Технология альтруизма
Оглавление раздела
Будни директора школы

Ноги
Язык
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Александр Карнишин. Будни директора школы

«Плохое отношение»

После уроков в кабинет директора школы, постучавшись в дверь, проскользнула председатель профсоюзного комитета.

— Я должна вас предупредить, что завтра мы собираем комиссию по трудовым спорам...

— Ну, собирайте. Разрешение мое требуется, что ли?

— Нет. Просто мы вас приглашаем на комиссию.

— А что у нас за спор? — заинтересованно поднял голову от бумаг директор.

— Жалоба на вас. Вот, разбираться будем...

— Угу. И мне, конечно, вы жалобу не покажете. Так?

— Не положено. Вы же понимаете.

— С кем хоть спорить-то буду?

— С И.

— Так, я же вроде, ничего такого... Ну, ладно, впрочем. Раз комиссия, значит — комиссия. Во сколько завтра?

— Часа в три вам удобно будет?

— Записал. Завтра в три — на комиссию.


* * *

Назавтра, постояв в два часа у выхода и проводив учеников после шестого урока, директор поднялся на второй этаж, где в одном из кабинетов заседала комиссия по трудовым спорам. Председатель профкома, завуч от администрации, пожилая учительница от профсоюза — вот и комиссия. За одним из столов уже сидела учитель начальных классов.

— Итак, коллеги, нами получена жалоба на действия директора школы, — поднялась председатель профкома. — Правда, в ней почти ничего нет. Просто просьба о разборе жалобы на комиссии. Прошу разъяснить, что именно вы хотели бы обжаловать.

Теперь поднялась учительница. Худощавая, высокая, но какая-то серая, блеклая. Тусклым голосом, не глядя по сторонам начала перечислять:

— Директор ко мне плохо относится... Он ходит ко мне на уроки, и я чувствую, что ему не нравится... Он не улыбается, как всем, когда разговаривает... Он...

— Постойте-постойте, — перебил директор. — Давайте по пунктам, хорошо? Мое плохое отношение в чем проявляется? Что я не так делаю? Ругаю вас?

— Нет, не ругаете... Но смотрите так... В общем, нехорошо смотрите.

— Ох-х-х..., — подпер директор голову рукой. Ну, да. Смотрел, было дело. Ему стало известно, что она кричит на своих первоклашек, толкает их, может и щелбана в лоб засандалить... Вот и стал присматриваться.

Но ведь ничего не сказал даже!

— Я не поняла, — вмешалась завуч, строго посмотрев поверх очков. — То есть, вы не можете комиссии предъявить факты плохого отношения к вам?

— ...Ну, как вы не поймете... Он же так посмотрит, что работать не хочется иногда...

— А что там с уроками?

— Ну, был я на ее уроках два раза. Так, это в мои обязанности входит. Это если я ходить по урокам не буду — значит, плохо работаю!

— И как? — заинтересовалась пожилая и заслуженная. — Как вам ее уроки? Ругали, небось?

— Да ни разу! Вот спросите ее, спросите сами...

— Вот именно! Вы ко мне на уроки ходили, а ничего так и не сказали! Значит, не понравилось ничего, так? — покраснела «жалобщица». — Как мне работать, если зайдет, посидит, поморгает, посмотрит — и уходит! Что мне теперь думать?

— Ну, голубушка..., — улыбнулась завуч. — А директор и не обязан каждый урок разбирать. Он же не методист, знаете ли. Он — администратор! Он — контролер. Вот так.

— Я так понимаю, — вмешалась председатель профкома, до того лишь поворачивавшая голову налево и направо и слушавшая начавшуюся перепалку, — что вы нам ни одного факта плохого к вам отношения не предъявите. Да?

— Ну, как же... Я же и говорю: директор ко мне относится не так, как к остальным. Он хуже относится. Я так работать просто не могу...

— Что ж мне теперь, вприсядку перед ней плясать, веселить ее и хвалить все время? Так, что ли? — уже взъярился директор.

— Тише, коллеги, тише... В общем, так. Я думаю, комиссия меня поддержит. Жалоба, грубо говоря, выеденного яйца не стоит. И зря ты, милая, жаловаться стала. Было бы на что...

— Как это? То есть, профсоюз мне не поможет? Но как же мне теперь в этой школе работать?

— А это уже ваши проблемы. Но не думаю, что директор после этой комиссии станет к вам относиться лучше, — язвительно выговорила завуч и встала. — Мне пора, извините. Надо еще внеклассную работу проверить.

* * *

На следующий день у директора на столе лежало заявление с просьбой об увольнении.

— Хм... Мы найдем ей замену? — спросил он у завуча.

— Конечно! Давно готовим!

— Значит, отпускаем без скандала?

— Пусть с ней скандалят в другой школе! Наше счастье, что родители ни одной жалобы не написали!

— Ну, так и решим..., — и директор подписал в уголке: «Не возражаю. В приказ».



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Семью семь
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100