Фонарщик
Оглавление раздела
Последние изменения
Неформальные новости
Самиздат полтавских неформалов. Абсолютно аполитичныый и внесистемный D.I.Y. проект.
Словари сленгов
неформальных сообществ

Неформальная педагогика
и социотехника

«Технология группы»
Авторская версия
Крошка сын к отцу пришел
Методологи-игротехники обратились к решению педагогических проблем в семье
Оглядываясь на «Тропу»
Воспоминания ветеранов неформального педагогического сообщества «Тропа»
Дед и овощ
История возникновения и развития некоммерческой рок-группы
Владимир Ланцберг
Фонарщик

Фонарщик — это и есть Володя Ланцберг, сокращенно — Берг, педагог и поэт. В его пророческой песне фонарщик зажигает звезды, но сам с каждой новой звездой становится все меньше. Так и случилось, Володи нет, а его ученики светятся. 


Педагогика Владимира Ланцберга


Ссылки неформалов

Неформалы 2000ХХ

Михаил Кордонский, Владимир Ланцберг. Технология группы. Авторская версия

Вместо предисловия

Для кого эта книжка?

Для практиков.

Во-первых, теоретики и так все знают. Во-вторых, они знают, что все совершенно не так. Но, в-третьих, подтолкнуть теоретика к практической работе так же легко, как уговорить начальника поменяться местами с подчиненным, что гораздо легче, чем, в-четвертых, заставить практика читать теоретические труды. Поэтому мы начинаем книжку словами:

— Дорогой практик! Пишут тебе твои собратья по разуму — тоже практики, а возможно и товарищи по несчастью — альтернативные педагоги и андеграундные психологи.

Чем вызвано появление этой книжки?

Нечаянным взглядом со стороны на себя, на наш не то чтобы транс- (теперь уже) -национальный мазохизм, — скорее на культурно-историческую, переходящую в манию, традицию — принимать пройденные грабли за новые и радостно устремляться к ним.

Открывшаяся взору картина показалась жалкой и позорной, и мы решили, что подобная книжка могла бы сгодиться тому, кто склонен поступать разумно.

О чем эта книжка?

О неформальных группах. Вроде бы. Вообще-то говоря. Во всяком случае, в первую очередь. То есть, конечно же, только о них: иного рода группами другие люди занимались очень много, а мы как раз мало. Так что не нам о них писать.

Но суди, дорогой практик, сам: ведь неформальной является такая группа, в основе жизни которой лежат межличностные отношения. То есть, люди собираются, чтобы быть вместе и при этом что-то делать (учить детей, разводить тарантулов) или ничего не делать (распивать пепси-колу на пикниках) — в отличие от группы формальной, где люди собираются, чтобы что-то делать (учить детей, разводить тарантулов) или не делать (распивать пепси в пансионатах), и при этом оказываются вместе.

Так вот, дорогой, суди сам, сколько сейчас расплодилось не только приятельских компаний и клубов по интересам, но даже самых настоящих деловых объединений, образований, формирований, где кадры подобраны явно без помощи газетных объявлений. Тут и малые предприятия, и частные школы, и коммерческие банки, и... Да что говорить!

Теперь представь, что в такой фирме-компании начальник (он же неформальный лидер) вдруг попытается начать руководить обычными административными методами. Первая же его попытка издать репрессивный приказ, минуя стадию приятельской беседы, вызовет парадоксальную для традиционного типа народно-хозяйственной конторы реакцию, пожалуй, всего коллектива:

— Да ты чё, Вась, в натуре?

И если потерявший чувство стиля Вась будет продолжать в том же административно-командном духе, позавидовать ему будет проблематично. То есть, скорее всего, формально ничего не произойдет: фирма не рухнет. Во всяком случае, в первое время. Но многие «свои» уйдут, их места займут люди случайные, нередко весьма «чужие». А чужой и работает иначе, и не о всяком одолжении его попросишь, и много чего еще будет не так. Будет хуже. А хуже будет наверняка. Именно поэтому умные люди предпочитают набирать «своих», то есть, родных-межличностных, начиная с «комка» и кончая разведкой.

Короче, вроде бы и теоретики не оспаривают тот факт, что неформальная группа эффективнее в работе. И приятнее, комфортнее психологически. Кстати, потому и эффективнее. Правда, управлять ею неизмеримо сложнее, чем формальной, ибо приказ, распоряжение не всегда «проходят»; основными инструментами руководства являются уговор, совместное планирование, метод убеждения. Так что создание таких групп остается уделом энтузиастов. И слава богу!

Но вот какая беда: то и дело с подобными группами происходят всякие неприятности, недоступные командно-административному уму. Вдруг, как черти из табакерок, выскакивают неожиданные, нелепые конфликты, казалось бы, на пустом месте. Люди, знавшие друг друга годами, перестают друг друга же и понимать. Отношения разваливаются, и т.д. И даже если конфликтов вроде бы и нет, проходит год — другой — третий — и что-то становится не то, начинает идти не так... Кстати, и психологи-ортодоксы, уверенные в том, что для создания неформальной группы достаточно обычной совместимости характеров, способны зайти в тупик: конфликтуют совместимые!

Так вот, не пустое оно, то место, где зарождаются специфические эти неурядицы. Как раз о том, что там находится, — эта книжка. О том, что желательно учитывать, создавая неформальную группу (если, конечно, это тот случай, когда она должна быть создана, а не возникнуть спонтанно). О том, что такая группа не вечна в своем существовании, и сколько она, скорее всего, проживет, и что делать, когда срок этот будет подходить к концу. О том, как создавать объединения неформальных групп (здесь тоже много сложностей). О том, как отслеживать состояние группы. О том, как еще эффективней работать с группой, которая вроде бы жива, здорова и достаточно эффективна сама по себе. То есть, прочтя все это, можно с большей уверенностью приступать к созданию частной гимназии, сельскохозяйственного кооператива, клуба любителей батончиков из молочного шоколада или альтернативного вооруженного формирования (шутка), надеясь, что теперь-то уж точно предприятие обречено на успех.

Так что, видимо, понятно, зачем эта книжка. И, мы надеемся, от сего места и далее ее продолжают читать, скорее всего, те, кому она действительно нужна. А раз так, начнем сначала, но уже подробнее, глубже и, увы, зануднее. Что делать!

Тут, вероятно, будет уместно сказать несколько слов об истории данных заметок. Зарождаться они начали лет двадцать назад, когда один из авторов (первый по алфавиту), пытаясь обобщить и осмыслить свой клубный опыт (наблюдателя, члена клуба, лидера) задал себе ряд вопросов на темы жизни и смерти компании, клуба, объединения, группы, движения и пр. Вопросы эти он обсуждал со многими своими товарищами, в том числе (последние полтора десятилетия) и с автором N 2, имевшим к тому времени свой опыт общения с клубами, а также участия в них и руководства ими.

Процесс шел (и продолжает идти) по линии: вопросы — споры — построение гипотез — организация семинаров (для руководителей клубов, в форме деловых игр) — написание «базовых» заметок — создание реальных (своих) клубов (с учетом рекомендаций, изложенных в заметках) — помощь реальным (чужим) клубам (в том числе гашение конфликтов между ними, вплоть до налаживания координации их работы) — создание межклубных (в том числе и межрегиональных) групп и объединений — поиск новых, специфических форм работы.

Итак, вернемся к понятию «неформальная группа».

Во II главе дается его трактовка по справочнику. В то же время, авторы полагают, что ни статус юридического лица, ни печать, ни наличие системы членства, ни обилие документации, даже такой солидной, как уставы и программы, сами по себе не формализуют то или иное образование. Пока группа (система) минимально зависит от воздействия извне, пока она сама вольна изменять свой состав, идеологию, формы и методы работы, сферы интересов, пока она под давлением обстоятельств может легко рассыпаться и на новой базе собраться снова — ее можно, видимо, считать неформальной.

(Вот, кстати, что характерно для нашего бурно меняющегося ныне общества — тенденция к деформализации самых разных его сфер и структур, что значительно расширяет область применения материала данной книжки: ведь падение идеологических оков сняло большую часть ограничений на формы и методы жизни и деятельности б.советских людей, что в значительной степени освобождает всевозможные группы товарищей от зависимости извне.)

Не менее, если не более, нежели простота самоликвидации группы, характерна для представления о ее неформальности степень легкости выхода из нее отдельных членов: пока человек не привязан к группе (системе) жизненно важными «вещными» (материальными, физическими) благами или соображениями престижа; пока при выходе из организации он, по своему убеждению, ничего в этом плане не теряет, а лучше, если приобретает, — можно, вероятно, говорить о неформальности [6]. Во всяком случае, в контексте данных заметок этот признак, один из немногих определяющих, может быть важной частью теста на неформальность.

Понятно, что легальность, плавание под официальным флагом, наличие команды, именуемой аппаратом, имеют свои прелести. Легче получать бюджетные и спонсорские дотации, вести хозрасчетную деятельность в надежде на самоокупаемость и даже прибыль. Однако, не секрет, что на стадии махровой формализации симптомы бюрократизации, заорганизованности усиливаются; умами публики все больше овладевает борьба за власть.

(Где-то на середине отрезка между абсолютно неформальным и вполне формальным состоянием есть важная точка — регистрация группы при официальной организации, органе власти и т.п. Постановка на учет в УВД — не в счет.)

И все же, поскольку трудно представить себе хоть чего-нибудь стоящее и при этом абсолютно неформальное образование (которое что-то дает своим членам, но которое совершенно не жалко бросить), возникает проблема оптимальной формализациия.

Так или иначе, мы видим, что сегодня грань между формальными и неформальными образованиями в значительной степени размыта; более того, последних становится все больше, что вполне согласуется как со здравым смыслом, так и с большинством представлений о путях развития цивилизации.

А в те давние времена, когда нижеследующие тексты готовились к первому изданию, у авторов еще не сложилось ощущение, что целый ряд закономерностей (разумеется, далеко не все), по которым живут группы, распространяется и на объединения групп, движения, политические партии, рабочие артели и т.п. Само упоминание каких-либо иных партий, а также — всуе — единственной в те годы было едва ли «публикабельным». Совсем другой, сплошь формальной, была экономическая сфера. Во всяком случае, и сейчас корректнее говорить лишь о неформальных группах, тем паче, что наиболее полно, цельно, незамутненно нижеописанные вещи бытуют в них; в иных же группах и объединениях — постольку — поскольку, с той или иной степенью узнаваемости (и, соответственно, применимости рекомендаций). Поэтому оставим первоначальный текст почти без изменений. А в нем авторы говорили почти исключительно о клубах, так что условимся: мы говорим — клуб, ты, дорогой читатель-практик, подразумеваешь — сам знаешь, что.

Но даже и по отношению к клубным группам авторы зачастую рассматривают не «все случаи жизни», оставляя в стороне коллизии, возникающие при борьбе членов групп за власть. Во-первых, потому что борьба эта нередко ведется без разбора средств; авторам же всегда были интересней морально корректные ситуации (с прочими, как правило, и так все ясно). Во-вторых, причастность к власти увеличивает число получаемых благ, а это нарушает «чистоту эксперимента», заключающуюся в неформальности. Кстати, именно борьба за власть даже в неформальных политизированных образованиях резко сужает границы «работы» нижеописанных закономерностей и рекомендаций. Вот почему не следует без оглядки распространять их на всю обширную ныне неформальную и полуформальную зону.

Теперь необходимо сориентировать читателя в «пространстве» данных заметок.

По странной традиции все проблемы неформальных объединений по интересам (групп, клубов и т.п.) рассматриваются в плоскости, образованной такими двумя взаимно перпендикулярными осями:

  • ось «интересовая», на которой располагаются специфические, присущие данной области интересов, вопросы ( так, у книголюбов это — библиография, полиграфия, оформительское искусство, история литературы и книгопечатания; у любителей авторской песни — вопросы жанра, мастерства; у автолюбителей — проблемы технические, спортивные);
  • ось «организационная», на которой находятся такие оргвопросы, как, например, юридические, финансовые (при какой официальной организации лучше работать, где и как получить помещение, оборудование, как организовать мероприятия, оформлять командировки и т.д.).

Но если ограничиться только этой плоскостью, становится непонятным (вот они, те самые вопросы), почему клуб, у которого все видимые проблемы решены, вдруг взрывается, или тихо разваливается, или бесконечно конфликтует внутри себя, или просто вырождается в бездействии. И, наоборот, странно, почему в атмосфере запретов, в ситуации безденежья существовали (а порой и сейчас существуют) десятки групп, притягивающих к себе людей здоровым внутренним климатом, результатами своей работы.

Все это проясняется, если от плоскости перейти к объему, образованному этой самой плоскостью и еще одной, «социально-психологической» осью. На практике по этой оси располагаются и чисто психологические вопросы, и философские (в частности, вопросы идеологии и морали,ибо в широком русле современной общественной морали умещается целый ряд более узких «течений», которые диалектически дополняют друг друга, но могут и конфликтовать между собой). На той же оси оказывается и смежная с ними педагогика, ибо выполнение соцпсихологических рекомендаций зачастую реализуется в форме тех или иных педагогических приемов.

Типичные вопросы «социопсихологической» оси: какой хочется видеть группу прежде всего — душевной, или деловой, или интеллектуальной; каких людей принимать в нее, а каких нет; в каком стиле вести руководство; какова должна быть ее структура; нужно ли членство; какие приемы использовать для регулирования взаимоотношений в группе; как строить ее внешнюю политику.

Литература по данным вопросам либо сложна и скучна, либо дефицитна, либо полностью отсутствует. Кроме того, в силу общей нашей отсталости в необозримом ряде моментов, а также стихийности самих групп и недооценки серьезности неформальной группы как социального субъекта, лидеры их зачастую не задумываются даже о существовании этой оси, считая ее вопросы житейскими, а себя самих — вполне опытными для обеспечения гарантии успеха. Тем более, что достаточно слегка углубиться в теорию, чтобы, как та сороконожка из притчи, потерять дар передвижения, пытаясь сознательно управлять этим процессом. Вот как солидны и значительны вещи, о которых ведут речь авторы настоящих заметок.

Подведем некоторые промежуточные итоги и введем условные обозначения для дальнейшей экономии времени и бумаги.

Итак, проблемы групп мы будем отныне рассматривать не в плоскости, а в объеме, образованном следующими осями:

  • осью X, определяющей интересы группы, тематику ее деятельности;
  • осью Y, определяющей административные и юридические моменты, особенности системы менеджмента;
  • осью Z, определяющей социально-психологический тип группы, ее чисто психологические, а также философские и педагогические особенности (в частности, специфику суждений и поступков ее членов).

С этими осями мы будем связывать и результаты измерений, проводимых в группах (например, экспертных оценок).

И, наконец, несколько слов о том, чему именно посвящены те или иные тексты нашей книжки.

Размышляя о «жизни» и «смерти», о «здоровье» и «болезнях» группы, авторы невольно пришли к мысли о сходстве ее с живым организмом. Отсюда вопросы: какие бывают «породы» (виды, типы) групп, как эти «породы» и «сорта» выводить, какие из них и как можно «скрещивать»; наконец, как правильно зачать группу, что-бы ребенок родился здоровым? Совокупность этих вопросов авторы для краткости называют между собой «клубной генетикой» (гл.V).

Как долго «живет» группа, отчего «умирает», каковы симптомы «старения», как продлить срок активной жизни, оттянуть «пенсионный» возраст? Это — темы «клубной геронтологии» (гл. VI).

Нередко генетически корректная и еще нестарая группа прекращает существование в результате так называемого «бунта стариков». Можно ли его избежать и как (гл.VII)?

Еще чаще, нежели умирают, клубы дробятся. От хорошей ли жизни, или качество жизни тут ни при чем? Создавая новый клуб из-за неудовлетворенности старым, как избежать репродуцирования его недостатков (гл.III)?

Клубы иногда объединяются, а иногда, наоборот, враждуют. Соображениям по данным поводам посвящена гл.VIII.

Педагоги уже четвертый десяток лет успешно применяют методику, которая превосходно оправдывает себя в одном из «генотипов» групп. Многие элементы этой методики вполне применимы не только в детских и, видимо, не только в чисто неформальных группах (гл.IX).

Разумеется, в неформальной группе ее члену должно быть хорошо. О том, что такое «хорошо», что такое «плохо» и как может работать институт членства — в гл.IX.

Хорошо или плохо — можно почувствовать, но лучше измерить. Некоторые методы исследования группы описаны в гл.Х.

Получается, что эти заметки — почти сплошь о конфликтах. Но увы, наши научные познания в этой области, а зачастую и внутренняя культура (да чего там скромничать, сама наша ментальность) таковы, что состояние конфликта для нас настолько естественно, что мы не всегда и замечаем, чувствуем его. В результате же к.п.д. многих наших неформальных детищ устремляется к нулю. В то же время, опыт лучших лидеров, осмысленный авторами, а теперь уже и их личный опыт показывает, что не так тут все безнадежно. Конечно, формируя и ведя группу, приходится нередко наступать на горло собственной песне (например, когда очень хочется, но нельзя принять в группу хорошего, но «неподходящего» человека, да что там, порой и — страшно подумать! — выгонять случается; когда очень хочется принять одно решение, а следует — другое, и вообще много чего хочется принять, да нельзя), но авторы считают, что гораздо хуже наступать на пресловутые грабли: хуже и для большинства людей, и для дела.

За все приходится платить, и в какой-то степени эти заметки могут служить прейскурантом — что почем.

Дополнение 1. Авторы приносят читателям свои извинения за то, что львиная доля текста (почти весь объем 1-го издания), будучи переведенной с «кордонского» языка на «методический», в таком виде и перекочевала в 4-е, оставаясь непонятной для тех, кто владеет только русским. Оправдание одно: издатель торопил.

Дополнение 2. Авторы приносят свою благодарность заведующей Центром исследовательской и методической работы Краснодарского крайкома ВЛКСМ Е.А. Шеломовской и сотруднице Краснодарского научно-методического центра народного творчества и культпросветработы Т.И.Никитиной, чьим усилиям они, авторы, обязаны первым изданием, благодаря которому тираж впервые превысил изначальный — 2 экземпляра. Также признательны они инициаторам второго издания — сотрудницам волгоградского комплекса детского творчества «Прогрессор» Л.Б.Сучилиной и С.В.Мо- розовой, и третьего — методисту омского городского дворца детского творчества А.В.Порываевой. Когда инженер Б.М.Морозов из Набережных Челнов, невесть каким образом раздобыв краснодарскую методичку и пытаясь приспособить ее к делу, загнал со товарищи ее текст в компьютер, вряд ли он предполагал, что когда-либо встретится с одним из авторов. Но жизнь их свела, в результате чего авторы стали обладателями дискеты с набором, ставшим основой данного переиздания. За что огромное спасибо как Б.М.Морозову, так и всем безымянным героям (скорее всего, героиням), превозмогшим весь этот стиль и объем.



Для печати   |     |   Обсудить на форуме



  Никаких прав — то есть практически.
Можно читать — перепечатывать — копировать.  
© 2000—2011.
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования  
Rambler's Top100