Технология альтруизма
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Дмитрий Файнерман

г. Санкт-Петербург

Мой клуб

(Опубликовано в журнале <Третий Полюс> N3 '93)

Привет. Это я. Я - это Файнерман Дмитрий, мне 16 лет, я выпускник 11 пед. класса 507 школы. Я попробую рассказать о моем клубе - Коммуне Московской Заставы (КМЗ).

Надо сказать, что попал я в КМЗ совершенно случайно. В тот год (осень '90) я занимался в кружке <Гармоническое развитие>, и у меня был выбор: либо поехать с кружком за город, либо пойти на какое-то совершенно непонятное мероприятие, которое собиралось быть в нашей школе. В силу любопытства и непонятности я выбрал второе.

Явившись на следующий день в школу, я ее не узнал. Она была настолько здорово оформлена, что ощущение <школы> терялось начисто. Как только я вошел, меня встретил высокого роста, плечистый парень (как потом выяснилось, комендант сбора) и проводил меня наверх, где стоял огромный, во всю рекреацию, круг и все пели под гитару песню, но только не общеизвестную, а какую-то другую, мне незнакомую. Круг разорвался, впустив меня, и с этого момента и началась моя жизнь в клубе. Нас всех позвали на общий сбор и там объяснили, что будет и как будет. А потом промчались три с половиной дня непрекращающегося счастья (кстати, ощущение, типичное для любого впервые попавшего в наш клуб). Были спектакли и композиции, были песни и музыка. Были грустные, лирические вечера и вечера безудержного, бьющего через край веселья... Эти три с половиной дня перевернули всю мою жизнь. Они подарили мне хороших и верных друзей (чего у меня раньше не было). Клуб сделал из меня человека и научил общаться с людьми.

Теперь о самом клубе КМЗ. Клуб в таком виде, как у нас, зародился в г. Перми 27 лет назад и существует по сей день. Первоначально у клуба была форма: красно-синие галстуки (синий - цвет мечты и романтики, красный - цвет революции) и <коммунарка> (зеленая офицерская рубашка). Плюс ко всему этому на коммунарских сборах комиссары носили буденовки. Своей задачей клуб ставил развитие творческих способностей у ребят. Высшей ценностью - доброе человеческое отношение друг к другу, дружбу и братство. То, что клуб революцию считал великим свершением, я привожу без комментария, так как наивно было бы предполагать, что те мальчишки и девчонки 27 лет назад, воспитываемые в том обществе, могли бы иметь нашу сегодняшнюю точку зрения. К тому же романтика гражданской войны, тогдашняя, на примере Павки Корчагина, была очень сильна.

Вот из этого пермского клуба формально и вышла Коммуна Московской Заставы. А организовал его Константин Владиславович Полушкин, который когда-то был членом Клуба Юных Коммунаров (КЮК) города Перми. В 1985 году летом он был начальником Лагеря Комсомольского Актива, сокращенно Лакома. И после этого лагеря он предложил сдружившимся там ребятам поехать на сбор в Пермь. Поехало 20 человек. После той первой <Осинки>, на обратном пути, они решили попробовать жить так же, как пермяки и организовать свой клуб. И первым делом, за которое они взялись, было проведение сбора для ребят Московского района, который назывался <Зимовка номер раз>.

Наш клуб жил традиционной жизнью: весной и осенью, в дни школьных каникул, проходили весенние и осенние сборы - <Осинки> и <Веснянки>, зимой клуб ехал в <пробег>, а летом разъезжались в два лагеря.

Новые люди приходили в клуб в основном во время лагерей и во время сборов. Весь народ, который оставался в клубе, делился на отряды по 10-15 человек. После этого отряды жили своей жизнью, собираясь каждую неделю на вечера. Вечер готовит группа, которая называется <совет дела>. Она до конца придумывает вечер и проводит его. Диапазон того, что может сделать такая группа, чрезвычайно широк, и ограничивается лишь познаниями и опытом. Более того, если совет дела задумал что-то глобальное и на это не хватает людей, то он может запросить помощь у остального состава клуба, и другие отряды обязательно помогут. Вечера никогда не повторяются, и веселые обычно сменяют серьезные и лирические. У отряда обычно есть место сбора (таким местом сбора был ДПШ Московского района, пока нас оттуда не выгнали), но <отряд> в принципе можно проводить где угодно. Формально штаб-квартирой нашего клуба долгое время была 20 комната в ДПШ Московского района. Внутри мы сами сделали ремонт, ребята все свое свободное время тратили на оформление комнаты. Была у нас маленькая сцена с двумя кулисами, уголок клубной жизни и всякая всячина вперемежку с информацией на противоположной стенке, забранной холстом.

Ничего подобного сейчас вы уже не увидите, поскольку из ДПШ нас выставили. А о нашем бывшем присутствии напоминают лишь точки клея на потолке - остатки яичных упаковок, которые мы приклеили и раскрасили всеми цветами радуги.

Но вернусь к описанию клуба. Сбор служит главным образом для привлечения новых людей в клуб, а также чтобы устроить полномасштабный праздник. Это три с половиной дня того, что я описал в начале статьи. Сбор долго готовится и к нему подбирают все самое лучшее и интересное, что было сделано в клубе. Весь народ, приходящий на сбор, делится на отряды (10-15 человек). Во главе каждого отряда - комиссар. И первая служба (команда людей, собравшихся для осуществления одной задачи во время сбора), которая ведет сбор и им управляет - это сборком (сборовский комитет). Обычно это небольшая группа наиболее подвижных, творческих и опытных людей, которые координируют работу всех служб сбора.

Вторая служба - это оформление. <Оформление> ставит и рисует декорации к спектаклям. Художественная подготовка школы к мероприятиям - это тоже их работа. Рисуют они в основном по ночам, а днем отсыпаются.

Третья служба - <пресса>. <Пресса> - это наиболее нахальная, веселая и напористая из служб. В нее собираются люди, умеющие писать репортажи, фотографировать, которые каждый вечер выпускают листок с интервью по итогам дня и фотографиями.

Есть особый раздел прессы - ящик для кляуз. Кляузы зачитываются прилюдно на общем собрании вечером.

Четвертая служба - это служба дежкомов (дежурных комиссаров). В каждом отряде на день выбирается дежком - правая рука комиссара. Он точно знает, когда, где и что должно произойти, и собирает отряд, если командир отлучается. Во главе всех дежкомов стоит дежком дня, который вместе со сборкомом ведет и координирует все службы сбора.

Пятая служба - <хозвзвод>, она ведает наполнением коммунарских желудков, и в каждом отряде есть свой хозвзвод, который находится под начальством хозвзвода сбора (в общем-то его роль сводится к накрыванию на стол, покупке хлеба, если его нет, и помощи в столовой).

Особняком стоит комендант сбора. Hа нем лежит материальная ответственность за сохранность вещей, ключей, оборудования и т. д., обычно это человек, отслуживший в армии.

И наконец, едва ли не самые важные люди на сборе - комиссары. Комиссарами обычно становятся люди, не год и не два прожившие в клубе и достигшие определенного возраста, обладающие организаторскими, творческими и другими способностями. Люди это неординарные, именно на их плечи ложится, пожалуй, самая трудная задача - сблизить, сдружить ребят в отряде, создать в нем атмосферу тепла и взаимопонимания. Что называется, <спеться> и выступать на сборе единой живой командой.

Зимой каждый отряд либо готовил концертную программу, либо ставил спектакль и ехал в <пробег> по глухим деревням и колхозам Псковской области, Новой Ладоги и т. д. И в этом еще один принцип клуба: нести добро людям. К жителям этих районов редко заворачивают <звезды> и знаменитые артисты, поэтому каждый раз наш приезд был событием. Надо сказать, что первые <пробеги> (еще там, в Перми) были действительно пробегами. Все вставали на лыжи, брали декорации, гитару укладывали на спину и на своих двоих шли до места назначения.

Раз в месяц обычно все отряды собирались вместе и проводили общее дело. Также после пробегов каждый отряд по традиции показывал клубу свою программу.

Летом клуб разъезжался в лагеря. Один был под Лугой и назывался <Авантюра>. Второй - в Литве, в городе Клайпеда. В <Авантюру> ехала обычно основная масса ребят - около 60 человек, а в Клайпеду - народ, который чем-то отличился и сотворил нечто необычное в течение года. Но не только. В Клайпеду можно было попасть и со стороны, и по чистой случайности.

Лагеря отличались друг от друга системой жизни. В <Авантюре> народ жил фактически по по системе сбора. Перед лагерем обычно оба состава долго готовились и первые дней пять проводили ребята, уже умеющие это делать. А потом весь новый народ делился на небольшие группы, в которых обязательно было один-два человека из <стареньких> и они готовили свой день от начала и до конца. Каждый вечер в лагере заканчивался общим сбором, на котором подводились итоги дня, работы, делались объявления. Говорил обычно каждый, пуская свечку <по кругу>. Надо сказать, что в лагере, чтобы обеспечить себе пищу и жилье, мы работали на полях окрестных совхозов по 4-6 часов в день. Тяжело, конечно, бывало, но удовлетворение получали от сделанной работы колоссальное. В Литве нашим работодателем долгое время была литовская агроферма <Тауралаукис>.

Вот, пожалуй, и все, что можно было рассказать о моем клубе в такой маленькой статье. Пусть не обижаются мои одноклубники, если я где-нибудь что-нибудь не так написал, но это воистину было трудно сочинить, поскольку о клубе рассказывать человеку непосвященному очень сложно.

Остается добавить, что клуб в таком виде, в каком я его описал, уже года два - два с половиной не существует. Раскололся он по разным причинам, упоминать которые я здесь не буду. Реально действует сейчас, я бы рад ошибиться, только один отряд, членом которого я являюсь. Видимо, в этом году он будет располагаться в частной экспериментальной российско-американской школе, директором которой является К. В. Полушкин.

P. S. Эта статья была написана в мае 1993 года, а в сентябре мои друзья из КЮКа города Перми сообщили о его самороспуске.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько дней в обычном году?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Мария Яковлева (Шибаева) Wed 06-Apr-2011 13:44:29  
   Коммуна Московской Заставы  

До 1988года КМЗ летом ездили в один лагерь под Гатчиной, пос.Воопша.ЛАКОМА-86, ЛАКОМА-87.В 1986 году над отрядом стояли комиссар и командир, народ был весь неопытный, вдвоем руководить отрядом было легче. В 1987 году от этой идеи отказались, т.к. приходилось постоянно разрешать конфликты между комиссаром и командиром( целый месяц совместной работы для подростка 15-16 лет задача не простая).



  Мария Яковлева (Шибаева) Wed 06-Apr-2011 13:43:45  
   Коммуна Московской Заставы  

До 1988года КМЗ летом ездили в один лагерь под Гатчиной, пос.Воопша.ЛАКОМА-86, ЛАКОМА-87.В 1986 году над отрядом стояли комиссар и командир, народ был весь неопытный, вдвоем руководить отрядом было легче. В 1987 году от этой идеи отказались, т.к. приходилось постоянно разрешать конфликты между комиссаром и командиром( целый месяц совместной работы для подростка 15-16 лет задача не простая).



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100