Технология альтруизма
Оглавление раздела
НЕФОРМАЛЫ 2000XX

Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Константин Соловьев

Эскейпизм

— Коля...

— У?

— Коль...

— Да? Чего?

— Ты не спишь? — ее текст был изумрудного переливающегося цвета, который перетекал от одного оттенка к другому, от бледного сияния moon-green'а до пылающего mint-green'а.

Я зевнул.

— Нет. Задремал, извини.

— Имхо ты устал.

— Нет, просто... — я позволили пальцам погладить ребристую поверхность клавиатуры чтобы они сами нашли нужное слово, — Немного утомляет. Бродил два часа по картинной галерее — на послезавтра нужен короткий отчет о выставке, Виктор Степанович третий раз напоминает, а у «Эго-лоджика» опять какие-то проблемы с маршрутизацией, четвертый день от них файлы жду. Говорил с их менеджером, но к черту... Пошел сам, нащелкал десяток кадров, сойдет. Но я уже закончил. Что-то случилось?

— Помнишь, как мы с тобой ходили по галерее?

— Конечно, — я улыбнулся маленьким романтическим смайликом с букетом роз, — Как сейчас. Это было тридцатого числа у тебя еще был такой смешной аватарчик. А я еще приклеил криво джава-аплет и ходил как ламер...

— Ага.

— Но ведь ты не об этом, правда?

От нее пришел нерешительный смайлик. Она всегда его ставила, когда хотела поговорить о чем-то важном, но не решалась начать. За шестнадцать лет брака я читал ее смайлики как открытый текстовый файл.

— Марина09, в чем дело?

И почти сразу догадался сам.

— Никита_00_rus?

Она прислала многоточие. Каждая точка в нем была маленьким глазком, в котором заключался молчаливый укор. Лучше бы уже прислала анимацию...

Я быстро вызвал панель сетевого менеджера и, еще до того, как окошко в голубой рамке появилось передо мной, уже знал, что там увижу. Три объекта, три небольших иконки, горящие радужным светом. Одна я, вторая — Нина, третья полупрозрачная — спящий аварийный сервер. Четвертой не было.

А ведь догадывался! Еще из галереи хотел написать домой, спросить, как, мол, Никита_00_rus... И не написал, конечно. Времени пожалел? Или думал, что и без меня справятся? Дурак, тряпка, ламер... Знал же!

— Давно его нет? — спросил я быстро. Ответ пришел сразу же — наверно, Марина09 набрала его еще до того, как я спросил.

— Пять часов.

Пять? Я почувствовал, как неприятно сжимается сердце — словно невидимый компрессор выжимает из него лишние байты.

— Прчему тынезскала? — от волнения я стал опечатываться, мерзкая привычка, от которой мне так и не удалось избавиться, — Мрина!

— Коля... — опять ненавистное многоточие, — Мну не хотела мешать... Ня.

— Сори.

Пальцы тыкались в клавиши как слепые котята, но на экране не появилось ни одного символа. Они как будто искали тот единственный символ, который подошел бы сейчас. Если бы он существовал — такой символ... Который можно было бы нажать — и сразу все стало бы ясно и просто. И Никита_00_rus... Черт.

— Я поговорю с ним.

— Коля...

— Ничего, все будет в порядке. Просто... пообщаюсь.

— Но он в офф-лайне!

— Я выйду.

Она удивилась, сразу тремя смайликами.

— Ты сможешь поговорить с ним там? Это же офф-лайн.

— Ничего. Если он хочет говорить там — я поговорю там. Ничего страшного. Просто мэйловский такой разговор, хорошо?

— Только пообещай мне!

— Марино4ка, не беспокойся, я ничего не буду делать. Хотя, конечно, по уму надо было бы. Забанить его в локальном чате на день или в сервер отправить, пусть траффик грузит вместо того чтоб чайника валять. А еще лучше — пароли на личные закладки поставить,, — я стиснул зубы, но злость сразу прошла, — А ладно... Что теперь. С детства не паролили никогда, а сейчас уже поздно. Свой проц на плечах есть.

Марина09 прислала благодарный смайлик.

— Ты молодец, Коль. Просто поговори с ним... Я тоже побуду с вами.

— Ты выйдешь в офф-лайн? — я удивился и встревожился. Марина09 не была в офф-лайне с детства. В семилетнем возрасте на их сервере случилась авария и ее вместе со всеми пользователями узла выкинуло в офф-лайн. Она быстро пришла в себя, но психологическая травма в таком оказалась живучей, со временем она не исчезла, лишь скрылась в глубине, как царапина на головках винчестера. Я очень переживал за нее и никогда даже не употреблял этого слова чтоб не сделать ей больно. Когда Никита_00_rus исчез в первый раз, у нее была истерика. Я не хочу вспоминать об этом, — Нет. Просто отключу саунд.

— Ты не боишься?

— Нет, я потерплю несколько минут. Иди, Коля.

Колебаться я не стал. За несколько последних лет мне попалось несколько инструкций о том, как выходить в офф-лайн. Я никогда не искал их, но натыкался — некоторые из них приходили спамом, другие распространяли хакеры и мелковозрастные анархисты, иногда попадались и советы эскейпистов — те были пересыпаны множеством непонятных слов, смутных и исковерканных терминов и прочим свопов. Это выглядело так, как будто их писали люди, сами ни разу не выходившие в офф-лайн. Я не стал прибегать к советам, у меня была собственная методика. Об этом не знала даже Марина09.

Есть вещи, в которых неприятно признаваться даже себе.

Я закрыл глаза, потом резко встряхнул все тело. И почувствовал его. Ощущение было ужасное — как будто сознание поместили в миксер, где его распылило на атомы, а потом оно перелилось в невероятно маленькую и тесную форму. Голова, руки, живот... Я привычно тестировал части тела, это помогало быстро освоиться, не теряя времени на акклиматизацию. На голове оказалось что-то большое и твердое, по ощущениям не похожее на растительный покров. Я коснулся его обеими руками и вдруг оно упало, а в глаза — это были глаза, я вспомнил — хлынул нестерпимо яркий свет — как будто я смотрел на экран, где кто-то вывел на максимум всю яркость. Оказалось, на голове у меня был виртуальный шлем, про который я совсем забыл. Как быстро летит время, быстрее, чем диск-чеккер пересыпает кластеры, еще лет двадцать назад у меня был монитор... Помедлив, я отсоединил от лица трубки аэро-подачи и питательного блока. Повозился чтобы снять неудобное крепление мочеприемника. Шланги с глухим стуком отвалились от меня, как насытившиеся пиявки.

Я встал. Чувствовать себя в теле было очень непривычно, во рту было невероятно сухо, ноги подкашивались, руки тряслись, как изображение с полусгоревшей видео-карты. Отвратительно. Я пошарил рукой рядом с системным блоком. Там, покрытая тонким слоем давно брошенной паутины стояла бутылка воды. Я открыл ее и сделал несколько глотков. После глюкозы и питательных смесей из ложемента вода казалась до тошноты жидкой и пахнущей чем-то омерзительным, вроде водорослей. Воду я поставил здесь много лет назад, в тайне от Марины. На тот случай, если... Черт, я сам не хотел признаваться себе, что такой случай может наступить. И вот — Никита_00_rus...

Пространство вокруг меня было совсем небольшим. Я видел его так давно, что уже забыл, как оно выглядит. Полусфера, не такая большая, как поначалу кажется, но и не маленькая, в пикселях измерить сложно. Метра три в радиусе — прикинул я, вспомнив старые меры длины, которые сохранились в памяти с тех времен, когда я еще занимался двухмерным дизайном. Это было похоже на половину поставленной вертикально капсулы или вытянутую полусферу. Знакомая текстура «под металл», холодная даже на вид. Единственной выступающей частью была дверь — небольшой прямоугольник с ручкой по центру. Взглянув на нее, я поежился. В комнате не было ничего кроме трех ложементов, стоящих рядом. На крайнем лежала Марина09, ее лицо было закрыто маской и виртуальным шлемом, грудь мерно поднималась и опускалась. Ложемент с другой стороны был пуст.

— Никита_00_rus! — позвал я. Собственный голос был неприятен и звучал отвратительно, от него оставался непривычный зуд в глотке и вибрация в груди. Мне было трудно представить, что кто-то может общаться так. Это было настолько... настолько извращенно и омерзительно.

Как только я подумал об этом, дверь с шумом открылась, против воли я отпрянул в сторону и почувствовал запоздалую злость. Пусть и в офф-лайне, но я мужчина, здесь нет ничего такого, с чем я не справлюсь.

— Папа? — спросил Никита_00_rus. Он выглядел почти так, как на собственном аватаре, но еще хуже. Бледные щеки, запавшие глаза, острый выдающийся подбородок. Мы с матерью еще с тринадцати твердили ему, что носить такой аватар некультурно и некрасиво, но он уже тогда был упрям, как файервол. Паролить надо было, говорил я Марине, паролить... Когда ему исполнилось пятнадцать, он снял даже анимацию.

— Хай, Никита_00_rus, — сказал я. регулировать тон голоса получалось с трудом, но я быстро вспоминал, как это делается, — Заходи.

Он нерешительно вошел, медленно закрыл за собой дверь. Глаза на меня он не поднимал, но и виноватым не выглядел.

— А что ты... Я имею в виду...

— Специально вышел чтоб поговорить с тобой.

Он покраснел. Было отчего — мало кто из его сверстников мог похвастаться тем, что его отец выходил в офф вместе с ним. Узнай про такое в социальной службе — через час уже пришел бы тест. Плевать, сейчас мне было неважно, что обо мне могут подумать. Лучше сохранить сына, чем репутацию. Хотя... В среде модных дизайнеров и художников это даже модно. Они массово входят в офф-лайн. даже эпатируют этим. Богема. Я никогда не считал себя модным.

— А что такое?

Он снял скин, уродливый, без всякой анимации и с примитивной текстурой, положил его на свой ложемент. Никита_00_rus выглядел... Я замешкался, подбирая нужное слово — пальцы машинально подтянулись к груди и забегали, нащупывая клавиатуру — отдельным. Обособленным, как сегмент сети. Чужим.

Я слишком долго не был с ним — понял я, глядя на него, — Ни разу на последний год не сходили с ним на рыбалку, а ведь сколько возможностей было... Недавно по рассылке приходило — там как раз новые модели рыб запустили, на флеше, красота... Ведь могли бы сходить с Никиткой вечерком, порыбачить. И поговорить с ним можно было, не так, как сейчас — строгий отец выговаривает дерзкому сыну, а мягче, по-мэйловски что ли... Или на футбол с ним сходить, кажется он это любил, друзья мне как раз скидывали бесплатные билеты на один популярный сервер. А что я сделал? Ничего. Сперва дизайн, потом получилось устроиться в одну большую фирму, где в перспективе есть возможность лет через десять открыть свой собственный портал. Бегал, высунув язык, делал кат где мог, все искал, работал, лез вперед... Мы с Маринкой сидели тогда на пяти мегабитах, сейчас такое даже представить сложно, а я работал сутками напролет, выбивался, апгрейдил компьютеры, лез из скина — только чтобы обеспечить их — Марину и Никиту_00_rus. И вот, теперь... Судьба всегда наносит удар оттуда, откуда не ждешь.

— Ты был в офф-лайне, — сказал я медленно и веско, — Мать говорит, уже пять часов. Это правда?

— Угу, — сказал он. Звук был непривычный, я не сразу понял, что это самое обычное текстовое «Угу». Этот извращенный молодежный сленг, коверкающий язык, меня всегда раздражал. Но я был терпелив, как и полагается отцу в такую минуту.

— Никита_00_rus, нам надо устроить совместную конференцию.

— Поговорить что ли?

— Да. Можно сказать и так. Мать волнуется. Я тоже не сплю. Так нельзя.

— Почему? — он сразу стал угрюмым, замкнулся, как запароленный последней версией Винрара. Понял, что в этот раз отец не просто сделает ему дежурный втык, а устроит по всей программе. Не зря же вылез из оффлайна.

— Почему? Потому! Пойми в конце концов, мы уже устали. Почему ты не можешь себя вести как нормальные люди. Ну куда это... Пять часов в офф-лайне! Мы же культурные люди, а ты уже не нюб, Никит, оглянись вокруг. Ну кто так делает? Ты нас с матерью вообще замечаешь? Или мы для тебя пустое место? Как это называется вообще?

— А что я?..

— Тебе уже шестнадцатый год. Через несколько месяцев получишь аттач от паспортистки с пассвордом для рутового доступа. Надо же быть когда-то самостоятельным!

— Я самостоятельный, — упрямо сказал он, не поднимая на меня глаз.

— Нет! Ты не самостоятельный! Ты творишь неизвестно что. Уходишь в офф-лайн когда тебе вздумается, совсем не занимаешься учебой, не думаешь о работе. То, чем ты занимаешься — значит валять чайника. Посмотри на сверстников. Сашкан со второго сервака на «Вебкам» уже устроился тестером, у него мозги есть, через пару лет уже будет деньги зарабатывать. Вебвеббер собирается на ФАВТ поступать, будет программистом на перле и «Майу» он знает получше меня. Твои же ребята, на одном школьном канале сидели, а теперь посмотри на них и посмотри на себя. О чем ты думаешь? Надо быть серьезней в твоем возрасте.

— Папа, перестань, — сказал он тихо, — Я серьезен. И в аттестате у меня AF были. Просто мне здесь интересно. Ну ты же не понимаешь...

— «Отцы и дети», конфликт версий, читали... Я как раз все понимаю. Разговор о тебе. Почему ты не можешь жить как все нормальные люди?

— А почему я ненормальный? — спросил он с вызовом, поднимая голову, — Только потому, что мне нравится офф-лайн, а вам нет? Из-за этого да? Потому, что мне нравится что-то свое и я не хочу идти как все?

— Успокойся, — я снизил тон голоса, постарался говорить тихо и спокойно, — Я не хочу устраивать сейчас с тобой флейм. Мы просто давно не были в конференции и я хочу тебя понять.

— Тогда пойми, что я хочу сам делать выбор. Я же не сумасшедший только потому, что мне нравится иногда выбираться отсюда.

— Это не оправдание, Никита_00_rus. Давно известно, что офф-лайн зомбирует людей, превращает их в нерассуждающих психов, которые потом уже и залогиниться нормально не могут. Это достоверно известно, я как раз вчера читал на сайте шведских ученых. Они установили, что офф-лайн зависимость развивается как раз в твоем возрасте. Человек выпадает из общества, из сети.

— Мне не нужна сеть чтобы жить!

— Только без эскейпизма, хорошо? Я не потерплю лозунгов в своей локальной сети!

— Это не локальная сеть... — сказал он тихо, но я сделал вид, что не заметил.

— Ты же как сумасшедший постоянно точишь в оффе! Это как наркотик, оно засасывает. Сперва час, потом два... Говорят, оно в чем-то даже полезно, не знаю... Но не пять же часов! Это развивается в психологическую болезнь, с которой потом сложно справиться. Да, знаю, тебе кажется, что взрослые тебя не понимают, что тебе видно лучше... Сынок, у меня видеокарта не китайской сборки, я тоже не идиот. Понимаю... Да, возраст такой, хочется... Но соблюдай же какие-то приличия! Нельзя так бесцельно расходовать свою жизнь.

— Я же говорил, ты не понимаешь, — он досадливо шмыгнул носом. Звук получился гадкий, как старый миди, — Вы не хотите представить, что за пределами вашей сети тоже что-то есть! Я знаю, все наши предки жили в сети, но сейчас уже новые времена. Понимаете вы это? Я не хочу всю жизнь провести в компьютере, не хочу чтобы все мои мысли текли по проводам. Я хочу... — он перевел дыхание, — Видеть лица, а не глянцевые аватары, слышать голоса, а не эмпэтришки, дышать воздухом, а не кислородной смесью из шланга. Вам это странно, но мне нравится! Живите как хотите, но дайте и мне свободы чуть-чуть...

— Это для тебя свобода, — перебил я его, — Вот это? Забросить реальный мир и окунуться в это... это... Дышать воздухом, ходить и есть пищу? Такая у вас теперь свобода? Иногда мне кажется, что мы с тобой говорим на разных кодировках.

— А если и так? Я люблю бывать на улице, люблю смотреть на небо. Мне — нравится — это, — сказал Никита_00_rus раздельно, — Отстаньте от меня. Я не лезу к вам с советами.

— Мы не лезем в твою жизнь, мы с матерью хотим чтоб тебе было лучше. Нельзя посвящать свою молодую жизнь этому. Залогинься и оглянись по сторонам! Сколько есть всего замечательного, полезного и хорошего! Это жизнь, она проходит, пока ты пялишься в свое небо. Сходи с френдами на матч или сыграй в «Дум». В школе ты был отличным правым защитником, мы с матерью болели за тебя на городском дэсматче! Ты же был человек! Или пригласи девушку в кино, Ангеленок тебе уже весь почтовый ящик приглашениями забила, сходил бы с ней, развеялся... Симпатичная же фемейл, самый красивый аватар в нашем узле. А какой хомпейдж! На спорт пойди, в конце концов, и полезно и разнообразит. Хочешь, запишу тебя на веб-серфинг или пинг-болл?

— Не надо мне серфинга. Мне вообще сеть не нужна.

— Ну как не нужна! — я опять потерял терпение, — Жить надо! Собой заниматься, про будущее думать, а не смотреть, как зомби в это свое небо! Семью завести, свой сервер... Познакомишься с фемейл, любовь там, все... Заявление на сайт ЗАГСа... Хотя ладно, можно и без этого. У них там сейчас скрипты глючат, на прошлой неделе дедушка Вова случайно на своем соседе женился... — я услышал, как засопела Марина09. Обиделась, наверно, она всегда считала, что без заявления в ЗАГС жить нельзя. Ладно, мелочи, если что — нарисую Фотошопом, руки не из лпт-порта растут, слава Богу, — Очнись ты от своих иллюзий, хорошо? Постарайся жить как все нормальны люди.

— Тот мир ничуть не хуже вашего. Ты просто...

— Опять этот эскейпизм! Сбежать из реального мира чтобы сбежать от собственных проблем и вопросов. Это не выход, ты же знаешь! Нельзя так! Что дальше будет? Запишешься в эскейписты? Татуировка эскейпа на лбу? Ты их видел, этих эскейпистов, Никита_00_rus? От них же люди шарахаются! Это же сумасшедшие. Что о нас, в конце концов, скажут — об этом ты не подумал?

— А обо мне вы подумали? — он внимательно посмотрел мне в глаза. Я сморгнул. Как будто на меня смотрели два огромных выгоревших пикселя, — Хоть раз, а? Чего хочу я? Что для вас дороже — Сеть или я сам? Ну!

— Что ты несешь! — рассердился я, — Слушать не хочу!

— Не слушай. Но я хочу жить своей жизнью, а не чьей-то другой. И не вашей...

— Негодяй! Все, разговор окончен. Марш в ложемент и в блок до завтрашнего вечера. Ты наказан. Нельзя так безответственно относиться к жизни.

— Хорошо, — он подошел к своему ложементу и, поерзав с непривычки, устроился в нем. Лица его я не видел — он сразу опустил маску. Но мне показалось, что я разглядел на нем что-то. Что-то непонятное и странное, вроде тех узоров, что оставляет на рабочем столе последний чих-вирус. К черту. Сейчас с ним говорить бесполезно, он ничего не будет слушать. Упрям, как старая версия Доктора Вэба. А мы в молодости... Нет, всякое, конечно, было, но не так же! Эти дети... — я вздохнул и только тогда заметил, что на коже выступил пот, — Вечно с ними так. Ладно, до завтра одумается. А завтра поговорим еще раз, на этот раз нормально, как отец с сыном. На всякий случай поставлю ему сниффера, хоть это и не совсем правильно. Посмотрим, чем он занимается в свободное время. Не удивлюсь, если у него уже полно приятелей-эскейпистов.

Я лег в ложемент и ощутил приятное тепло.

Когда я вернулся домой, Марина09 уже смотрела последний выпуск новостей.

— Что творится, что творится, — сказала она курсивом, — Представляешь, иранские хакеры сегодня уничтожили два американских сервера, в «Микрософте» уже говорят о том, что надо нанести ответный удар. Новости в последнее время смотреть невозможно. Пакистанцы опять какой-то еврейский газовый сайт взломали, и там шум...

— Ладно тебе... Не меняй сабж. Ты все слышала.

— Угу. Ничего, не переживай. Он просто психанул, у него возраст... Это пройдет все. Завтра поговорим с ним вместе, может в галерею сходим... Я на завтра нарисовала суперский торт с ананасами, ему понравится.

— Ладно, любимая. Спок ночи. Завтра посмотрим.

— Спок ночи, Коля.

Ночью я проснулся сам. Со мной такого еще не было. Давно уже.

Марина09 спала. Я почувствовал беспричинное беспокойство. Вызвал несколько окон, сам не зная зачем. И пальцы вдруг сами потянулись к нужным клавишам. Менеджер сетевого окружения...

Сердце сделало несколько гулких ударов и вдруг словно остановилось, как старый СД-РОМ, пытающийся прочесть китайскую болванку. Никиты_00_rus не было в сети.

Три часа ночи.

Марину я будить не стал, вышел в офф-лайн, оставив автоответчик. Снова навалилась тошнота и головокружение, но сейячас было не до них. У меня было предчувствие — муторное, прогорлклое, похожее на то, когда обнаруживаешь бэд-сектора.

Никитин ложемент был пуст. В комнате его не было. И то, что мне сперва показалось глюком, было на самом деле. На его клавиатуре вместо клавиши Escape чернела дыра.

Никита_00_rus...

Еще там лежала записка — просто лист бумаги, на котором от руки уродливым полужирным шрифтом было написано — «Я ушел. Не ждите». Записка упала на пол. А я стоял и смотрел на пустой ложемент и на дыру в клавиатуре. И понимал — уже поздно. То же самое, что запускать Касперского на только что отформатированном вирусом диске. Он не вернется. Потому что я помнил его лицо.

Марина09 не выдержит... Этот удар не для нее. Не сможет... Сегодня повешу Никитину машину в блок, а завтра поставлю чат-бот. Она не заметит. Она никогда не снимет виртуального шлема, не увидит пустующего ложемента. Я буду заходить под его аккаунтом и иногда писать. Она не должна заметить.

Ты бросил нас, Никита_00_rus, бросил жизнь. Ради того, чего практически не существует. Небо... Это иллюзия отняла у тебя жизнь. Забрала тебя. Оно дало тебе что-то такое, чего так и не смогли дать мы. Особый протокол передачи данных? Цветовая палитра? Новый уровень интерактивности?..

Я подошел к стене. Там, в самом углу, было крошечное, не больше диода, отверстие. Я никому не говорил о нем. Даже Никите_00_rus. Я смотрел в него всего раз пять или шесть — в то время, когда мир казался еще мне огромным, больше чем центральный сервер с его восемью сотнями террабайт. Я не смотрел в него уже много лет.

Сквозь крошечную дыру я увидел город — ровные серые поля с частоколом домов, отличающихся только по высоте, паутины проводов, зубчатые шпили антенн. Просто свинцовые иглы, протыкающие небо. Небо... Оно было огромным, грязно-багровым, по нему плыли рваные жестяные облака, сквозь которые где-то высоко-высоко светило что-то небольшое и красноватое. Может быть, на него Никита_00_rus смотрел так часто, когда выходил в офф-лайн. Я никогда не узнаю этого. Город пах разогретой сталью и чем-то еще, кислым, маслянистым. От этого запаха в горле разливался вкус нефти.

Нормальный человек никогда туда не пойдет. И все-таки мне показалось... Какую-то часть секунды я смотрел на небо и думал о том, что...

Правильно говорят, офф-лайн зависимость как наркотик. Я поспешно оторвался от отверстия. Устроился в ложементе, вернулся в свой привычный, такой родной, теплый и уютный мир. Но сон еще долго не шел. В полудреме я набирал какие-то команды, что-то смотрел, искал, делал сотню совершенно ненужных и бесполезных операций. И мысль, эта неожиданная, непонятная, глупая мысль все сверлила мозг.

Статус Марины изменился — должно быть, она заметила, что я не сплю и проснулась.

— Коль...

— Чего?

— Уходи в слип-мод. Ночь же...

— Не спится, извини. Слушай, — я замялся, — Ты же видела однажды небо... Какое оно?

Появился удивленно-настороженный смайлик.

— А что тебе?

— Сори, не хотел напоминать... Просто подумалось. Каким ты его увидела? Оно красивое?

Марина09 долго молчала и я даже подумал, что у нее завис клиент. Но она ответила.

— Просто небо. На твоем скрин-сейвере красивее. Включай слип-мод, Коль...

— Хорошо, спок ночи.

Я сменил статус и почти сразу забыл о небе. Впереди предстоял трудный и хлопотный день. Поговорить с «Эго-Лоджиком», попросить Стаса чтоб он посмотрел те снимки, что я сделал, Виктор Степанович что-то еще говорил о новом канале в офисе, надо разобраться, если что связаться с админом, секретарша из второго отдела еще просила посмотреть ее локальные диски, что-то с нее там не ладилось...

Я заснул, так и не вспомнив все, что следовало сделать завтра.

И во сне мне снились звезды — белые на черном небе. Они вспыхивали и гасли, друг за другом, одинаковые, просто крошечные белые точки на черном экране.

6 октября 2006


Другие произведения Константина Соловьева можно прочесть на его сайте.


Для печати   |     |   Обсудить на форуме

  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—2008.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100