Технология альтруизма
Оглавление раздела
ТЕХНОЛОГИЯ ГРУППЫ-2

Альтернативные источники

на Деборе и Хавской
книгу можно добыть всегда (круглосуточно) и дешевле всего. К тем, кто не знает что такое Дебор и Хавская, это, увы, не относится. Впрочем, попытайтесь позвонить +79067870343 или написать dlyavas (сами-знаете-кто) gmail дот com . Вреда от звонка или письма точно не будет, а шансы есть.


можно получить инфу о продаже книги за 250 р. на неформальных тусовках  — теперь уже не только московских. Только для этого желательно не только читать, но СПРОСИТЬ, прямо в ЖЖ.

Почтой по Украине
книгу распространяет одесский книжный салон «Остров сокровищ», Одесса, ул. Ланжероновская, 2, тел. +38050 653-22-03, e-mail: lit_ostrov собака mail крапка ру. Оплата почтовым переводом. Цену уточнять по телефону или мейлу (ведутся работы по ее снижению).

Традиционные источники

Честно говоря, большая часть ниженаписанного уже потеряла смысл. Сейчас достаточно набрать в любой поисковой системе название книги и вывалятся сотни адресов интернетовских и обычных магазинах в разных городах России. Их число все растет, потому лучше пользоваться Яндексом или Гуглем чем этой страницей.

350 р, включая стоимость доставки по России. Кроме заказа он-лайн связь по по этому е-майлу.

293 р. не считая стоимости доставки по России.

345 руб.   Москва, Малый Гнездниковский переулок, д. 12/27, стр.2-3, тел. (495) 749-57-21, (495) 629-88-21.

по одноменному адресу в Питере.


Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ
К ОГЛАВЛЕНИЮ книги: Михаил Кордонский, Михаил Кожаринов. Технология группы — 2. Очерки неформальной социотехники

Для печати   |   Обсудить в ЖЖ   |   Обсудить на форуме

Для справок: «Словари сленгов неформалов»

Уральское ролевое движение (зарождение)

Ланс — Алексей Кулаков, Екатеринбург

Рассказывает Ланс — Алексей Кулаков, Екатеринбург

Екатеринбург — это центр населённой России и центр корней ролевого движения — КЛФ и РВО.

«КЛФ-движение СССР» возникло в 60-х годах, первый всесоюзный фестиваль фантастики «Аэлита» состоялся в Свердловске в 1981 году, власти ещё его запрещали. В 1961 году журналист (впоследствии писатель-фантаст) Владислав Крапивин создал в Свердловске детский отряд «Каравелла», из которого родилось всесоюзное движение РВО. КЛФ, РВО, «Аэлита», «Каравелла» существуют до сих пор.

Уже в 2000-х РВО-шники провели забавную процедуру: сидели, вспоминали и анализировали информацию о сегодняшнем социальном состоянии большого количества выпускников, выходцев из разных движений. У них получалось, что в зависимости от движения — всё очень по-разному: и карьера, если это бизнес, и судьба вообще. Пионерские штабы — это просто была карьерная лестница в комсомольские работники, которые потом в бизнес и перешли. А из нескольких тысяч выпускников «Каравеллы» вспомнили всего двух бизнесменов, но зато пять Героев Советского Союза и Героев России, а ещё у многих по три Чечни и т.п. К 60-летию Победы они издали книгу «Непридуманные герои: перекличка времён и событий».

В Екатеринбурге было больше всего отрядов, отделившихся от «Каравеллы». Я ещё ребёнком был в отряде «Легенда» — это отпочкование от «Каравеллы», перешедшее в одну из скаутских ветвей — сначала в ОРЮР, потом в НОРД «Русь» (уже не у нас, а в Обнинске), которая, выходит, тоже началась в Екатеринбурге.

Параллельно у нас в Екатеринбурге был район МЖК и соответственно движение МЖК (Молодёжных жилищных кооперативов), тогда ещё действительно молодёжное, у них были там свои молодёжные тусовки. Я какое-то время ходил к ним, и мы играли в словески типа AD&D. Постепенно наша маленькая банда любителей словесок частично иссякла, а частично пошла делать РИ. РИ кое-кому были уже знакомы: в МЖК приезжали москвичи из «Города мастеров».1

В 1991 я и Андрей Ждахин из «Каравеллы» впервые съездили на «Хоббитские игры» под Москвой. Мы не вместе поехали, а каждый своим путём. Я узнал о ХИ от знакомых РВО-шников (сами они откуда-то слышали, но не ездили). У нас с Андреем контакта не было, он был при «Каравелле», я сам по себе. Вернулись, и ещё ничего не было целый год, потому что мы думали, что никого, кроме нас, нет. В 1992 на ХИ съездили ещё Слава Гончаров и Олег Лазарев из КЛФ «Миф», при библиотеке ДК «Урал». После того как все встретились, начали вместе тренироваться, готовиться к новым поездкам на ХИ. Так возникла группа «Вастаки». В основном, она вначале крутилась вокруг Славы Гончарова, а я был несколько в стороне.

Начинается процесс синтеза ролевого движения в Уральском регионе. В это время движение переходит из скрытой фазы подъёма, когда транслятор отрабатывался в Инкубаторе (первые БРИГи 1986–1990 гг.), к явной фазе, потому движение и начало распространяться по регионам, в том числе и на Урале. Но в Уральском регионе произошло не простое заимствование. Здесь оказалось много осколков былых движений, принявших участие в синтезе ролевого, и из-за этого процесс синтеза здесь повторился, порождая свою специфику, благо все составляющие были представлены, и можно было пробовать и развивать свою модификацию. В итоге, Екатеринбург превратился в самостоятельный полюс ролевого мира, из которого вышло несколько мощных субдвижений ролевиков. О процессе этого синтеза и идёт речь.

Следующие «ХИ-93» прошли у нас в Екатеринбурге, во многом благодаря удобному географическому положению города, и стали проходить у нас потом регулярно. Это придало новый импульс, появилось больше людей.

Сначала стали делать мелкие собственные игры. Помещения у нас не было. В «Мифе» мы встречались, но он никогда не был ролевым клубом, мы там не говорили на эту тему. Местом встречи была Метеогорка, просто на улице. Два раза в неделю, несмотря на погоду, все там встречались: обсуждали книжки, фехтовали на мечах, анализировали игры, готовились к играм, проводили игры.

Мы начали набирать массу, к нам приходило много новых людей, в том числе из разных других движений. Можно задним числом сказать, что у нас был клуб, но этот клуб не имел места, не имел ни самоназвания, ни постоянного лидера. В него входили представители достаточно стабильных компашек, у которых, конечно, свои лидеры были. Но у этого места естественного лидера общего не было. Были ситуативные — главмастер на время создания игры получает некоторый дополнительный статус, но это не значит, что он является лидером команды. После игры этот статус исчезает. Нет, это была не Система, Системы там никогда не было. Было несколько независимых команд вокруг Метеогорки.

В 1994 году там было как минимум четыре группы: «Вастаки» (из КЛФ «Миф»), «Уния», «Ordo Verbi» и клуб Трубникова. Наверное, ещё сколько-то было, но с ходу уже не вспомнить.

Группа «Уния» — вокруг Икторна, т.е. Дмитрия Адеянова. Они много внимания уделяли уровню «боевой» подготовки своих участников, у них был строгий внутренний кодекс, плотный график тренировок, очень жёстких, кстати, ну и вообще много внимания уделялось символике — тому, что они «Уния», у них даже формальное членство было. На играх были агрессивны, у них было много умелых бойцов, играли на выигрыш, но это была не просто рубиловка на мечах, а параллельно и игра в разных пластах игры. Появились в 1994, а в начале 1999 распались. Тут в датах я могу и промахнуться, но где-то так, плюс-минус год. Короче, прожили один цикл и распались, но это был очень мощный, яркий цикл! И до сих пор люди, которые были в «Унии» отличимы, они себя определённым образом ведут, продолжают задавать традицию, продолжается их влияние.

Вероятно, «Уния» не смогла пережить эпоху надлома, приходящуюся на пятый год существования консорций 2-го порядка, к которой попыталась перейти. Но шлейф от сильных групп живёт дольше, чем сама группа. В дальнейшем рассказчик подчеркнёт, что на 1998-1999 гг. падает время смены поколений. Таким образом, Екатеринбургский Круг различных команд прожил свой классический цикл 7-9 лет и имел свои фазы. До 1993 г. — зарождение отдельных групп (причём независимо друг от друга при знакомстве с базовым транслятором на всесоюзных ХИ). С 1994 г. — переход к явной фазе подъёма, и впоследствии к акматической фазе — образование Круга клубов путём кооптации вокруг Метеогорки (потом Зоопарка). Далее будут описаны первые легендарные дела екатеринбуржцев и распад на несколько направлений в последующие годы. С 1998-99 гг. начался новый цикл, породивший, как будет видно, уже несколько отдельных, независимых друг от друга кругов.

«Ordo Verbi» — «Орден слова» Ларисы Бочаровой — стабильная группа с лидером, они собирались на квартирах и всегда были свихнуты (в хорошем смысле слова) на медиевистике, культуре романтизации рыцарства, куртуазных штуках, мистике. Позже они стали зачинателями мистериального направления в РИ, очень влиятельного одно время. Сейчас многие из них стали католиками, но это их внутреннее дело и к РИ отношения не имеет. Теперь я вообще не знаю, какие у них игры, потому что мы теперь почти не общаемся — нет общего контекста.

Клуб Антона Трубникова при Федерации детских объединений (ФДО) — из коммунаров, но к тому времени они себя уже коммунарами не называли, хотя допускаю, что и сейчас себя ими считают. Тоже что-то типа РВО, но не «Каравелла», отдельная ветка, наследники пионерии. Они до сих пор существуют и действуют. Когда мы познакомились в 94-м, оказалось, что они уже два года параллельно с нами занимаются ролевыми играми, а мы об этом не знали. Встретились, обрадовались и стали проводить павильонные ролевые игры на базе помещения ФДО — у них-то, единственных из нас, было помещение. Они до сих пор существуют, занимаются в большей степени спортивным фехтованием на «железе», на игры ездят редко. Похоже на реконструкторский клуб, но я бы всё-таки так их не назвал — как-то у них всё по-своему.

Ничего себе комплектик? Полугосударственные полупионеры-полукомммунары с любителями подраться на мечах (и без мечей тоже), мистики-католики с военно-патриотическим движением, к которому можно причислить потомков «Каравеллы» плюс КЛФ. Так синтезируется нечто новое.

Я не принадлежал к стабильной группе, я их наблюдал слегка со стороны. Я всегда про себя думал как про мастера, участвовал в разных мастерских командах и проводил с ними игры. Вместе с Андреем Жариновым из бывшей тусовки при МЖК мы парой работали, я с ним сделал свои лучшие игры.

Первая крупная, на 300 человек, игра, которую Екатеринбург сделал своими силами — «Осада Монсегюра», 94-й год. Я там назывался главмастером, но на самом деле главной была Лариса Бочарова. Она просто пригласила нас помочь сделать игру — ну, мы и впряглись.

Эта игра открыла новое направление в РИ — театральную школу, в отличие от предшествующей школы моделирования. По-другому игры этой школы называют «играми на отыгрыш».

Игра была очень массовая и громкая, Екатеринбург получил множество связей — Тюмень, Казань, Новосибирск, позже прибавился Курган. Мы стали выезжать, к нам стали приезжать. Мы уже не были замкнуты в одном городе, стало нормальным за сезон съездить в Новосибирск, Красноярск, Питер... Многие съездили на Зиланткон в Казань. Двое из ярких игроков первых и вторых ХИ — Баграт из Новосибирска и Капеллан из Казани — год жили у нас в Екатеринбурге на вписке и проводили маленькие игрушки. Все себя ощущали частью очень большого, географически не замкнутого движения. Каждый клуб входил в несколько кругов в разных городах. Один из кругов — наш городской, с общими интересами внутри города.

Мы освоили полигон в черте города — Зоопарк. Это действительно здание недостроенного зоопарка, оно до сих пор не достроено. Были времена, когда там каждую неделю шла маленькая игрушка. Власти просто не обращали внимания.

Мы с Медвежонком (один из мастеров «Монсегюра») съездили в Москву на Хавскую, на семинар по РИ, потом я с Жариком провёл свой блок на московской игре «Мир Призмы», и у нас перевернулось отношение к тому, как надо делать игры. Мы стали делать модельные игры. И ещё мы привезли в регион моду делать блочные игры, которые подготавливаются разными командами из разных городов.

В Екатеринбурге всегда была и есть самая богатая палитра разных школ РИ. Если только на Хавской в Москве шире, да и то, фиг его знает, у кого форм больше: у нас или у Хавской? Во всех других регионах форм проведения ролевых игр меньше, то, что у нас их сильно больше, чем в целом по фону — факт.

Было традиционное направление любителей подраться на мечах. Потом им была противопоставлена театральная школа, потом школа моделирования, потом мы притащили с той же Хавской форму чемпионата, но у нас она сильно отличалась от московской. Ещё позже мы стали много ездить на Курганские игры, к И. Реброву, а это ещё кусок традиции. «Уральский треугольник» (Екатеринбург-Тюмень-Курган) всегда рождал какие-то новые формы для себя и всегда был для всей России лабораторией, в которой возникало много нового.

Во второй половине 1990-х годов в рамках ролевого движения нарастало разнообразие новых направлений. Пока ещё они не вошли в конфронтацию друг с другом, хотя отдельные «искорки» и начинают проскакивать. Всё это типичные признаки акматической фазы.

Ко второй половине 90-х в Екатеринбурге уже было очень много групп, съездивших на разные игры и осознавших себя как команды. У 70% вообще никакой связки с властью не было, собирались на улице или по частным квартирам, мы с государством друг другу неинтересны. У остальных 30% время от времени возникали какие-то контакты и помещения, иногда года на два.

Эта ситуация в принципе сохраняется до сих пор, хотя бывают исключения — вот клуб при ФДО, ещё один детский клуб при 76-й школе, клуб в УРГУ. Были моменты, когда власти чуть помогали, одноразово. Первый чемпионат мы проводили на территории Университета, в субботу-воскресенье в аудиториях, например. В 1996 какие-то вложения от власти были на ХИ. И время от времени, чуть-чуть. Если бы всего этого не было, ролевое движение особо бы не пострадало.

Самое дорогое — поездки — никогда никто не финансировал. Конвенты и игры самоокупаются за счёт организационных взносов, хотя сейчас, правда, далеко не всегда окупаются, но всё равно, перерасход терпим для организаторов. Начиная с какой-то численности участников, игра может приносить небольшую, но прибыль, если её делать как бизнес. Но никто так не делает. Мы просто материально независимы и развиваемся своим путём.

В 1996 году Екатеринбург сделал ХИ самостоятельным составом. Самое забавное, что «самостоятельным» как раз не получилось. Игра вышла хотя и очень большой по численности, но неудачной, вялой. Чуть было не свалились в кризис, приехали красноярцы и помогли вытащить. Но это — на мой взгляд. Как выяснилось, многие считают её хорошей. Как-то градус снизился после этого. Я даже не вспомню, что было в следующем году. Все как-то существовали, просто были команды. И всё. Не то, чтобы спад — стагнация. Ничего яркого.

В 1996 г., судя по всему, произошёл надлом в рамках сложившегося Круга ролевых клубов. Отсюда ощущения неудач, вялости и т.д. Тогда же произошло окончательное разделение общего ролевого поля города на несколько направлений. Дальнейшую эпоху инерции Ланс, яркий представитель еретиков, оценивает как стагнацию. Мы видим, как екатеринбуржский Круг ролевиков переживает свои фазы. Но это происходит на уровне консорции 2-го порядка. На уровне же консорции 3-го порядка — движений и субдвижений — происходят те же процессы (вспомним принцип фрактальности), но с иной скоростью и размерностью. К 1998-99 гг., когда первое екатеринбургское поколение уже прожило свой полный цикл жизни, движение в целом только заканчивало период акматической фазы и подходило к эпохе надлома.

Есть пиковые годы и спады по количеству и качеству игр. Пиковые — 93, 94, 95, 98. Провалы: 96, 97. В 2000 большой подъём: очень мощные ХИ и второй чемпионат. В 2001–2003 было много маленьких, но достаточно ярких игр. Теперь, 2005-2006, мне кажется, некоторый спад. Но количество людей, встреч, мощности растут постоянно.

На 1997-98 гг. падает первая смена поколений. Появился второй эшелон, новые люди. Стали возникать молодые команды, например, Алексей Гончаров то ли из «Каравеллы», то ли из тех краёв. Это детский клуб, и у них есть помещение при школе. Мне тогда было 23 года, а молодым — лет по 16-17. Число старых и молодых команд сравнялось. Старшие стали брюзжать — мол, молодые играть не умеют, играют тупой файтинг, приезжают на игры непонятно зачем. Тогда мы затеяли Чемпионат РИ. Началась конкуренция, некий азарт поколений. На играх достаточно часто происходили столкновения одних и тех же команд. Стало важно показать, кто в городе всех круче.

Чемпионат очень много дал городу: молодые стали лучше играть, а главное, старичьё начало считать их «нормальными людьми». Теперь молодые команды с того чемпионата уже сами «старичьё».

Тогда каждый год на игры из Екатеринбурга выезжало человек 300. На одну игру массовую ехали человек до 100-150. А вообще людей, которые вокруг ролевого движения крутились, человек 600 — такое периферийное ядро. Они все друг друга знали. Часть из них была организована в клубы, часть — нет. Численность всё время росла, сейчас людей намного больше, и не все уже знакомы.

Параллельно развивалась другая линия. В 1995 мы поехали в Тюмень помогать делать большую игру по «Поверженным». У нас появился термин «уровень игровой культуры», и вообще мы вышли на новый уровень. К 1998 оформился треугольник Тюмень-Екатеринбург-Курган. Мы стали очень часто ездить друг к другу. У нас возникает собственная традиция, другая, мы в постоянном поиске. Появляется формула «Уральское ролевое движение».

С 1998 г. по 2005-06 гг. прошёл ещё один цикл жизни екатеринбуржских консорций 2-го порядка. Былой круг распался. Образовались новые сообщества. При этом произошло омоложение коннективов ролевиков, настолько сильное, что получило характеристику нового поколения. После 2006 г., как будет сказано далее, начинается новый цикл с новым, третьим поколением ролевиков.

Как в рамках Систем и Кругов исчезают и появляются отдельные коннективы, так в рамках движения рождаются и умирают Круги и Системы, циклы, жизни которых фрактально повторяют жизнь самого движения. Отметим, что порой отдельные Круги и Системы живут с некоторым сдвигом фаз относительно друг друга, несмотря на то, что относятся к одному поколению. Смену поколений задаёт большинство из них, переживающих свои циклы плюс-минус синхронно. В разных городах эти циклы не совпадают по времени, так как их начало приходится на разные годы, отражая время проникновения базового транслятора в регион/город.

Для большинства уральских ролевиков Москва — это загадочная страна. Очень мало народу представляет себе, что именно там происходит, ездили на игры и т.п. Неправильно говорить, что москвичам далеко ездить на восток. Они действительно редко приезжают, в наш круг не входят. Но мы — не восток. Мы — центр. У уральского ролевого движения — свой типаж РИ, своя боевая система, свои школы игр (т.н. «высокой плотности» и «высокой реальности»), высокий уровень самодисциплины игроков, отсутствие разговоров не по игре.

Численность всё время росла и сейчас растёт. Мест встреч сейчас много, я всех не знаю. Нынешние молодые ролевики — это уже то ли третье, то ли четвёртое поколение, из недавних школьников. Ядро движения в городе — человек 100-150. А вообще я знаю человек 300, но я не всех уже знаю. Молодняка сейчас человек 500, но из них меня уже никто не знает, и я из них никого не знаю. Молодёжь играет в какие-то свои игры и на наши игры не ездит, мы не ездим на их игры. У реконструкторов свои турниры. Мистериальщики (у нас говорят: «Лорины игры») — тоже отдельное направление. У них свой календарь, свои правила, и они существуют параллельно.

Кстати, основные игры сейчас делаются больше «вторым» поколением при участии стариков. Частично эти люди пересекаются, участвуют в мероприятиях друг друга. Но весь актив встречается только на очень крупных мероприятиях, например, на «ВерКоне». И на сайте. В 2000 году я сделал сайт lrpg.ru, он прожил четыре года и был в то время важным фактором консолидации региона, сейчас своё значение утратил — слишком мало я ему уделял внимания. Уже пять лет проводится Уральский ролевой методический лагерь — форма обмена методиками, идеями, очень плотная и оформляющая традицию. Здесь важное значение имеет деятельность Ила Реброва, по большему счёту, он сейчас чуть ли не центральная фигура.

Фактор оформления традиции очень важен, это консолидировало и умножило уральское движение. На общем российском фоне у Урала есть несколько завышенная самооценка. Мы считаем, что на Урале игры лучше. Это задаёт тонус.



1.  Клуб «Город мастеров» — один из осколков Системы «Рассвет», в которой технология ролевых игр применялась в педагогических целях ещё задолго до «эпохи толкиенизма».




Для справок: «Словари сленгов неформалов»

Для печати   |   Обсудить в ЖЖ   |   Обсудить на форуме




Комментировать:
Ваш e-mail:
Откуда вы?:
Ваше имя*:
Антибот вопрос: Сколько лет в пятилетке?
Ответ*:
    * - поле обязательно для заполнения.
    * - to spamers: messages in NOINDEX block, don't waste a time.

   


  Бражник Tue 15-Feb-2011 20:28:10  
   Снежинск  

Я мастер вышивки,ручной а так же компьютерной,если интересует,давайте поговорим,цены на компьютерную вышивку ниже,чем у фирм.Качество нормальное.Можете скинуть рисунок,пришлю сканер изделия.Готов встретиться и обговорить 89220108535



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  

  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100