Технология альтруизма
Оглавление раздела
НЕФОРМАЛЫ 2000XX

Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Новые русские комсомольцы

 ||  Структура  ||  Учеба  ||  Политзавод  ||  Элита  ||  Мы и неформалы  ||  А на фига?  || 


Андрей Сафронов

Андрей Сафронов
Член Политического Совета, заместитель начальника Центрального Штаба, руководитель Управления политической работы Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России»


«Молодая Гвардия» появилась в ноябре 2005 года на съезде в Воронеже путем ребрендинга «Молодежного Единства» — «стандартного» молодежного крыла партии «Единая Россия». Они ориентировались на социальные проблемы, занимались «добрыми делами»... в общем, переводили бабушек через дороги. Эта тимуровщина и у нас осталась, как одно из направлений общественной деятельности, но мы себя стали позиционировать как политическую организацию. Разница в том, что если в городе свалка, которую не убирает власть, то общественное движение придет и начнет эту свалку убирать, а политическое движение вывалит под окнами городской администрации самый вонючий, самый мерзостный кусок этой свалки и будет требовать убрать свалку от тех, кто должен этим заниматься.

В любой акции МГ должен быть политический подтекст! Субботник по уборке городской площади после митинга коммунистов 22 апреля — это политическая акция. Или 20-го апреля, если выходит соответствующая публика праздновать день рождения бесноватого фюрера. В апреле 2006 года в конце митинга коммунистов наши ребята вышли на площадь и начали — понятно, что демонстративно — ее подметать... К ним подскочил товарищ Рашкин, член ЦК КПРФ, первый секретарь Саратовского обкома, дошло даже до рукоприкладства  — стихийно сложился острый политсюжет «Рашкин против молодогвардейцев» или, если хотите, «молодогвардейцы против Рашкина». В результате получился не просто подтекст, а целая политическая мини-кампания.

Структура

 —  Какова низовая структура организации? Как называются низовые группы?

Штабы. В наследство от «Молодежного Единства» во всех субъектах РФ осталась сеть низовых, региональных отделений. Они очень разные, во многом зависят от того, что из себя представляют местные парторганизации «Единой России». Люди везде тоже очень разные. В одном регионе они уже 5-7 лет занимаются молодежной политикой, совмещая работу в МГ с работой в партийных структурах ЕР, в другом много студенческой, учащейся молодежи, в третьем  — 13-14-летние ребята, у которых просто драйв от участия, от причастности к большой силе.

Есть Центральный Штаб в Москве и региональные в 86 субъектах РФ. Есть координаторы федеральных округов, которые формируют высший руководящий орган «Молодой Гвардии»- Координационный совет. Штаб — функциональный инструмент. Есть Начальник Штаба и, как правило, два заместителя, один из которых отвечает за идеологию, другой за работу с улицей. Это далеко не всегда штатные работники. Ниже их нет единообразной структуры — мы ориентированы не на выстраивание жесткой иерархии, а на работу с теми конкретными людьми, нашими активистами, которые у нас есть в каждом регионе. Естественно, мы существуем не на одних функционерах, есть добровольный актив. Поэтому организационные формы самые разные, с учетом местной специфики.

В отличие от большинства других молодежных организаций, звание активиста МГ надо заслужить. В основе их мотивации в первую очередь — амбиции. Заявив в 2005 году на съезде в Воронеже «Молодежь в политику, а значит — во власть!», мы четко обозначили ЧТО мы хотим, а дальше жизнь все расставила на свои места, и мы начали серьезно говорить о том, КАК мы это хотим делать. В крупном городе «актив актива» обычно не превышает сотни. Все остальные — это друзья, друзья друзей, ребята, пришедшие за компанию, таких у нас в крупных городах в среднем по 400-500 человек. Из них мы под разными соусами выявляем естественных лидеров и вокруг каждого образуется группа его активистов. Кого-то больше интересует организация и проведение уличных акций, это в первую очередь работа против наших политических оппонентов. Второе направление связано с идеологией. Третье с информационным полем, СМИ. Четвертое — предвыборные политтехнологии, хотя с этим проблема, потому что в регионах очень мало молодых людей, которые, даже обучившись в вузе на политолога, владеют на самом деле этой профессией.

Сейчас мы реструктурируем всю организацию в формат молодежных избирательных штабов для осенней федеральной предвыборной кампании 2007 года. Наш экспериментальный проект «Фактор Гвардии» — открытие в 7 регионах молодогвардейских предвыборных штабов в рамках весенней кампании по выборам депутатов законодательных собраний в марте этого года, дал отличные результаты: привлечение молодежи к работе против оппонентов, рост явки молодых избирателей — всё это принесло партии в этих регионах в среднем более 5% дополнительных голосов.

Учеба

 — Вы сказали, что «выделяются лидеры». Не те, что на зарплате, не функционеры. Как вы их обучаете?

Во-первых, многие наши активисты являются слушателями партучебы ЕР и слышат все установки из первых уст.

Сверх того у нас есть и собственные формы учебы. Так, наример, мы культивируем философско-филологические кружки — думающих и пишущих активистов, внимательно относимся к тому, что называется «силой слова». У нас есть свое сообщество в ЖЖ, объединяющее достаточно широкий круг авторов нашего web-сайта. Другой пример — наша агиткнижка «Я. Путь стать властью», сделанная на основе расшифровок аудиозаписей еженедельных свободных обсуждений заданных тем активистами в центральном штабе. Я раньше не сталкивался с такой технологией написания книг. Что интересно, казалось бы основную, идеологическую часть текста мы сильно сократили, сделав акцент на том, что имеет прямое отношение к Пути — как и зачем молодежи нужно «становиться властью».

Осенью 2006 года мы провели собственный трехдневный обучающий семинар-тренинг «Политика прорыва», причем готовя его, сознательно отказались от услуг многочисленных фирм и признанных профильных столичных специалистов. Нам очень понравились подходы и технологии обучения, предложенные ребятами из томского молодежного инициативного центра «Пуля», понравились сами ребята. Они по нашему заказу подготовили специальную учебную программу «Политика прорыва», наряду с лекционно-семинарской частью, была обширная, как мы ее обозвали «рефлексионная» часть, результаты услышанного тут же шло в работу — писались тексты, разрабатывались предложения по противодействию политоппонентам. И до сих пор обучавшиеся по программе «Политика прорыва» у нас на web-портале имеют свой закрытый форум — в итоге мы получили достаточно внятный региональный политический актив, порядка 150 человек...

 — Ваша учеба направлена на идеологию или технологии строительства организации?

Все-таки, в первую очередь, на идеологию — на понимание того ЧТО мы делаем и ЗАЧЕМ. Главной задачей прошлого года в этом плане была смена приоритетов работы региональных штабов и активистов с «тимуровщины» и «махания флагами», что нам постоянно почему-то ставят в укор, обвиняя в бессмысленности, на участие в решении политических задач — научить видеть политический контекст, адекватно реагировать на события, связанные с активностью в регионах политоппонентов. Но если идеология это ЧТО, то политика — это КАК. И этому КАК тоже нужно учить наш актив, что мы и делаем сегодня в рамках подготовки к федеральной кампании по выборам депутатов в Государственную Думу.

Что же касается технологий строительства организации, то у нас нет суперзадачи построить некую сверхмощную структуру. Мы не заявляли и не ставили таких задач. «Организация организации» должна отвечать решаемым задачам. Мы не гонимся за численностью. Мы всегда говорили о том, что нам нужны лучшие. Их, по определению, не может быть много. Для того чтобы их привлечь, наша организация должна быть гибкой, с максимально открытым входом и оптимальными условиями для самореализации молодежи, имеющей политические амбиции.

На выявление, поддержку и продвижение во власть лучших направлена наша, скажем так, целевая программа «ПолитЗавод» — программа открытого конкурсного отбора политически активной молодежи для включения в партийные списки «Единой России» на выборах в законодательные органы власти всех уровней.

На продвижение лучших уже ВО власти направлен и наш новый проект «Молодежное Федеральное Собрание» — площадка общения и роста для молодых, уже избранных депутатов всех уровней. Это действующий кадровый резерв власти и наш ответ на упреки: «Что ж вы молодежь, которая ничего не понимает в законотворческой деятельности, сажаете в депутатские кресла?». У нас на web-портале «Молодой Гвардии» мы создали «первый и единственный сайт для молодых депутатов» — специальное интернет-коммьюнити «Молодежное Федеральное Собрание» , где общаются действующие молодые депутаты, обсуждая, в том числе и федеральные законопроекты. Вы почитайте этот сайт и убедитесь — понимает! Сейчас этот проект, кстати, переходит из виртуальной среды в офф-лайн, что дает его участникам реальную возможность не только обмена депутатским опытом, но и обсуждения молодежных законодательных инициатив на федеральном уровне...

Политзавод

Программу «ПолитЗавод» мы разрабатывали очень оперативно весной 2006 года — 10 апреля партия «Единая Россия» приняла решение о квотировании мест в партийных списках для молодежи до 28 лет, а уже 10 мая мы открыли первые «политпроходные» в 9 субъектах России, где выборы в региональные законодательные собрания должны были пройти осенью 2006-го.

 — И молодогвардейцы попали в списки? И таки 20%?

Никто не говорил об эксклюзиве именно молодоговардейцев. МГ выступила разработчиком и оператором этого проекта. Мы приглашали всех, пришло очень много ребят, которые не имеют отношения к МГ, например, лидеры студенческих организаций. Они пришли не в МГ, они пришли участвовать в Политзаводе. Были, конечно, и провокации — понятно, люди специально пришли, чтобы написать, что все проплачено, ничего реально не происходит. Однако, около сотни молодых людей возраста 21-28 лет попали-таки в списки, и «план» был даже перевыполнен — более 20%. Но многие почему-то посчитали 20% как места в законодательных собраниях. А партийный список и место в законодательном собрании вещи немножко разные. Реально в законодательные собрания регионов попали по осени 2006-го девять молодогвардейцев, а если считать с органами местного самоуправления — 22.

Эта история беспрецедентна. Нигде, никогда, ни одна из партий парламентского большинства так открыто не квотировала молодежь. Конечно, все непросто — есть интересы региональных парторганизаций, интерес центрального аппарата партии. Расплывчатая регламентация позволяет по-разному трактовать эту квоту и на местах, и в центре. В очень непростых диалогах мы эти проблемы пытаемся решать, стремясь увеличить реальную долю молодежи во власти. И, знаете, прогресс есть: по сравнению с осенними выборами 2006-ого года, в марте 2007-ого, по итогам выборов в 7 регионах, наших «политзаводчан» в ЗАКСы прошло уже больше — 19 человек, еще семь стали депутатами городских законодательных собраний. Лифт работает... Иногда даже если человек стоит в списке на непроходном месте... Вот в Саратове, например, так получилось с Сергеем Нестеровым, начальниким нашего регионального штаба. Он был в списке, но не прошел — чуть-чуть не хватило процентов, набранных партией. Спустя год после выборов депутат-единоросс, который в партсписке стоял перед ним, умер, и вот сейчас Сергей все же стал депутатом городской думы.

 — Вы надеетесь, что осенью процент будет больше?

С середины мая 2007-го года наши политзаводские «проходные» работають в Камчатской и Пензенской областях, Бурятии, Северной Осетии-Алании, Удмуртии, Саратове, Смоленске — во всех семи регионах, где в декабре пройдут выборы в региональные законодательные собрания. А к федеральным выборам в Государственную Думу — с апреля мы открыли уже «Федеральный ПолитЗавод» для отбора своих молодежных кандидатов в депутаты Госдумы... Да, я надеюсь на ускорение ритма!

Элита

 — Вы с Иваном Демидовым принадлежите к российской политической элите?

— Наверное...где-то близко... Дальше нужно определять понятийный аппарат, что считать элитой... мы можем увязнуть в этом...

 — Давайте попробуем не увязнуть. Вот кто-то попал во власть, начав карьеру с Политзавода или других Ваших акций. Вы пытались подсчитывать, не обладают эти ребята признаками, которые позволят им и без вас попасть в депутаты? Например: сын, внук... Ну, понятно, почему бы сыну бизнесмена не придти в МГ, имеет право. Но кто-то же возьмется и подсчитает...

И считают! Мы с самого начала понимали, что эта «беда» неизбежно нас настигнет.

 — Вы это воспринимаете как свою беду, а не как происки «считающих» «врагов»?

Да. Это дополнительное обременение, давление. Мы всем предлаем равные условия «входа», неважно кто ты — сын губернатора, мэра, внук депутата — вот, пожалуйста, ПолитЗавод: приходи вместе со всеми, на общих основаниях. Мы настаиваем, бьемся за то, чтобы членами региональных экспертных комиссий, помимо представителей ЕР, как минимум 30% были лидеры общественного мнения молодежной среды данного города, региона — молодые актеры, радио и телеведущие, диджеи модных кафе-клубов, другие популярные местные персонажи. Вот они — элита! Эти люди должны быть если не в МГ, то рядом с ней!

Я сам выпускник МГИМО, поступал туда в 1986 году, «на заре перестройки», когда было полное непонимание: кого принимать. Отменили списки поступающих, поменяли ректора. Со мной поступал, например, сын тогдашнего корреспондента АПН и «Литературки» в Лондоне. Его не взяли. А куда было еще ему поступать? Он вырос в Лондоне, английский знал лучше, чем русский, много и неплохо писал. Его не взяли, потому что маятник сработал в обратную сторону. К этому делу нужен индивидуальный подход. Да и говорить о том, что дети политиков сейчас рвутся в политику, активно идут во власть — как о тенденции... мне кажется, несколько преждевременно. Но если и так, в этом есть и минусы, и плюсы... Вот с детьми бизнесменов ситуация более понятна. Но бизнесу проще не связываться ни с МГ, ни с другими «инструментами» и решать этот вопрос на другом уровне.

Одна из наших функциональных задач — попытаться запустить социальный лифт, раскачать молодежь, которой 15 лет никто в России не занимался всерьез, кроме преступных группировок. После развала, самороспуска комсомола молодежь оказалась брошенной. В самом начале 90-х, когда я окончил институт, мне казалось, что с политикой разберутся без меня. Зачем мне это? У меня молодая семья, нужно зарабатывать деньги, я просто хотел заниматься своей профессией — международной журналистикой. И так рассуждали многие мои ровесники, а когда мы спохватились, было уже поздно — нам уже нужно было приспосабливаться к тому, что происходило во второй половине 90-х. Сплошное неверие в свои силы, типа «за нас все решили». У нынешнего молодого поколения, которое я бы определил как «двадцать пять — пять туда, пять сюда», сейчас, на следующем витке развития новой России, есть исторический шанс самим войти во власть, стать этой властью, набираться опыта и определять куда, как и какой наша страна будет двигаться дальше.

Один из победителей нашего ПолитЗавода, Дмитрий Нисковских, стал депутатом Законодательного собрания Свердловской области, обошел всех своих «конкурентов» в третьем туре, хорошо выступив в политдебатах. Замечательный парень, без всякой «родословной», он пришел из армии и работал начальником поста МЧС — в нем есть стержень и у него очень хорошие амбиции. Для победителей ПолитЗавода мы прошлым летом делали экстремальный поход на Монгун-тайгу  — снимали фильм-политический треш-хоррор про это восхождение — он и там проявился! Он — лидер даже среди лидеров! Сейчас он не только принимает участие в наших акциях, но и спешно, уже по ходу, на практике учится депутатству, активно контактирует с другими молодыми депутатами, впитывает все в себя...

Есть и другие варианты прихода молодежи во власть. Мы знакомы, контактируем с молодежным крылом Партии регионов Украины, у нас с ними даже подписан договор о сотрудничестве. Так вот, если нам, в России эти 20% молодежной квоты партия «Единая Россия» практически подарила, оторвав от себя кусок, то ребята на Украине выгрызли себе долю! Я говорю о прецеденте времен оранжевой революции 2005-ого — они пришли на Майдан, встали и стояли. Даже после того, как уже весь раздел-передел произошел не в пользу Партии регионов, они продолжали стоять. И потом, когда Янукович начал возрождаться, вновь набирать силу, вступать в коалиции, разруливать эту ситуацию после оранжевого бунта, когда все отвалившиеся по ходу пьесы начали возвращаться к нему и перед парламентскими выборами делить будущие места в Верховной Раде, ребята сказали: «Минуточку! Давайте-ка разберемся! Сколько вы даете мест, мандатов, влияния нам, молодежи?!» И старшие товарищи были вынуждены «поделиться властью»...

МГ и неформалы

 — Есть ли у Вас контакты с неформалами, с аполитичными молодежными движениями?

В некоторых регионах — да. Наша базовая установка после ребрендинга: все, кто не против нас, все с нами. В Питере параллельно с региональным штабом МГ действует группа «Молодая Гвардия — ПетроградЪ», куда входят ребята из клубных тусовок, стритрейсеры. Если парень работает диджеем в модном молодежном клубе, то вокруг него образуется свой актив, он тоже неформальный лидер. В других регионах — есть постоянные контакты с другими неформалами — экстремалами, скейтерами... В созданный в декабре 2006-ого года Общественный совет нашей организации вошли очень разные лица — начиная от Федора Бондарчука и популярных молодежные телеведущих до, например, Ильи Ильина, который возглавляет ВАЛ — Всеобщую Альтерглобалисткую лигу и Союз молодежных организаций МГУ, представителей сообщества ролевых игр, православного молодежного движения «Георгиевцы!»...

 —  В чем заключается конкретно сотрудничество?

Ну, вот стритрейсеры — точно неформалы. Мы им помогаем решать проблемы с милицией, пытаемся договориться о разрешении на их «покатушки», чтобы их не гоняли. «Ролевики» обращаются за помощью получить разрешения на площадки для проведения своих ролевых игр — по мере возможностей помогаем. Очень простые, очень конкретные вещи. И есть факты, когда это получается. Мы говорим: неважно кто вы МОЛОДЫЕ — лесники, пчеловоды, стритрейсеры, ролевики... Если у вас есть проблемы, то мы — ваш политический авангард. Это одна из линий нашей работы, но мы не пытаемся всеми правдами-неправдами привлечь неформалов — говорить, какие мы хорошие... Если есть проблемы, приходите — будем пытаться их решить. В свою очередь мы иногда обращаемся к тем же ролевикам — например, они нам на съезде устроили шоу — показательные бои.

Но, прежде всего, мы — политическая организация. Сейчас в первую очередь занимаемся подготовкой к выборам. Дальше — целый набор молодежных тем для законотворчества. Всех молодых интересует проблема первой работы — мы разрабатываем поправки в законодательство, гарантирующее первое рабочее место выпускникам вузов и ссузов на госпредприятиях. Для молодежи особенно остро стоит проблема жилья — мы подписали соглашение с Россстроем по молодежной ипотеке для участников студенческих строительных отрядов. Одна из самых актуальных тем для регионов, как и вообще для России, тема дорог — мы развернули целое движение в Челябинской области по поводу ремонта трассы М5 — так называемой «трассы смерти», собрали более 50 тысяч подписей, внесли через своих депутатов соответствующий запрос в местное законодательное собрание, оно, в свою очередь, по линии «Единой России» — в Госдуму. Трассу будут ремонтировать — направят для этого федеральные бюджетные средства...

 —  Какие у Вас отношения с «Нашими», «Местными» и другими аналогичными?

Нельзя сказать, что мы дружим взасос, но мы друг с другом не боремся. У них свой набор задач, у нас свой. Соперничество на таком «общепацанском» уровне: — А мы вот сделаем то! — А мы вот сделаем это! Мне кажется, это хорошо — дает драйв, не дает застаиваться. Мы нормально общаемся, кто-то с кем-то лично дружит. В ряде акций участвуем совместно, бывает что «ходим в гости» друг к другу на разные мероприятия. В регионах бывает перетекание кадров и взаимоотношения на уровне региональных отделений разные. Где-то это сотрудничество, а где-то и жесткая конкуренция за людей, за кадры, актив. Но понятно, что «если завтра война, если завтра в поход» мы будем на одной стороне баррикад...

А на фига?

 — Вы часто используете слово амбиции. А какие амбиции лично у Вас, у Ивана Демидова?

Нам очень часто задают вопрос — а вам это зачем? Вы состоявшиеся люди на телевидении и вообще благополучные «по жизни»... Мы с Иван Ивановичем знакомы и работаем еще со времен ТВ6 на разных проектах, в разных ипостасях и разными периодами. Для нас МГ это уникальная возможность использовать свои знания, контакты и опыт, чтобы попытаться запустить процесс ротации политической элиты в России. Мне кажется, это очень благородная задача. Масштабная. Перспективная. И безумно интересная. Хотя, после многих лет работы с людьми взрослыми, работать с молодежью непросто. Но что бы ни говорили по поводу того, что молодежь аполитична... Она очень разная! В этом смысле за будущее России я спокоен.

 — Старики все равно вымрут как тот депутат в Саратове, и места займут молодые. Вопрос в том, будут ли это ваши молодые.

Вот мы и работаем на то, чтобы это были НАШИ молодые. Но ЕР скорее квазипратия, при этом, в отличие от таких же квазипартий какой была КПСС или остается КПК, у нас нет монополии на власть. Но мы — партия большинства и, мне кажется, ЕР выбрала очень правильное время для запуска молодежного политического проекта. Запусти такой любая другая партия — Яблоко, СПС... у них нет даже теоретических возможностей чтобы показать что-то хоть чуть-чуть соизмеримое с тем, что мы делаем и можем сделать. Нам нужно время. И мы сделаем!

Беседовал Михаил Кордонский

Интервью подготовлено для «Русского журнала».


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—2008.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100