ваше время авторитарным, либеральным, демократическим или номинальным?

Д.Ю. — Что касается «Трубача», он был демократическим, но если анализировать с сегодняшней позиции, то мне кажется не всегда он был демократическим как казался на первый взгляд тогда. Где-то он был и авторитарным, где-то и слишком либеральным, и номинальным. Но все-таки демократическим, поскольку педагогический отряд без участия каждого в управлении тяжело себе представить.

Назовите, пожалуйста символ, девиз или человека с которым ассоциируется у вас лагерь?

Д.Ю. — Это девиз педагогического отряда «Товарищ». «Живи свою, забывая усталость, чтоб видеть радость в глазах других».

Как бы вы охарактеризовали общественно политическую обстановку того времени, когда вы работали в лагере, как это отражалось на содержании деятельности?

Д.Ю. — Это время пересмотра истории как науки, истории отечественной науки, открытие сенсационных находок. Оказывается, столько лет мы прожили и врали друг другу, что у нас все хорошо. Это, конечно, отразилось, поскольку мы были историческим факультетом. В наших лагерным сменах историческое наследие нашей Родины тоже отражалось. Смены были посвящены России 19 века, на рубеже веков, проблемы Октябрьской революции, кризиса общества, иммиграции, белого офицерства — кто они? герои или несчастные люди, изгои. Это все отражалось в подготовке лагерной смены, в ее идее.

Как на ваш взгляд авторские лагеря повлияли на социальную ситуацию в Костромской области?

Д.Ю. — Мне кажется, они спасли базу. Если бы не было сильных авторских лагерей, которые славились и славятся по всей России сейчас, загородные детские центры, как базы исчезли бы совсем.

Какие интересные традиции были в ваше время в лагере? Какие традиции вам не нравились?

Д.Ю. — Сложно сказать однозначно. Если бы не нравились традиции, их бы не было. Традиции доброго отношения — всегда можно было обратиться к своему старшему товарищу, и он помог бы тебе в трудную минуту, взаимопомощь. Вечерний круг — хорошая традиция, подготовка дела, концерт педагогического отряда лагеря, подготовка спектакля организованного педагогическим отрядом — это всегда вызывало положительные эмоции, хорошие воспоминания.

Свидетелем каких новшеств вы стали работая в лагере? Как вы к этому относились?

Д.Ю. — Работая в «Трубаче» в 1992 году мы прикоснулись к сюжетно-ролевым играм. Ездили в Москву педагогическим отрядом «Трубача». Московские коллеги из города мастеров приезжали в лагерь «Трубач» проводили большую ролевую игру на местности. Было интересно, а интерес он движет всегда. Потом пришло осознание, что с помощью ролевой игры можно воспитывать чему-то, моделировать различные ситуации.

Были ли вы ребенком в авторском лагере, и в каком году?

Д.Ю. — Никогда не был в авторском лагере. Один раз был в Орленке на берегу Черного моря, но посещение лагеря было связано с моей прошлой комсомольской деятельностью.

Если согласиться с тем, что лагерь это большая игра, то во что играли в ваше время?

Д.Ю. — Играли в жизнь, поскольку вся жизнь игра. Просто жили, работали, учились.

Какие еще элементы внутрилагерной культуры вспоминаются сегодня чаще всего?

Д.Ю. — Массовые, эмоциональные точки в ходе лагерной смены, финальные прощальные костры, необычные решения театральных постановок. Сделать мало бюджетное шоу. В «Трубаче» один из спектаклей по Французской революции проходил следующим образом. Зрители располагались на одном берегу реки, а на втором крутом берегу происходило театральное действие. Само решение, на природе, использование природных декораций это запоминается, и вряд ли это повторится.

Какие песни были популярны в лагере в ваше время?

Д.Ю. — Это русский рок. В. Цой, Б.Г., Розенбаум. Вообще авторская песня популярна всегда.

Помните ли вы систему награждения участников смены?

Д.Ю. — Да. В «Трубаче» на Собрании Государственной Думы людям отличившимся в дне, на протяжении какого-то отрезка смены получали ордена. Причем ордена были — копии Российской империи. Я обладатель Анна — 2-й степени. Изготавливал ордена мой однокурсник паша Нечаев по иллюстрированному каталогу орденов Российской империи. Еще в «Комсорге» отряду победителю лагерной смены был предоставлен приз, если они соберутся на следующий год в полном составе, то они поедут в «Комсорг» бесплатно. Такого не случилось к счастью или к сожалению, не знаю.

Какие ситуации совместной работы в лагере вспоминаются чаще всего?

Д.Ю. — это подготовка дел, особенно вторая половина смены всегда. Появляются силы, чтобы поставить финальную точку, ночные бдение, рисование декораций, придумывание текстов, различные игры на местности.

Согласны вы с мнением, что лагерь — это педагогический коллектив?

Д.Ю. — это идеальная форма, но не всегда так получается. Если лагерь = педагогический коллектив, в этой формуле отсутствует важное звено — это ребята, которые приехали в лагерь. Сам лагерь — это педагогический коллектив, ребята, которые приехали в него, общность, которая организуется между ребятами и педагогическим коллективом.


Второе интервью. На вопросы отвечала Ирина Николаевна Шульга

С каким(и) из авторских лагерей связала Вас судьба?

И.Ш.- Жизнь меня связала с авторским лагерем «Комсорг». Тогда он жил и работал на базе «Золотой колосок». Это было время, когда я была студенткой первого, второго, третьего и четвертого курсов Педагогического института. Первые два года в качестве инструктора, потом в качестве методиста. Потом приезжала в лагерь в качестве гостьи, в качестве помощницы, на юбилей лагеря. В целом, время это вспоминается с большими эмоциями. Считаю, что авторский лагерь, для меня, для города, для области — это была территория творчества, экспериментов, площадка для научных исследований, людей которые приезжали к нам из разных городов. Поэтому для меня авторский лагерь не только рабочее место, где мы проходили практику, будучи студентами, но это, прежде всего место, где мы занимались любимым делом. Мы творили, мы общались с очень интересными людьми, которые к нам приезжали, мы общались с теми людьми, которые отрабатывали на лагере свои методики. Для меня авторский лагерь достаточно емкое понятие, здесь я и училась, потому что была студенткой и занималась любимым делом. С сегодняшних позиций очень сложное, достаточное скептическое отношение к комсомолу, но тогда жизнь была идейной, и тогда был другой подход и представление о комсомоле, в хорошем смысле этого слова.

Назовите роли, которые вы играли в общности лагеря: хранитель традиций, новичок, еретик, гость или лидер в лагере.

И.Ш. — В общности лагеря, сначала была как новичок, потом уже как хранитель традиций.

Как бы вы определили время работы в авторском лагере зарождение, развитие, расцвет, кризис, возрождение?

И.Ш. — Я думаю, что время работы в авторском лагере я бы определила, как расцвет, когда отрабатывались разные методики, опробовались такие элементы как видео.

Для чего в большей степени был официально предназначен лагерь во время вашей работы в нем?

И.Ш. — Лагерь был официально предназначен для подготовки лидеров комсомола, лидеров молодежи, для работы в школе, и в других структурах. Я считаю, что в большей степени существование лагеря «Комсорг» было подчинено именно подготовке кадров. Это были люди нового поколения, люди которые сейчас возглавили различные структуры, люди которые работают не только на поприще политики, но и в бизнесе, в государственных структурах. Комсорг давал не только идейную закалку, которой в то время уделялось внимание, а прежде всего давал закалку борьбы в жизни. Лагерь учил ребят выходить из кризисных ситуаций, учил, как творчески подойти к решению той или иной задаче, ставил ситуацию нравственного выбора, учил взаимодействовать в коллективе, считать свои интересы с интересами других. Эти качества нужны были не только на комсомольской работе.

Как вы считаете, стиль управления лагеря был в ваше время авторитарным, либеральным, демократическим или номинальным?

И.Ш. — Стиль управления в лагере был, конечно же, демократическим, но очень интересная демократия. В лагере существовали незыблемые традиции, нарушать которые не приходилось. В лагере были традиции доброго отношения к людям, одна из основных традиций не только для лагеря «Комсорг», но в целом для жизни. Традиции доброго отношения к песне, традиция комсорговской чести, которая была не пустым звуком, а очень сильным понятие, когда нужно было прийти в трудную минуту на помощь абсолютно бескорыстно, т.е. эта традиция учила взаимодействовать в коллективе, сегодня мы разучились нормально общаться в жизни. У нас сейчас очень часто бывают очень замкнутые корпоративные интересы, которые довлеют над нами, а такое понятие как интересы общности, интересы коллектива, они принизились. Больше встают интересы личного — Я. Это наверно не всегда правильно. В лагере существовала демократия, конечно с элементами запретов, которые нельзя было нарушать. Существовал режим, существовал закон территории, существовал закон чистоты, отсутствие хамства, высокомерного отношения к людям. Управление в лагере был эффективным не потому что оно строилось на педагогических принципах, а потому что стояло на определенных традициях лагеря. Ребята приезжали в лагерь и окунулись в атмосферу существования незыблемых правил, и с удовольствием эти правила принимали. Человек, который не выполнял эти правила, в первый год, был просто исключен из лагеря. Такие уроки бесследно для других конечно не проходили.

Назовите, пожалуйста символ, девиз или человека с которым ассоциируется у вас лагерь?

И.Ш. — Человек, с которым ассоциируется у меня лагерь. Я с ним лично не была знакома, потому что в то время когда я поступила в институт, тот человек уже умер, это Анатолий Николаевич Лутошкин, имя которого носит лагерь. Однако с этим именем много связано, остались фильмы о нем, остались книги, песни. И на всем этом наше поколение, и поколение ребят, наши воспитанники, на этих идеях, на этих принципах это поколение воспитывалось. Символ — это взаимопомощь, девиз — когда нужно просто протянуть руку, помочь, принцип альтруизма, т.е. направленности на людей, потому что никогда не довлел принцип эгоизма в лагере.

Как на ваш взгляд авторские лагеря повлияли на социальную ситуацию в Костромской области?

И.Ш. — В тот период существовало несколько авторских лагерей, был «Соколенок», авторский лагерь в Шарье. На социальную ситуацию авторские лагеря оказали очень серьезное влияние, прежде всего тем, что на базе этих лагерей готовились кадры нового поколения, которое училось жить в состоянии выбора и не бояться принимать ответственные решения, потому что сегодня молодежь достаточно инфальтильна. Я уверена, что люди, которые прошли школу «Комсорга», они могут выйти из каких-то сложных ситуаций. Их к этому обязывает школа, которую они прошли.

Свидетелем каких новшеств вы стали работая в лагере? Как вы к этому относились?

И.Ш. — Новшества, когда я работала в лагере. Впервые, в далеких 70-х годах стали применяться модные сейчас видео тренинги, это было в диковинку. Это было необычно, интересно, когда на экране возникала ситуация, когда трое, как бы ты поступил в этой ситуации. После этого с помощью специальных методик отрабатывались, просчитывались определенные коэффициенты и выдавались какие-то рекомендации с точки зрения корректировки поведения. Это сейчас модно, используется психологами, психотерапевтами, а тогда это еще начиналось и откатывалось это нашими педагогами: Анатолием Григорьевичем Кирпичником, Робертом Семеновичем Немовым, мне посчастливилось работать с Робертом Семеновичем, играть с ним в волейбол против команды ребят. Это интересный человек, который даже в преклонном возрасте мог на турнике вертеть «солнышко» не по одному разу, и весь лагерь сбегался, смотрел на этого красивого, импозантного, подтянутого мужчину, который давал всем строчку вперед. Рано вставал, соблюдал режим, был образцом того, как нужно себя вести, блюсти с точки зрения фигуры. Общаться с Немовым крайне интересно.

Были ли вы ребенком в авторском лагере, и в каком году?

И.Ш. — Я сама прошла эту школу, и ребенком была в лагере «Комсорг». С «Комсоргом» я связана с 1983 года, я была в 1983, в 1984, в 1985 году. А в 1986 приехала работать студенткой, работать инструктором. То, что я поступила 1986 году в Педагогический институт, лагерь тоже оказал определенное влияние, потому, что я видела какие там творческие педагоги работают, мне хотелось окунуться в эту атмосферу творчества. Это было элитно, престижно, для меня это было очень притягательно, и я считаю, это было счастливое время. Хоть сейчас и говорят, что это было время застоя, но у нас был свой внутренний мир, в котором было интересно. Это был мир творчества, общения, мир единомышленников. И, встретившись с этими ребятами, конечно, обогащаешься, прежде всего, лично ты.

Были ли вы ребенком в авторском лагере, и в каком году?

И.Ш. — Лагерь, это была действительно большая игра, с этим утверждением я могу согласиться. Игра — это моделирование жизненных ситуаций, и подготавливали ребят к сложной, взрослой жизни.

Какие песни были популярны в лагере в ваше время?

И.Ш. — Была популярна традиция доброго отношения к песне. Песен пелось много. Я в то время пыталась вести модный песенник, в котором записывались тексты песен. Когда их количество перевалило за 300, я просто бросила. Это в основном были авторские песни: В. Лансберга, Ю Кима, А.Н. Лутошкина. Некоторые песни до сих пор даже популярны. Песня это особая стезя, это всегда были гитары, поэтому одно из ярких общих мероприятий лагеря это был конкурс песни — «Товарищ песня». Наградой за первое, второе и третье место были дипломы, фотографии на память. К этому конкурсу весь лагерь готовился. Можно сказать, что второе новшество, которое в то время проявлялось, было шоу, в котором использовалась и цветомузыка, все это было подчинено единому сценарию, все это обыгрывалось, а не какой-то отдельный концерт. Праздник удавался, и все ребята волновались, готовились, использовали видео заставки, делались кусочки из рекламных видеоклипов. Сегодня остается общая размытая положительная картина, всплеск определенных эмоций. Со многими с кем я работала в те годы, поддерживаем отношения, приятельские, рабочие, люди обращаются ко мне за помощью. Я считаю, что лагерь это не только педагогический коллектив. «Комсорг» — это, прежде всего кладезь общения, которое сейчас в сложном мире ценится больше всего и дорогого стоит.

Обсудить на форуме  |   Обсудить в ЖЖ


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100